Главная | Регистрация | Вход Приветствую Вас Незнакомец | RSS
[ Личные сообщения() · Новые сообщения · Участники · Поиск · ]
Форум Ich-Liebe-Tokio-Hotel » ФАН-ЗОНА (Fan Zone) » ФанФикшен (Fan fiction) » Поэт (BeZe (Slash/ Angst/ AU/ POV Том/ Romance/R))
Поэт
MikaДата: Понедельник, 22.06.2009, 23:08 | Сообщение # 91
***
Группа: Администраторы
Сообщений: 4236
Репутация: 27
Статус: Offline
В дом возвращаюсь, дрожа всем телом и мечтая о стакане, полном горячего чая. Я заразился этим напитком от тебя, и теперь ни один мой вечер не проходит без порции ароматного напитка.
На кухне меня ожидает весьма забавная картина – Рикко, от души матерясь, ползает по полу и собирает разбитую на осколки тарелку, смешно отставив задницу и мелко перебирая коленками. Улыбка сама расползается по моим губам, однако быстро исчезает, когда я перевожу взгляд немного влево. Сердце резко ухает куда-то вниз. Ты абсолютно нечитаемым, пустым взглядом смотришь прямо перед собой, неестественно выпрямившись и вцепившись пальцами в собственные колени. Лицо бледно настолько, словно тебя измазали штукатуркой. Что? Что такое??? Шокировано дергаюсь к тебе, забывая о своей клятве прикасаться к такому желанному телу как можно меньше. Какие тут могут быть запреты, когда ты сам на себя не похож?!
- Билл, братец, ты чего?! – ошарашено выдыхаю я, хватая тебя за плечи. – Что с тобой такое, что случилось??
Рикко отрывается от своего занятия и переводит на нас ничего не понимающий взгляд, раскрыв рот. В мозг стреляет запоздалая мысль, что такой трепет по отношению к тебе он впервые видит. Ну и что, ну и к черту. Сейчас для меня важно только то, что происходит с моим братом, почему он выглядит, как выползший из могилы мертвец?!
- Поэт, - тихо бормочу я, ласково проводя пальцами по чересчур бледной щеке. Ноль реакции с твоей стороны, и лишь широко раскрытые пустые глаза буравят насквозь. Ты видишь сейчас не меня, и даже не эту кухню. Куда же на этот раз перенесло тебя твое чертово непредсказуемое сознание?!
- Бл*дь, - раздается сзади, и я резко оборачиваюсь, вспоминая, что мы не одни. Удивленный Рикко смотрит на меня во все глаза, и я неожиданно смущаюсь, понимая, что со стороны это все смотрится немного странно – перепуганный до смерти я, с видом наседки трясущийся возле тебя. Мысленно чертыхнувшись, нехотя отдергиваю руку от нежной кожи и отстраняюсь, с беспокойством глядя на тебя, похожего на кусок мела.
- Порезался… - непонятно кому говорит Рикко. – Собирал эти еб*ные осколки и порезался…
- Что с ним?? – не слушая глупые речи блондина, спрашиваю я. – Почему он такой??
- Да мне откуда знать?! – возмущенно отзывается. – Я пришел сюда, как ты и сказал. Проследил, чтобы он всю еду схавал. По голове его погладил за послушничество, а он от меня как дернется, будто бы я его током ударил. И взгляд такой… Я прикола не понял, плечами пожал и кружку его взял, чтобы в раковину бросить. Только спиной повернулся к этому ненормальному, а он как запульнет в меня со всей дури тарелкой! Ладно хоть в голову не попал. Ну я удивился, конечно, оборачиваюсь, а он там принял позу статуи, словно в ступор какой-то впал… Слушай, а часто с ним такое?
- Впервые… - растерянно бормочу я, с беспокойством вглядываясь в бескровное, лишенное даже самых незначительных эмоций лицо. Вдруг ты, словно очнувшись, встряхиваешь черноволосой головой и переводишь более осмысленный взгляд на меня. Замираю, боясь даже вздохнуть – совсем не понимаю, что такое творится… Вглядываешься в мое лицо, ощупывая каждый его сантиметр заметно теплеющими глазами, и, будто бы узнав, солнечно улыбаешься.
- Ну вот видишь, а теперь с ним все в порядке, - ворчит Рик. – Хрен поймешь, что у него на уме. Мдаа…пойду-ка я покурю.
- Иди… - рассеянно бросаю вслед удаляющему парню, не сводя с тебя глаз. Удары взволнованного сердца гулко отдаются в груди, и я с ужасом понимаю, что сижу перед тобой на коленях, отчаянно вцепившись в родные колени и плавясь под уже совсем оттаявшим взглядом. Ну вот, что за черт! Забылся, как последний придурок. Но и сбежать от тебя сейчас не могу – боюсь, что ты снова уйдешь внутрь себя, только в этот раз на более долгий срок.
- Ну и напугал ты меня, - выдыхаю, качая головой. Неожиданно для самого себя дрожащей рукой тянусь к тебе, на некоторое время отодвинув в сторону придуманные правила. Притягиваю такое непонятное во многих моментах создание к себе, закрывая глаза. Ты словно только этого и ждал – моментально приклеиваешься ко мне, с неожиданной силой стискивая руками и прижимаясь своей щекой к моей, немного неаккуратно выбритой. Но похоже, что моя легкая щетина тебя совсем не пугает, ибо ты нежно трешься о мою щеку, улыбаясь. Не вижу твоей улыбки, но чувствую. Отчетливо так ощущаю. Трешься об меня, понимая, что сейчас это дозволено. Пользуешься испугом своего несчастного брата, который ответно сжимает тебя руками.
- Не хочу, чтобы ты окончательно терял связь с разумным миром…не хочу… Пожалуйста, Билл, не надо больше так…ты только держись за меня. Я рядом.
Плевать на то, что позже буду жалеть об этом объятии, которое сейчас всколыхнуло массу всего внутри. Плевать. Я сейчас просто прижмусь к тебе покрепче и от наслаждения немного расплавлюсь. Я ведь знаю – ты разрешишь. Ты мне все разрешаешь.


Ogni sera мi precipiтo a leттo con la speranza che forse avrò la possibiliтà di vederтi quando chiudo i мiei occhi..©
 
MikaДата: Понедельник, 22.06.2009, 23:09 | Сообщение # 92
***
Группа: Администраторы
Сообщений: 4236
Репутация: 27
Статус: Offline
***

Сейчас я ощущаю себя другим человеком. И вокруг все тоже кажется совершенно иным, искаженным настолько, что я не узнаю своего дома, не узнаю самого себя. Те же комнаты, та же будничная рутина, но все словно в другом измерении. Говорят, что иногда такое случается – человек перестает воспринимать мир так, как это делал всегда. Вроде бы привычные предметы вокруг кажутся чужими, давно прочитанные насквозь люди – новыми. И дело вовсе не в том, что кто-то решил посмеяться над тобой и специально исказил реальность. Дело в тебе. В том, как ты сам воспринимаешь этот мир. И сейчас я понимаю это, как никогда. Просто я стал видеть иначе. Просто я изменил самого себя.
Рикко живет с нами уже почти неделю. Кажется, я даже начал привыкать к постоянному присутствию возле себя этого доброго блондина. Ночи в объятиях этого жарко дышащего парня постепенно становятся привычкой, которую я всеми силами стараюсь принять. Жить становится гораздо проще, когда у тебя под боком кто-то есть – это я уже уяснил. Рик помогает мне ухаживать за тобой, он даже безропотно согласился кормить тебя. Точнее, все это происходит так – я по-прежнему сам готовлю тебе еду, а задачей Рикко является все это добро разложить по чашкам-тарелкам, преподнести тебе и проследить, чтобы съел. Мне отчего-то сложно стало находиться рядом с тобой в такие моменты. Все время кажется, что раскосые карие глаза смотрят с укором…хотя это скорее всего не так.
- Командир, мы все съели, облизнулись, но спасибо не сказали! – так обычно странно довольный собой Рикко рапортует мне. Я молча киваю и вхожу на кухню, стараясь избегать зрительного контакта с тобой. Но даже так, не видя, по коже пробегает холодок. И я знаю, откуда он.
А еще у нас появилось новая проблемка.
Очевидно в полной мере ощутив на себе мой неслабый игнор, ты решил хоть как-то обратить на себя внимание. Я не знаю, так ли это на самом деле, быть может то, что ты делаешь, вовсе не связано с желанием вернуть мою близость. Не знаю… Так или иначе, а спать по ночам стало труднее. Каждую ночь, ровно в половине первого, ты тихо подкрадываешься к дверям теперь уже нашей с Рикко комнаты и начинаешь робко так, по-кошачьи скрестись. Когда я услышал этот звук впервые, меня словно прострелило. Ощущение было такое, что ты там, за дверью, очень хочешь закричать что есть сил, проорать мне что-то, но вместо этого только едва слышно скребешься, прося отворить дверь, которая до появления Рикко всегда была открыта для тебя. Но по просьбе блондина я стал запираться изнутри. Я понимаю, что он боится – а вдруг ты зайдешь как раз в тот момент, когда один из нас будет усиленно натягивать другого? Это же нехилый удар по твоей и без того разрушенной психике. Плюс неудобная ситуация для нас.
Поэтому ты скребешься. Тихий звук, прорезающий меня насквозь. И каждый раз я из последних сил сдерживаю себя, судорожно вцепляясь в руку лежащего рядом парня. Рикко держит меня. Не дает сорваться. Он просто молча стискивает мою руку в ответ и шепчет: «Не надо. Скоро он уйдет.»
И ты уходишь. Просто возвращаешься в свою комнату, и дом снова затихает. А наутро я обнаруживаю тебя сладко спящим. Подложенная под щеку ладонь, подрагивающие во сне ресницы, сползшее одеяло… А во мне с каждым днем все меньше чего-то очень близкого сердцу.
Все меньше тебя во мне.
Кажется, я что-то теряю.


Ogni sera мi precipiтo a leттo con la speranza che forse avrò la possibiliтà di vederтi quando chiudo i мiei occhi..©
 
MikaДата: Понедельник, 22.06.2009, 23:09 | Сообщение # 93
***
Группа: Администраторы
Сообщений: 4236
Репутация: 27
Статус: Offline
Задумчиво намазываю дреды воском, рассматривая себя в зеркале. Похудел я, что ли? Скулы стали очерчены более четко, чем раньше… Да и вообще выгляжу как-то иначе.
Этот блондинистый хитрец все же сумел меня убедить в том, что нам следует куда-нибудь выбраться. Признаться честно, мне самому до тошноты надоело просиживать целыми днями дома, беспокойно передвигаться по опостылевшему дому, чтобы по пути словно нечаянно заглянуть в твою комнату – убедиться, что ты там жив. Честно говоря, ты тоже изменился…как внешне, так и внутренне. И без того худое тело стало будто бы совсем прозрачным. Я заметил это совсем недавно, когда вытаскивал тебя, отказывающегося просыпаться, из кровати. Кстати говоря, спать ты стал куда дольше, чем раньше. Так вот…сдернув с тебя одеяло, я невольно зацепился взглядом за чересчур выпирающие косточки на бедрах. И даже не по себе стало…Боже, ты такой худой, у меня просто слов нет…
И поведение. Что-то определенно изменилось. Заметно сократились твои попытки привлечь мое внимание. Все меньше я замечаю твое присутствие рядом с собой, и не могу сказать, что меня это радует… Да, я хотел, чтобы ты перестал занимать во мне слишком много места, хотел оградиться от тебя! Но я не понимаю, почему теперь ты САМ все чаще просто тихо уходишь в свою комнату, неслышно притворяя дверь. Не понимаю…
Откладываю баночку с воском подальше и хмурюсь своему отражению. Мда, если у меня будет такое выражение лица на протяжении всей нашей с Рикко прогулки…п*здец. Я не хочу, чтобы блондин заметил, что я опять волнуюсь за тебя. Я очень благодарен Рикко за то, что он помогает мне жить, помогает справляться с тобой… Этой прогулкой вдвоем я действительно хочу отблагодарить его. Так что в ж*пу все волнение. В ж*пу!
Но черт…как я смогу спокойно бродить со смеющимся Рикко по заснеженным улицам города, прекрасно зная о том, что ты совершенно один в пустом доме?! А вдруг что-то не так…
- Все нормально, все отлично! – цежу самому себе, плотно сжав зубы. Ведь Рикко верит в то, что все будет хорошо…тем более, мы уходим ненадолго – всего-то на пару часов. Что за это время может случиться??
Да все, что угодно, бл*дь…
Внезапно до моего слуха доносится едва различимое, но такое знакомое шарканье тапочек по полу. Неужели ты выбрался из комнаты?? Я не видел тебя уже так долго…сразу после обеда ты как-то слишком быстро и незаметно ретировался, я даже понять не успел ничего. И все эти несколько часов бесшумно сидел у себя. А сейчас, наверное, в туалет захотел…
Не знаю, какого черта происходит с моими ногами, но они уже сами собой несут меня к двери, на звук шаркающих ножек. Твоих. Ни с чьими больше не спутаю…
Осторожно выглядываю из своей комнаты, делая это так, чтобы ты меня не заметил. И правда – двигаешься в сторону туалета. Только уж очень странно как-то двигаешься… Идешь слишком неуверенно, словно ступая по битому стеклу, придерживаясь при этом ладошкой за стену. Не понял. Что за фигня? Такое ощущение, что тебе трудно идти, что каждый шаг обутых в мягкие домашние тапочки ног ты совершаешь с неимоверным усилием. Хмуро слежу за тем, как ты вдруг останавливаешься, опуская голову вниз и немного учащенно дыша. Ладонь продолжает лежать на стене, такое впечатление, словно ты боишься оторвать ее от вертикальной поверхности.
Чуть постояв вот так, снова продолжаешь свое движение, вскидывая бледное лицо, которое сейчас как никогда контрастирует с выкрашенными в черный волосами. Черт, я совсем не понимаю, что это такое… Неуверенные, слишком медленные шаги, эта остановка, будто бы ты дух переводил… Что за чертовщина, мать вашу!
Едва удерживаюсь от того, чтобы не сорваться с места. Чтобы не подбежать к тебе и непонимающе заглянуть в глаза, которые смотрят вперед себя сейчас с непонятной мне усталостью.
Тем временем ты все же добираешься до туалета, вялым движением дергаешь на себя дверь и заходишь внутрь, даже не включая свет. Нервно прикусываю щеку изнутри, силясь понять, что происходит. Таким я тебя еще никогда не видел.
Черт, ну что же ты как долго…уснул что ли там?? Кажется, что ты сидишь в этом проклятом туалете уже целую вечность.
Наконец, дверь, все это время нещадно сверлимая моим взглядом, приоткрывается. Медленно, словно растягивая свой обратный путь, закрываешь за собой дверь и снова останавливаешься. Сонные глаза устало буравят одну точку, а опущенные вдоль тела руки совершенно неподвижны. Лишь только получше присмотревшись, можно увидеть, что кончики пальцев подозрительно дрожат… Выждав в такой позе около минуты, неторопливо разворачиваешься, делаешь шаг вперед. И тут тебя мощно ведет в правую сторону, отчего ты, не удерживаясь, безвольным телом оседаешь на пол, слабо простонав при этом. А я, кажется, пережил сейчас клиническую смерть…



Ogni sera мi precipiтo a leттo con la speranza che forse avrò la possibiliтà di vederтi quando chiudo i мiei occhi..©
 
EfiДата: Среда, 24.06.2009, 10:36 | Сообщение # 94
Форумчанин
Группа: Модераторы
Сообщений: 460
Репутация: 11
Статус: Offline
Quote (АДРЕН@ЛИНК@)
А я, кажется, пережил сейчас клиническую смерть…

ой, мамочка моя дорогая.... по-моему, я тоже щас пережила клиническую смерть... или все еще в ней...
Бля*ь, это все из-за этого чертового Рикко!!!!!!!!! Где он взялся ваще? angry
Да и кому Том делает лучше таким поведением? Себе? Вряд ли. Ведь он любит Билла, и ему этот блондин и нах не нужен. Или, может, Биллу? Доводя его своими выходками до фиг знает какого состояния, это все при том, что психика у его брата далеко не в норме.
Не нравится мне все это. Хотя с другой стороны почему-то нет какого-то зла на Тома, что ли... Не знаю, почему, просто нет и все...

Добавлено (24.06.2009, 10:36)
---------------------------------------------
Я вот что еще думаю : скорее всего Рикко просто не кормил Билла... Сука... Раз он так похудел и вообще смог передввигаться с трудом. Это он все виноват.
С нетерпением жду продки. Надеюсь, скоро автор нас нею порадует)))))))))

 
МышаняДата: Пятница, 26.06.2009, 18:43 | Сообщение # 95
Новенький
Группа: Фанаты
Сообщений: 28
Репутация: 1
Статус: Offline
А мне кажеться, что Рикко, наговорил Биллу, что типа, для брата тот обуза, и Том не знает как от него избавиться, что он такой-сякой, брату жизнь портит, но теперь есть он (Рикко) и Билл может идти лесом. Вот он бедненький и объявил голодовку, а Рикко с****а специально от Тома скрывает. Очень хочеться верить, что Том все-таки откроется брату, вот только бы не было поздно...
 
Hinato4kaДата: Суббота, 11.07.2009, 04:05 | Сообщение # 96
Новенький
Группа: Фанаты
Сообщений: 1
Репутация: 0
Статус: Offline
Ты просто потрясающе пишешь!
Каждое слово как из стиха взято!
Да и сам рассказ похож на один большой, красивый стих!!!
Потрясающе!!! applause
good


Хочу уйти...
Просто я устала жить в этом мире...
Я не человек! я - душа!
Душа прикованная к этому телу!
 
MikaДата: Понедельник, 20.07.2009, 15:04 | Сообщение # 97
***
Группа: Администраторы
Сообщений: 4236
Репутация: 27
Статус: Offline
Quote (Мышаня)
А мне кажеться, что Рикко, наговорил Биллу, что типа, для брата тот обуза, и Том не знает как от него избавиться, что он такой-сякой, брату жизнь портит, но теперь есть он (Рикко) и Билл может идти лесом. Вот он бедненький и объявил голодовку, а Рикко с****а специально от Тома скрывает. Очень хочеться верить, что Том все-таки откроется брату, вот только бы не было поздно...

Quote (Hinato4ka)
Ты просто потрясающе пишешь!
Каждое слово как из стиха взято!
Да и сам рассказ похож на один большой, красивый стих!!!
Потрясающе!!!

Quote (Efi)

ой, мамочка моя дорогая.... по-моему, я тоже щас пережила клиническую смерть... или все еще в ней...
Бля*ь, это все из-за этого чертового Рикко!!!!!!!!! Где он взялся ваще?
Да и кому Том делает лучше таким поведением? Себе? Вряд ли. Ведь он любит Билла, и ему этот блондин и нах не нужен. Или, может, Биллу? Доводя его своими выходками до фиг знает какого состояния, это все при том, что психика у его брата далеко не в норме.
Не нравится мне все это. Хотя с другой стороны почему-то нет какого-то зла на Тома, что ли... Не знаю, почему, просто нет и все...
Добавлено (24.06.2009, 10:36)
---------------------------------------------
Я вот что еще думаю : скорее всего Рикко просто не кормил Билла... Сука... Раз он так похудел и вообще смог передввигаться с трудом. Это он все виноват.
С нетерпением жду продки. Надеюсь, скоро автор нас нею порадует)))))))))

рада, девчонки, что вам понравилось))))))

Проды пока нет, автор куда то пропал, по этому ждем)) wink wink ..............


Ogni sera мi precipiтo a leттo con la speranza che forse avrò la possibiliтà di vederтi quando chiudo i мiei occhi..©
 
EfiДата: Вторник, 21.07.2009, 22:28 | Сообщение # 98
Форумчанин
Группа: Модераторы
Сообщений: 460
Репутация: 11
Статус: Offline
Quote (Mika)
Проды пока нет, автор куда то пропал, по этому ждем))

Жалко, что проды нету sad sad sad sad
Будем ждать, что ж еще остается???
 
EfiДата: Воскресенье, 25.10.2009, 22:29 | Сообщение # 99
Форумчанин
Группа: Модераторы
Сообщений: 460
Репутация: 11
Статус: Offline
Моментально срываюсь с места и подбегаю к тебе. В душе ничего, кроме вопящей паники, абсолютного непонимания твоего состояния. Что??.. Как??.. И почему ты выглядишь так, словно из тебя высосали всю жизненную энергию?!
- Билл, ну ты что… - растерянно шепчу, хватая тебя под мышки и бережно поднимая обратно. Обессилено покачиваешься в моих руках, пока я без особых усилий ставлю тебя на ноги, продолжая придерживать при этом. Боюсь, что ты сейчас снова рухнешь. Гораздо надежнее, когда моя рука вот так придерживает тебя, когда ты, часто дыша, опускаешь голову мне на грудь и благодарно приобнимаешь за шею. Хватаешься за меня…
- Что же с тобой такое, а?? Ну что?? – бормочу, губами задевая твои мягкие волосы.
- И пуля навылет…душа, как решето, - наверное, самая непонятная мне рифма за всю нашу жизнь. Стараясь не думать, что же ты имел в виду, аккуратно прижимаю совершенно расслабленное тело к себе и тихонько двигаюсь в сторону твоей комнаты, напряженно наблюдая за тем, как даже с моей помощью ты слишком медленно и неуверенно шевелишь ногами.
- Ни хрена…это у вас что такое?? – удивленный Рикко выходит из ванной в одних джинсах и непонимающе смотрит на нашу маленькую процессию. – Что за шествие??
Ничего не отвечаю ему, проходя мимо. Прости, Рик, но сейчас мой брат важнее всего.
Кое-как доковыляв до твоей комнаты, аккуратно освобождаюсь от твоих слабых объятий и усаживаю тебя на кровать, для надежности придерживая за талию. Блин, кожа да кости… Кормлю тебя так, как сам не ем, а вот ни фига этого не заметно…
- Ну ты как, а? – озабоченно вглядываюсь в бледное лицо. Я растерян, как никогда, я действительно не знаю, что делать, как себя вести и кого звать…
Но одно я знаю совершенно точно.
- Братец, посиди тут немножко, ладно?? – дотрагиваюсь до острого плеча с натянутой улыбкой. – Я сейчас вернусь. Ты только не вставай больше без меня, пожалуйста. Я скоро, Билл. Сиди и не шевелись, понял???
Совсем неважно, что сейчас ты оставляешь меня без ответа. И хотя мне очень хочется услышать от тебя хоть что-то, хотя бы самую непонятную на свете рифму, просто звук…неважно. Я ведь вижу, как тебе сложно даже сидеть. Как напряженно ты впиваешься пальцами в край кровати, словно пытаясь удержаться в сидячем положении. Только сейчас я внезапно осознаю, какой же ты сильный. Ты сам об этом не знаешь. И никогда не узнаешь, но я совершенно отчетливо вижу в тебе в этот момент не просто измотанного болезнью и жизнью человека.
Ты гораздо больше, чем человек, Билл. Жаль, что мне никогда не научиться у тебя искусству быть таким же.
Зачем-то мимолетно провожу большим пальцем по твоей бледной щеке и как можно быстрее выхожу из комнаты, скрепя сердце. Прошу, не бойся один там, за дверью…я не оставляю тебя насовсем. Я просто должен сделать кое-что, чтобы вернуться.
- Что происходит?
Хмурый Рикко стоит передо мной, сложив руки на груди и выжидающе ощупывая внимательным взглядом мое каменное лицо. Парень, ты ведь и не знаешь, какой ураган на самом деле внутри меня рушит все, что только можно и нельзя…для тебя я невозмутим. Картинка, понимаешь? Ты видишь перед собой не то, что есть на самом деле. Впрочем, не только сейчас. Так было все эти дни.
Мне хочется сказать ему: уйди из моего дома. Уйди прочь и больше никогда не возвращайся – ты здесь чужой. Чужой для меня, для моего брата, за которым я в очередной раз не уследил, как последний осел. Мне хочется взять этого блондина за плечи, развернуть и мягко подтолкнуть к выходу.
Просто потому, что именно сейчас во мне нет места ни для чего, кроме брата.
- На сегодня все отменяется, - сиплым голосом выдавливаю я. Да, это все, на что я способен. Я слишком многое желаю, но это вовсе не значит, что я готов осуществить это.
- То есть как отменяется? – красивое лицо недоуменно вытягивается. – Том, ничего не может быть отменено! Я столько времени уламывал тебя, столько просил! Ты хоть знаешь, что я никого и никогда так не упрашивал? И сейчас ты мне говоришь, что мы никуда не идем. Какого черта, бл*?!
- Моему брату плохо, вот какого, бл*!! – рявкаю я, не выдерживая. – Я понятия не имею, что с ним такое, но оставить его сейчас я не могу! Можешь оскорбляться, сколько влезет, Рик. Но ты просто обязан меня понять.
- Нет уж, Каулитц, ничего я не обязан! И не хочу понимать. Том, мы же договорились! – он взбешен, таким я его вижу впервые. Покрасневшее от криков лицо, широко раздувающиеся от частого дыхания ноздри. Мне кажется, что сейчас из них вырвется огонь.
- Какое к черту договорились? Ты не видишь?? Разве ты слепой, Рик?! С ним что-то происходит!
- Да что с ним может произойти?! Он сидит целыми днями в четырех стенах, преспокойно сжирая наши с тобой нервы. Что с ним ЗДЕСЬ может случиться, а?! Ой, погоди, дай угадаю…бедняга Билл споткнулся и повредил мизинчик, да? Какая трагедия…а хотя нет, стой, я знаю! Наверное, наш псих снова отказывается от обычной людской еды, ну да, он ведь особенный! Разве можно ЕМУ питаться примитивными человеческими блюдами??!..
Вдруг Рикко резко затыкается, испуганно глядя на меня своими все больше расширяющимися глазами. Делает якобы незаметный шаг назад, натыкается на неизвестно откуда взявшийся стул, хватается за него, словно за спасательный круг. А я лишь дышу через раз, сдерживая в себе бушующую злость. Желание превратить в порошок этого такого напуганного сейчас блондина. Чего же ты так испугался, Рик? Моего выражения лица? Тебя действительно пугает, когда я смотрю на тебя взглядом зверя, готового к прыжку? Правильно, бойся.
- Том, остынь. Прости, переборщил. Все, Том, спокойно, - неуверенно бормочет он, продолжая столбом стоять на месте.
- Повтори, что сказал.
- Я сказал полную чушь. Забудь, пожалуйста…
- С*ка, немедленно повтори последнее, что ты сказал!
До смешного сильно вздрагивает всем телом и словно в бессилии опускается на стул, закрывая лицо руками. Впивается пальцами в собственные волосы, будто желая их вырвать. Вырви, Рикко. Возможно, это будет менее больно, чем то, что хочу с тобой сделать я.
- Да, он отказывался от еды пару раз, - наконец раздается его приглушенный голос, и я весь напрягаюсь, улавливая такую драгоценную информацию о тебе. – Но такое было всего лишь дважды, Том. Я не знал, что с ним делать. Он просто ни в какую не хотел есть того, что я ему предлагал. Я подкатывал к нему по-всякому, но безрезультатно…
- Ты мог сказать мне, бл*дь. Ты мог мне сказать, что мой брат не хочет есть. Ты мог или нет?!
- Мог. Но не сказал. Я не хотел, чтобы ты в очередной раз нервничал, Том! Я вижу, как много сил он высасывает из тебя. Это ненормально, понимаешь?.. Слышишь меня, Том? Ненормально!
- Да! – взрываюсь я, стискивая руки в кулаки. – А ты еще не заметил, у кого живешь, Рик? Мы еб*нная семейка психов. Думаешь, один Билл здесь сумасшедший? Ошибаешься. Я тоже, если ты еще не понял. Я думал, что ты нормальный парень, а ты оказался такой же двуличной дрянью, как и все остальные…
- Том, остановись! – вскакивает со стула и подрывается ко мне, но тормозит от стального взгляда моих глаз. – Ты несешь чушь! Да, я не сказал тебе, что Билл потерял аппетит. Подумаешь, он не поел всего лишь дважды! От легкой голодовки не может возникнуть серьезных проблем со здоровьем, так что не нужно считать меня виновником его недомоганий!
- Иди на х*й, Рикко. Я тебя прошу, лучше уходи сейчас. Иначе я тебе врежу, клянусь. Я тебя изобью до полусмерти, если ты немедленно не заткнешься и не уберешься из моего дома. Пошел вон… Побойся хотя бы за себя, если тебе просто ср*ть на других.
Ошарашено хлопает глазами. По лицу вижу, что он желает сказать что-то еще, но видимо поняв, наконец, всю серьезность моих намерений, надевает такую непривычную для меня маску высокомерия, и гордо развернувшись, уходит прочь. А я еле сдерживаюсь от того, чтобы не сорваться с места и не врезать с размаху, оросив кровью это красивое лицо…подлое лицо.
Я говорил, что ненавижу людей?
Так вот знайте: я их ненавижу. Всех, до последнего человека. Ненавижу за то, что в них нет ничего, кроме страсти к собственному благополучию. Будьте вы все прокляты…
А сейчас мне пора вернуться к своему брату. Который, к счастью, не является всего лишь очередным человекоподобным червем без души и сердца…
В тихую комнату я возвращаюсь с отчаянно громко стучащим сердцем. С дрожащими руками, которые толкают незапертую дверь, тут же позволяя мне узреть твою неподвижную фигуру. Сглатываю, понимая, что ты не изменил своего положения, как я и просил.
«Ты идешь к нему со злобой на Рикко, хотя понимаешь, что сам виноват во всем. Ты впустил чужого и он надломил неприкосновенное», - ехидно нашептывает внутренний голос, пока я тихо приближаюсь к тебе. И я не хочу с ним спорить, потому что ясно понимаю – прав.
«Хотел избавиться от неправильных желаний? Что ж, получай. Вряд ли тебя привлечет сейчас это полубезвольное создание, которое сидит-то с трудом, что уж говорить об остальном…»
Черт возьми, заткнись. Невольно стискиваю зубы, одновременно с этим мягко присаживаясь рядом с тобой. На мое появление ты отзываешься слабым прикосновением пальцев, мягко подкравшихся к моей сжатой в кулак руке. Как только ты касаешься меня, машинально разжимаю ладонь…
«Он не кормил его целых два раза. Два раза. Кто знает, как организм твоего брата воспринял это. Ты должен понимать, что он непредсказуем. За все эти годы пора уже привыкнуть к тому, что он не как все. А попробуй-ка догадаться, почему вдруг у Билла снова пропал аппетит! Ничего на ум не приходит?.. А теперь спроси у себя еще раз: правильно ли ты сделал, доверив Рикко кормить своего близнеца?? Если прекрасно знаешь, что даже из твоих рук он не всегда соглашался принимать еду. Ну так что, ты добился, чего хотел?..»
Я хотел вовсе не этого, нет…я просто пытался защитить нас обоих от самого себя. От этих желаний. Я не хочу, чтобы между нами происходило то, чего совсем не должно быть! Ведь это сейчас только поцелуи…а что может быть дальше? Что, черт возьми?! Откуда я могу быть уверен в том, что меня не затянет еще глубже?! Ведь если я пойду ко дну, то и ты следом за мной…
«Оправдываешься? Да сколько угодно. Посмотри на него. Он ведь все равно не понимает ни черта из того, что происходит. Да мори ты его голодом хоть неделю – он не будет тебе перечить. Просто тихо умрет. Так, что ты даже не заметишь. Что, страшно?»
- Заткнись, - свистящий шепот против моей воли вырывается из легких. По щеке шкодливо быстро сбегает слеза и падает куда-то вниз, оставляя в напоминание о себе только тонкую влажную дорожку.
«Так-то. Признай, что сам запутал этот клубок. Сам втянул брата в это. И не оправдывайся попытками избежать неправильных чувств. Ты их выдумал, Том. А знаешь, почему? Ты еще не понял этого, но я тебе скажу: ты боишься. Боишься остаться один, навсегда. Ведь ты прекрасно понимаешь, что прикован к Биллу не просто опекунскими обязанностями. Ты должен ему по гроб жизни, Каулитц. Должен за то, что это он родился безумцем, а не ты. Он отдал тебе лучшее, что могло бы быть в вас обоих – разум и возможность видеть мир таким, какой он на самом деле есть. И ты за это должен помогать ему жить. И ты хорошо знаешь, Том, что не сможешь делить себя для брата и еще кого-то. Тебя просто не хватит. У тебя никогда не будет семьи, нормальной работы, детей…ничего этого не будет до тех пор, пока ты привязан к Биллу. Пока он у тебя есть. А ведь ты хочешь быть просто человеком, Том? Хочешь ведь? Но не можешь – какая ирония… Поэтому пытаешься найти в брате то, чего тебе так не хватает. Пытаешься почерпнуть из него каплю человеческих чувств. Нормальных. Ты хочешь его не потому, что тебе нужен именно он, а просто потому, что тебе нужен хоть кто-то…»
- Хватит!.. – слабое подобие крика вырывается из часто вздымающейся груди. От неожиданности ты резко отшатываешься в сторону, но я одним движением возвращаю тебя обратно, как можно ближе к себе. – Они все лгут, Билл…и этот чертов голос тоже лжет. Не верь никому, кроме меня. Пошел к черту весь этот гребанный мир! Да?..
- Мы ведь для них только пища, еда… - тихо вторишь ты, украшая свои слова слабой улыбкой.
- Точно, еда! – хлопаю себя по лбу, поражаясь собственной рассеянности. – А ну быстро пошли восполнять утраченные стараниями всяких говнюков силы. Давай, давай!
Бодро вскакиваю с кровати и протягиваю тебе руку, за которую ты незамедлительно хватаешься, не сводя с меня странно молчаливого взгляда. Обычно в твоих глазах отражается масса всего, иногда порядком пугающего меня…а сейчас там просто тишина. Но знаешь, мне так уютно. Молчать с тобой. Даже глазами.
POV Автор.

Том никогда прежде не готовил для своего брата с такой тщательностью. Пока внимательно следящий за ним Билл смирно сидел на стуле, мечтательно водя пальцами по столу, Том бегал от холодильника к плите и обратно. Слишком часто переворачивал жарящееся в сковороде мясо, чтобы не пригорело. Подсыпал всяких приправ, чтобы аромат был более аппетитным. И зачем-то постоянно оборачивался на молчаливого брата, словно спрашивая у него – я все правильно делаю? А поймав родной взгляд, облегченно вздыхал и возвращался к готовке.
Когда все было готово, Том аккуратно положил свой кулинарный шедевр на самую красивую тарелку и украсил зеленью, словно это блюдо предназначалось не для его брата, а для какой-то важной шишки. Том чувствовал острую необходимость угодить брату. Он неосознанно выпрашивал у Билла прощения за свою ошибку. Пускай молодой парень не понимал, зачем он так суетливо сует брату под нос наполненные тарелки или наполняет чашку горячим кофе до краев. Просто он чувствовал, что все нужно делать именно так.
Расставив вкусно пахнущие нехитрые блюда на столе, Том с какой-то несвойственной ему благоговейной робостью присел подле брата, все так же смотревшего на него. Отчего-то тоскливо посмотрел в ответ, не сумев проигнорировать виновато дернувшееся сердце. Билл выглядел таким уставшим и отрешенным, но в то же время привычно покорным, что Тому захотелось закрыть глаза, чтобы не видеть этого бледного парня напротив. Своего брата, за жизнь которого он отвечал вот уже столько лет. И не всегда ему это удавалось…
- Билл, надо поесть, - еле выдавил из себя Том, кивнув на тарелку. Поэт никак не отреагировал, лишь медленно моргнул, так, словно его неумолимо клонило в сон. Том стиснул зубы, прекрасно понимая, чем вызвано такое состояние его брата. Внутри снова проснулось дикое желание разбить Рикко морду, но старший Каулитц заткнул его в себе. До поры, до времени.
Просто вдруг для него стало дикостью думать о ком-то еще, когда он находится с братом. А уж тем более о таких идиотах, как Рикко…нет, такого себе Том позволить не мог.
Задумавшись, Том не сразу заметил, как худощавая рука его брата нерешительно взяла вилку. Поэт наконец обратил внимание на стряпню своего близнеца и даже заинтересованно повел носом, вдыхая аромат, исходящий от дымящегося мяса. Пахло и вправду очень вкусно – в этот раз Том превзошел самого себя.
А у самого Тома, который словно сквозь туман наблюдал за неторопливыми действиями брата, вдруг что-то звучно екнуло в груди. Не до конца понимая, а что он такое творит, Том неожиданно, прежде всего для самого себя, перехватил руку Билла, на мгновение ужаснувшись ее неприятной прохладе. Кисти ненормального близнеца снова были ледяными, отчего у Тома самого мурашки по телу пробежались. Резко вскинутый на него напуганный взгляд слегка отрезвил, и Том слегка виновато пробормотал:
- Ты только не бойся меня, пожалуйста. А то мне самому страшно…
И, стараясь не обращать внимания на вытянутое бледное лицо, легко выудил из холодных рук брата вилку, затем мимолетно чмокнул ледяные пальцы Билла, офонарев от ощущения такой низкой температуры под губами. Отчаянно захотелось согреть, заставить кровь забурлить в этих синих венах, так отчетливо виднеющихся под нежной кожей. Но Том только сглотнул и подсел поближе к брату, вопросительно заглядывая ему в широко распахнутые глаза. Поэт как-то нервно втянул в себя воздух. Том с тревогой заметил, как тот отчаянно пытается что-то изобразить. В какой-то миг губы Билла дернулись, будто бы он хотел улыбнуться, но у него это никак не выходило. А в груди старшего Каулитца ныло все неприятнее и ощутимее.
- Расслабься, ладно? – не выдержав тупого молчания между ними, Том положил одну ладонь на острое колено брата, отчего тот едва ощутимо вздрогнул, но тут же обмяк, и даже как-то уже спокойней посмотрел на Тома привычно теплым взглядом. – Ты сейчас со мной. Я не уйду. Я честное слово никуда не денусь, ты только постарайся понять это…давай-ка похаваем, а?? Хочешь ведь...давай?
- Птицей бескрылой в сумрачный край… - на выдохе выдал Билл.
И Том не выдержал.
- А я скучал, ты знаешь…правда ведь. Вот только сейчас понял. Скучал, бл*…по твоим этим рифмам. Ты говори их чаще, хорошо? Даже если я не пойму. Я привык, что мы с тобой на разных языках говорим. Просто…мне нужно слышать тебя, брат. Очень нужно. Можно ведь, правда?? А??
Том нес полный бред. Его внезапно прорвало. Самым настоящим образом, как это бывает с каждым из нас. Он просто выливал все, что накопилось у него в душе. Впервые в жизни Томас Каулитц вот так распинался перед своим казалось бы ничего не понимающим близнецом, который, несмотря на свою ненормальность, так внимательно слушал своего брата. Том говорил, что он устал от всего этого жизненного идиотизма, устал быть зависимым от кого-то. Устал бояться говорить правду даже самому себе. Устал отворачиваться от него, Билла, в те моменты, когда больше всего на свете хочется подойти к своему верному поэту поближе и обнять трясущимися руками теплое и такое родное тело. Устал. Да просто устал быть таким, какой он есть.
А Билл слушал. Тому отчаянно хотелось знать, слышит ли его поэт на самом деле. Понимает ли он хоть слово из всего сказанного??
- …но даже если ты меня сейчас не слышишь, братец….ты не волнуйся, я ведь не обижусь. Я привык, правда. Мне просто достаточно знать, что ты рядом. Бл*…ты ведь знаешь, что я сейчас делаю, а??..
Он усмехнулся, нервно шмыгнув носом. Совсем некстати вспомнилось, как Алан называет подобные моменты…
«Душевный стриптиз, это так отвратительно. Распахивать свою душу… Нет уж, увольте. Мои внутренности принадлежат только мне. Зачем раздеваться перед кем-то, если он скорее всего даже не поймет и не оценит твоих душевных прелестей? Дебилизм.»
Но Тому было совсем не страшно раздевать свою душу перед Биллом. Несколько месяцев назад ему бы и в голову не пришло вот так сесть перед близнецом и хотя бы поздороваться с ним. Но теперь…
- Ладно, - решительно сказал Том, помотав головой. – Не совсем удачное время я выбрал для таких разговоров. Тебя кормить сейчас надо не словами, а чем-то более калорийным…
И совершенно машинально, даже не задумываясь о своих действиях, Том аккуратно подцепил отобранной у брата вилкой кусочек слегка остывшего мяса и осторожно поднес его к сомкнутым губам Билла. Тот смотрел на него во все глаза, не моргая, словно Том сейчас не покормить его пытался, а исполнял эротический танец на столе.
- Ешь.
Губы дрогнули и приоткрылись, а в следующую секунду Билл уже с аппетитом жевал хорошо прожаренное мясо.
Наверное, со стороны это смотрелось очень странно. Один взрослый парень кормит другого, со слишком серьезным для такой ситуации лицом следя за тем, как черноволосый брат принимает еду из его рук. Как тщательно пережевывает, с энтузиазмом работая челюстью.
А Том просто смотрел на Билла и понимал: вся его жизнь таится в этом человеке.
И от всех этих мыслей почему-то было спокойно.

 
EfiДата: Воскресенье, 25.10.2009, 22:35 | Сообщение # 100
Форумчанин
Группа: Модераторы
Сообщений: 460
Репутация: 11
Статус: Offline
***

POV Том.

- Билл! Эй, Бииилл! – кричу я, параллельно вытирая только что тщательно вымытые руки полотенцем. – А ну иди сюда…
Отбрасываю полотенце и в нетерпении оборачиваюсь. До меня доносится ленивое шарканье твоих тапочек по полу, а спустя несколько секунд перед взором появляешься ты сам. Выражение лица крайне недовольное, на голове царит творческий беспорядок – сразу видно, что ты опять что-то писал в своем блокноте - обычно во время своих таинственных погружений себя ты часто нервно запускаешь в волосы пятерню или в задумчивости хмуришься, словно что-то придумывая. Да и вообще ты сегодня сам не свой – практически весь день молчишь, сразу после завтрака нагло свалил к себе в комнату, проигнорировав мое ехидное «На здоровье, братец!». Кошмар тебе что ли приснился?
- Давай-давай, - маню тебя указательным пальцем. - И хватит кукситься, тебе не идет.
- Кто-то зачем-то меня вдруг зовет, - бурчишь ты, словно нарочно неторопливо двигаясь ко мне.
- Да я тебя зову, я – улыбаюсь. – Шевели уже ногами, прекрати вредничать. Чего с тобой сегодня такое??
- Мысли исчезли и чувства в простое…
Нет, ну на тебя точно напала какая-то хандра. Подозрительно смотрю на то, как ты все-таки доходишь до меня, и с усталым вздохом останавливаешься, вопросительно заглядывая в глаза. Странный, более чем.
- Так, садись вот сюда, - указываю на приготовленный стул. Недоуменно смотришь на меня, похоже не совсем врубаясь в суть просьбы.
- Садись, тебе говорят, - терпеливо произношу я, и слегка надавливаю тебе на плечи, заставляя опустится на стул. Покорно садишься, уже с неким подобием интереса вперившись в меня своими темными глазами. – Так, а теперь разинь варежку и сиди смирно.
Еще более недоуменный взгляд. Слегка напрягаюсь под гипнозом твоих глаз. Кто из нас сейчас больше спятивший, вопрос спорный. Ибо выглядит мое поведение крайне странно – зачем-то заставил тебя притащиться в гостиную, так еще и рот прошу раскрыть. Да не надо же на меня так смотреть, в адеквате я...просто кое-что хочу сделать.
- Ну пожалуйста, не упрямься. Мне очень нужно, чтобы ты открыл рот.
Недоверчиво двигаешься подальше от меня, нахмурившись. Догадавшись, что эта просьба тебе наверняка напомнила неприятный кадр из детства, успокаивающе кладу руку на плечо и тихо говорю:
- Нет, Билл, бояться не нужно. Как тогда не будет, обещаю. Просто открой рот и доверься мне.
Не в первый раз замечаю, что стоит мне только внимательно заглянуть тебе в глаза, добавить щепотку нежности в обычно грубый голос и приправить все это прикосновением, как ты сразу расслабляешься и предоставляешь мне полный простор действий. Вот и сейчас напряженное выражение лица сменяется облегченным, и ты неуверенно открываешь рот, показывая мне подрагивающий влажный язык с бусинкой пирсинга. Мол, делай со мной все, что в голову твою с дредами придет. Не дернусь.
- Вооот, умница. А сейчас только не дергайся, ладно? Билл, очень тебя прошу – сиди спокойно.
Густые брови резко сводятся к переносице, когда я с максимальной осторожностью захватываю пальцами твой горячий язык. Слегка вздрагиваешь и вцепляешься мне в руку, пытаясь освободиться свой язык из плена.
- Бл*, просил же! – восклицаю я, свободной рукой освобождаясь от твоей хватки. – Не бойся ты, я не сделаю ничего плохого! Я только хочу кое-что исправить.
Твои глаза растерянно бегают по моему лицу, словно пытаясь прочесть мои намерения. Из открытого рта вырывается участившееся от волнения дыхание. Да и на лице нарисовано такое отчаяние, что мне становится не по себе. Наверняка у тебя перед глазами сейчас стоит тот мелкий садист, коим я был в детстве. Немудрено, ведь тогда я со своими дружками поступил по-свински, мягко говоря. Любой бы на твоем месте, даже нормальный человек, запомнил бы это на всю жизнь.
- Брат, я не причиню вреда. Родной, просто дай мне возможность окончательно покончить с былым идиотизмом. Расслабься, поэт…все ведь нормально.
Шумно выдохнув, ты послушно закрываешь глаза и опускаешь руки на колени. Вот так уже гораздо лучше. Спасибо, что не разучился мне верить.
Удостоверившись, что ты наконец-то относительно успокоился, аккуратно тяну язык на себя, чтобы было удобнее. Ты зажмуриваешься еще сильнее и сжимаешь руки в кулаки. Вижу, каких усилий тебе стоит не вскочить с этого стула и не бросится наутек. Ты терпишь, показывая мне безграничное доверие, за которое я тебе так благодарен. Двумя пальцами свободной руки осторожно захватываю металлический шарик и начинаю откручивать его.
- Молодец, Билл. Осталось немного. Сейчас, поэт…
После еще парочки оборотов шарик слетает со штанги и покорно падает мне в руку. Удовлетворенно улыбаюсь и небрежно швыряю его на рядом стоящий кофейный столик. Ты приоткрываешь один глаз, и пытаешься посмотреть, что же такое я там делаю. Подмигиваю тебе, ободряюще улыбаясь. Затем бережно приподнимаю пересохший язык и медленно, чтобы ничего не повредить, вынимаю железную штуку из твоего жальца. Тут ты открываешь второй глаз и с интересом следишь за тем, как я с сияющим видом бросаю эту проклятую штангу все на тот же столик, а затем отпускаю твой язык, который тут же исчезает в захлопнувшемся ротике.
- Ну вот и все. А ты так боялся, дурак, - ободряюще треплю твои волосы. – Ничего ведь страшного, правда? Да и хрень эта тебе только мешала…ты и без нее хорош.
- Воспоминанье ты отдал за грош, - тихо шелестишь ты, как-то уж слишком серьезно изучая меня взглядом.
- На хрен нам такие воспоминания…ведь есть гораздо лучше. Например, наши с тобой игры в детстве. Помнишь, как ты любил меня пугать? Вечно выскакивал откуда-нибудь в самый неожиданный момент и орал…страшно было! Или то, как я болел, а ты мне таскал коробки с холодным соком. Помнишь? Я вот недавно совсем вспомнил…
Внимательно слушаешь мою болтовню, неподвижно сидя на стуле. Такой спокойный. Только взгляд слегка затуманен, словно ты немного не здесь, не со мной. Может быть, тоже окунулся в эти едва различимые кадры далекого прошлого? Они такие размытые, но оттого не менее согревающие… Ты их тоже видишь, Билл? Видишь нас, совсем еще мелких и беззаботных? Таких одинаковых и счастливых…ты видишь?..
- …а когда отец покупал нам всяких вкусных конфет, в тебе просыпался противный жадина, и ты старался загрести себе как можно больше. Конечно, тогда мне было обидно, но сейчас это кажется забавным. А! Совсем забыл о том, как однажды…
Теплые руки, внезапно обвившие мою талию, прерывают словесный поток и заставляют легонько вздрогнуть. Продолжая сидеть на стуле, нежно обнимаешь меня, прислонившись щекой к моему животу. Молча, почти без эмоций. Но сейчас и не нужно больше ничего. Я знаю, что ты просто благодарно одариваешь меня своим теплом. Я знаю, что ты больше никогда не будешь бояться. А еще я совершенно уверен в том, что мне больше никогда не захочется даже гневно повысить голос на это забавное, порой очень невыносимое, но такое родное и очень дорогое существо, которое я называю Поэтом.
- Нехорошо людей перебивать…- неудачная шутка зачем-то вырывается из меня.
А ты совсем не обращаешь внимания на мою утонувшую во внезапно сгустившемся воздухе реплику. Не считаешь нужным отвечать? Ну и ладно. Уж лучше не говори ничего, а то как выдашь сейчас очередную убийственную рифму…ты всегда стреляешь ими слишком метко, чтобы я сумел увернуться.
Горячее дыхание оседает у меня на животе, а тепло от него окутывает все тело. Непередаваемое ощущение, черт… Хочется просто взять, плюнуть на все и вот так до смерти стоять. Настолько приятно.
И какого хрена я не знал всего этого раньше?..
***

Рикко не вернулся. Он даже не соизволил зайти за оставленной у меня курткой отвратительно белого цвета, которая сейчас валяется где-то в гостиной. На полу валяется. Мне даже не хочется прикасаться к ней. Разве только затем, чтобы порвать на тряпки, представляя, будто разрываю непрочный материал вместе с телом Рикко, вкус которого сейчас вспоминаю с отвращением.
Мне по барабану. У меня в жизни теперь несколько иные приоритеты.
А вот и тот, благодаря кому они появились…
- Здорово, сонная морда, - приветственно тяну я, лениво развалившись на мягком диване. – Как жизнь?
Ответом мне становится чудовищный зевок. С наслаждением поднимаешь руки и медленно потягиваешься, благодаря чему мятая после сна майка слегка задирается, открывая мне интересное зрелище в виде красивого, почти плоского живота с аккуратной точкой пупка. Хм…
Я не хочу врать самому себе. Да, я до сих пор рассматриваю тебя не только как брата. Скрывать это нет смысла. Ты ведь и не знаешь о том, чего мне стоит вот так спокойно смотреть на то, как ты задумчиво почесываешь шею, закидывая назад голову. В такие моменты твои длинные волосы с какой-то колдовской изящностью спадают с плеч, и я как полный идиот просто не могу отвести взгляда. Но я не позволю себе большего. Просто смотреть. Да, буду нагло пялиться на своего ненормального брата, словно он и не брат вовсе, а какая-нибудь шикарная телка. Смотреть-то ведь никто не запрещал, м??
Никогда бы не подумал, что стану таким извращенцем.
Тем временем ты, вдоволь потянувшись и великодушно позволив мне полюбоваться открытым кусочком совершенного тела, решительно двигаешься ко мне. Заспанный, с узкими глазами, но как всегда улыбающийся. После того, как я вывернул из твоего языка этот пирсинг, ты стал всецело доверять мне. Перестал бояться. Совсем. Я просто чувствую это в тебе.
- Не смотри на меня так, будто я тебе что-то задолжал, - усмехаюсь, неторопливо вставая с дивана. Карий взгляд напротив почти ощутимо пробегается по моей фигуре. – И вообще, чего ты тут стоишь? А ну марш в ванную, иначе опять собьешь весь режим к чертям собачьим…давай, шустренько, нам еще надо успеть в магазин выбраться, дома жрать нечего…
- Все станет ясно с приходом к нам вечера, - хрипловатый голос, который не режет слух. Тянешь ко мне руку и хватаешь за широкую футболку, требуя подойти ближе. Знаешь, это уже ритуал для меня…и я даже не сопротивляюсь. Просто смиренно вздыхаю и преувеличено небрежным движением заграбастываю тебя, всего такого взъерошенного и забавного, в свои объятия. Крепкие, но не настолько, чтобы я мог забыться и не дай Боже позволить себе что-то еще, кроме них. Сопи мне в ухо, Билл, но не пытайся пробежаться губами по щеке, как ты иногда любишь делать. Держи свои теплые руки у меня на плечах, но не опускай их ниже.
Еб*ть нашу маму, за что же я все это чувствую…
- Все, хорош. Дуй умываться и не тормози там. Больше нет у нас никаких бл*дских Рикко, выпендриваться не перед кем…так что в темпе! Дуй, сказал!
Для пущей убедительности подталкиваю тебя в сторону ванной, чтобы ты ясно понял, чего я от тебя хочу. Слегка недовольно отходишь от меня, глядя с неприкрытой тоской в глазах. И вот так всякий раз…независимо от того, куда ты идешь – в ванную, туалет или просто в свою комнату, спать. Всякий раз, покидая меня, ты смотришь такими глазами, будто бы это может быть последний раз, когда ты видишь меня. Всегда так. Иногда даже не по себе становится, как сейчас, например…
- Билл, хватит меня живьем резать… - сдавленно произношу я. И ты, то ли поняв, то ли просто почувствовав, послушно отворачиваешься и бесцветной походкой плетешься в ванную. А через несколько секунд я уже слышу слабый хлопок закрывшейся за тобой двери нашего санузла. И только после этого позволяю себе облегченно вздохнуть и с чувством шлепнуть себе по лбу.
Кыш из моей головы, ср*ные и бесполезные мысли…
Пока ты будешь наводить чистоту, мне надо сообразить нам завтрак. Широко зевнув, совсем как ты недавно, привычно направляюсь в кухню.
Вы скажете, что мы скучно живем. Да, нормальному человеку, не обремененному такими сложностями как у нас, подобная жизнь покажется действительно нудной. Однообразные дни, вместо развлечений – приемы пищи по расписанию, лекарства, редкие вылазки на улицу. Все это действительно скучно для тех, кто может позволить себе жить по-другому. Но мы не можем. Я не могу. Уже не могу, потому что уход за Биллом для меня не просто обязанность, а смысл жизни. Вот такой вот смысл, да.
Но мне это не надоедает. Человеку со стороны наши будни покажутся похожими друг на друга. Но это только потому, что этот человек не был в моей шкуре. На самом деле все не так, как кажется. Каждый прожитый нами день приносит что-то новое. Почти каждый час я открываю в тебе что-то, чего раньше не видел. Именно мой ненормальный брат стал самой яркой краской этой жизни. Охренеть, как все меняется.
И наверное именно сейчас, придирчиво рассматривая приготовленные для тебя бутерброды и прислушиваясь к тихому фырканью в ванной, я, кажется, чувствую себя счастливым.
Пока ты сосредоточенно одеваешься, готовясь к нашей вылазке за продуктами, я решил от греха подальше свалить от тебя. Лучше лишний раз подстраховаться от нежелательных мыслей. Потому, разложив перед тобой нужную одежду в том порядке, в каком ее следует надевать, я поспешил прихватить пачку заканчивающихся сигарет и выбрести на заснеженное крыльцо нашего дома. Сам-то я уже полчаса как собрался, а вот тебе на это дело требуется куда больше времени. Просто потому, что ты такой…
Зимний морозец приятно щекочет кожу, и я шумно выдыхаю, довольно рассматривая вырвавшееся из меня густое облако пара. Когда был мелким, всегда любил так делать. Когда вырос, стал прикалываться по пусканию колечек из сигаретного дыма. Мда, всем в этом мире меняется с космической скоростью. Чиркнув зажигалкой, задумчиво закуриваю.

 
Форум Ich-Liebe-Tokio-Hotel » ФАН-ЗОНА (Fan Zone) » ФанФикшен (Fan fiction) » Поэт (BeZe (Slash/ Angst/ AU/ POV Том/ Romance/R))
Поиск:

Copyright MyCorp © 2018