Главная | Регистрация | Вход Приветствую Вас Незнакомец | RSS
[ Личные сообщения() · Новые сообщения · Участники · Поиск · ]
Форум Ich-Liebe-Tokio-Hotel » ФАН-ЗОНА (Fan Zone) » ФанФикшен (Fan fiction) » Поэт (BeZe (Slash/ Angst/ AU/ POV Том/ Romance/R))
Поэт
EfiДата: Воскресенье, 08.03.2009, 23:24 | Сообщение # 11
Форумчанин
Группа: Модераторы
Сообщений: 460
Репутация: 11
Статус: Offline
Интересный фик... довольно необычный, захватывает.
АДРЕН@ЛИНК@, ждем продку wink
 
MikaДата: Воскресенье, 08.03.2009, 23:31 | Сообщение # 12
***
Группа: Администраторы
Сообщений: 4236
Репутация: 27
Статус: Offline
Yanysik, а вот и прода)) как заказывали)) wink ;) biggrin :D biggrin

***

Чертовски холодно. Что-то очень тяжелое лежит на моей руке, отчего бедная конечность затекла и теперь очень неприятно и назойливо покалывает. В голове полнейший туман, мыслей ноль, только одна…холодно.
Неохотно приоткрываю один глаз и пытаюсь понять, где я нахожусь, почему так холодно, и вообще кто я такой. Какие-то смутные картинки проплывают перед глазами. Ничего не понимаю…сколько я высосал вчера?? Судя по разламывающейся на две неровные части голове – очень и очень много… Что ж. Попробуем подняться.
Открываю второй глаз. Взгляд сразу утыкается в кремовый потолок, который почему-то мягко покачивается, вызывая такими действиями приступы тошноты. Сейчас я чувствую себя как никогда паршиво – поразительная сухость во рту, безжалостно замороженное тело и голова, сдавленная похмельным обручем. Именно так теперь выглядит моя новая, свободная жизнь. Теперь тебя нет рядом, и я наконец-то ухватился рукой за то, чего желал так долго и так страстно. Я теперь могу делать абсолютно все, что захочу, ведь твои вечно следящие глаза уже не сковывают мои действия и желания.
Тебя увели четыре дня назад. Четыре счастливых дня, которые я просто пустил на самотек, наслаждаясь тем, что жизнь наконец-то приобрела краски. Доктор Сандерс сам собрал твои вещи, напрочь запретив мне даже подходить к тебе. Очень наивный человек…неужели он подумал, что я захотел бы помочь? Да я видеть тебя не мог, не говоря уже о том, чтобы помочь собраться, чтобы одеть тебя для выхода на улицу. Сама мысль о прикосновении к твоему дрожавшему тогда телу была отвратительна и заставляла меня брезгливо кривиться.
Когда Сандерс выводил тебя из дома, очень бережно придерживая за плечи, будто маленького несмышленого ребенка, я задумчиво стоял возле окна и наблюдал за вами, крутя в руках зажигалку. Я хотел насладиться тем моментом сполна. Чувство, появившееся в кабинете, исчезло. Мне не было жаль тебя, мне не было даже капельку стыдно. Возможно, я действительно настолько черств и бездушен? В любом случае, это не моя вина. Мне было абсолютно начхать на то, что я, возможно, видел тебя последний раз в своей жизни. Ты так забавно оборачивался, до смешного жалобно цеплялся за меня взглядом и даже немного вырывался из рук доктора. Тот лишь недовольно бурчал и продолжал вести тебя к своей зеленой машине. А я упивался этим зрелищем. Без грамма сочувствия смотрел в твое бледное, перепуганное лицо. Смаковал всю прелесть сложившейся ситуации. Знаешь, Билл, ты в тот момент был как никогда жалок…твои русые волосы безжалостно трепались сильным ветром и хлестали по щекам, подобно плетям. Я видел, как ты напуган. Еще бы…я не выводил тебя на улицу несколько месяцев. Ты слишком привык к своим однообразным стенам, а тут вдруг кто-то нарушил твой покой, цепкими руками вырвав из привычного мира.
Тебя посадили в машину, захлопнули дверцу с тонированным стеклом. Но даже так я чувствовал, что твои наверняка широко распахнутые глаза блуждают по мне с немым отчаянием. Даже сквозь это чертово темное стекло я почти видел этот потерянный взгляд… На какой-то момент во мне что-то проснулась, но тут же умерло, слабо пискнув. Я улыбнулся вслед уезжающей машине и с радостным воплем вернулся к своим гостям, чтобы как следует накачаться лошадиной дозой выпивки.
Все эти четыре дня я пил, как ненормальный. Я отрывался за те выброшенные на помойку годы, что я провел рядом с тобой. Наш обычно пустующий дом наполнился разномастными людьми. Каждый из них входил ко мне в дом с широкой довольной улыбкой и дружелюбно хлопал по спине. Девушки накидывались на шею и обдавали похожими ароматами, от которых сносило крышу и хотелось чихать. Даже не зная меня, эти люди были добры. Они приносили с собой кучу алкоголя, курева и неповторимую атмосферу веселья и беззаботной жизни. Они несли в своих руках тлеющие сигареты и мое новое счастье.
Алан просто светился, когда узнал о том, что тебя забрали. Он говорил, что моя мечта наконец-то сбылась и теперь я просто обязан полностью влиться в их компанию, говорил, что он поможет мне распознать вкус новой жизни. Он обещал, что мне понравится и приторно улыбался. Собственно говоря, именно Алан был организатором всех этих сумасшедших тусовок в моем доме.
За эти четыре дня я ни разу не вспомнил о тебе.
Но вчера я сильно перепил. Смутно помню, что было…вроде бы мне принесли стакан с какой-то странной желтоватой жидкостью, сказали, что это очень вкусно. Я, совершенно не думая, опрокинул его в себя. А потом провал… Встряхиваю ноющей головой, пытаясь урвать из неработающего мозга хоть одно жалкое воспоминание, но ничего не выходит. Надо попытаться встать. Кстати, а где я лежу???
Тело безбожно ноет, кожа усыпана проклятыми мурашками. С тяжким вздохом приподнимаюсь и вытягиваю совсем отмершую руку из-под чьего-то тела. Перевожу взгляд на ту сволочь, что так нагло отлежала мою несчастную руку и вижу перед собой ужасную картину. Даже мысль о плохом самочувствии внезапно на второй план отходит…
Тело, явно женского пола, но выглядит оно отнюдь не женственно. Кривлюсь, когда внимательный взгляд натыкается на отвратительно растекшийся вызывающий макияж. Опухшая морда – лицом ЭТО у меня просто язык не поворачивается назвать -, открытый рот, из которого неспешно так вытекает вязкая слюна. Господи, меня сейчас вырвет… Волосы непонятного цвета больше напоминают соломенный парик, растрепанный и абсолютно ужасающий. В довершение всей картины это чудовище лежит совершенно обнаженное и сверкает своей далеко не идеальной фигурой и красочными засосами.
И вот с ЭТИМ я спал?!
Противно…когда ты пьян и не мужественен, то запросто можешь переспать даже с бегемотом, но видеть наутро то, с чем еще вчера так горячо развлекался… Брррр.
- Эй…ау, проснись, - брезгливо тыкаю в мягкий бок холодным пальцем. – Слышишь меня…Эээ…как тебя там…блин…в общем, просыпайся!
Недовольно мычит и переворачивается на бок, предоставляя моего взору большую и совсем не аппетитную задницу. Вашу мать…мне срочно нужно в туалет.
Давя внезапные приступы тошноты, резко срываюсь с места и бегу в туалет, по пути перескакивая через чьи-то спящие тела. В воздухе витает отвратный запах перегара, сигаретного дыма и секса. Хех…мой дом превратился в бордель за какие-то жалкие четыре дня.
Едва добегаю до унитаза и склоняюсь над ним, чудом успев открыть рот. Из меня тут же выливается непонятная разноцветная масса. От увиденного начинает выворачивать еще сильнее…
Так началось мое четвертое по счету утро без тебя. Началось с унитаза, покорно принявшего мои отходы, и ленивого смеха постепенно просыпающихся друзей.


Ogni sera мi precipiтo a leттo con la speranza che forse avrò la possibiliтà di vederтi quando chiudo i мiei occhi..©
 
MikaДата: Воскресенье, 08.03.2009, 23:43 | Сообщение # 13
***
Группа: Администраторы
Сообщений: 4236
Репутация: 27
Статус: Offline
Проворный язык смело орудует у меня во рту, отточенными движениями скользя по зубам и небу. Привкус чужой слюны и табака опьяняет окончательно, и я с тихим стоном приобнимаю того, что так уверенно хозяйничает в моем рту. Мне это нравится…это так сладко и необычно. Прижимаюсь крепче к горячему телу и полностью отдаюсь процессу.
Отрывается от меня, а я продолжаю сидеть с закрытыми глазами и дебильно улыбаться. В уши неожиданно врезаются чьи-то голоса, оглушительный смех и улюлюканье. Лениво приоткрываю мутные глаза и смотрю на светловолосого парня, сидящего передо мной и призывно облизывающего красные губы. Красивый…и когда это я успел перейти на мальчиков?? А что…он вполне ничего. Улыбаюсь ему и перевожу взгляд на Алана, показывающего мне поднятый вверх большой палец.
- Том, а ты молодец, - подсаживается ко мне и хлопает по плечу. – Я думал, что ты струсишь.
- Я же говорил тебе, что выиграю этот спор, - ворочаю языком с трудом. – Поцелуй с парнем ничего не значит…я же не трахать его собрался…
- А хотелось бы? – хохочет Ал. – Смотри, какая цыпа…он ни одной девке не уступает в своей сексуальности! Не, ну ты только посмотри, а…
- Пошел на х*й, я не педик, ясно?! – огрызаюсь и отпихиваю его. – Надо тебе, сам с ним и спи, не ввязывай меня в это. У тебя еще таблетка есть?
Смотрит на меня с хитрым прищуром, будто что-то решает для себя. Ну же, Алан, не тормози…мне чертовски необходима эта мелкая дрянь, которую ты дал мне в прошлый раз…давай же, дай мне ее!
- Понравилось, да? – вкрадчиво спрашивает.
- Бл*, неужели не ясно! Да, понравилось! Да, хочу еще. Алан, кончай придуриваться, дай мне ее…
- Ладно, ты отлично повеселил народ этим поцелуем, так что на, держи.
Начинает шариться по карманам, закусывая от старательности губу. Нетерпеливо шмыгаю носом и жадно слежу за каждым его движением. Вот рука выскользнула из одного кармана и мягко поползла к другому. Забралась в него ловкими пальцами и теперь изучает каждый миллиметр. От желания сожрать эту маленькую, но такую мощную таблетку сводит челюсть. Стискиваю зубы и жду.
- Блин, куда я их задевал, - бурчит самому себе Алан и продолжает изучать свои бесконечные карманы.
- Ты можешь быстрее?!
- Ууууу, я смотрю, кого-то очень сильно ломает, - расплывается в наимерзейшей улыбке и протягивает, наконец, мне заветный пакетик с малюсеньким предметом. – Забирай, а то убьешь еще меня.
Выхватываю пакетик, не слушая его бред, и поспешно открываю. Одно движение, закинутая в рот таблетка, небольшой глоток чего-то прозрачного – и вот я уже расслабленно откидываюсь на спинку такого потрясающе удобного дивана, который еще несколько дней назад ненавидел. Сейчас я его обожаю…это так непередаваемо прекрасно – утопать в этом предмете мебели, когда по телу разливается приятная волна чего-то очень сильного. Как же я мечтал о такой жизни….

О, какая громкая музыка! Какой потрясающий запах чужого пота, плавающий в воздухе. Как мне все это нравится!!

Чьи-то руки, оплетающие меня…мокрое тело прижимается к бедру и слегка трется…кожу на шее обдает жаркое дыхание и я растворяюсь в этом, махнув рукой на остатки разума в пустой голове.

Провал.

Вот я по пояс голый стою на чьем-то безвольном теле и самозабвенно отплясываю под зажигательный речитатив. Интересно, кто там подо мной? А какая разница…еще сильнее бью ногой по чужой спине, игнорируя вибрацию, которая щекочет почему-то голые пятки… Вибрацию от сдавленного стона.

Провал. Снова темнота…

Кто-то очень сильный держит меня за руки и не дает вырваться. Я упорно брыкаюсь, матерюсь и кричу, чтобы меня отпустили. Да пустите же меня, я покажу этому придурку, как…эээ…а что, собственно говоря, он мне сделал?! По фиг…сейчас я знаю, что моя цель – набить этому лысому уроду с безобразной татухой на шее его ухмыляющуюся морду.
- Том, остынь, я тебе говорю! – кричит кто-то мне в ухо. – Он же убьет тебя, придурок!
- Отвали, я сказал! Пусти меня немедленно, я ему сотру эту поганую улыбочку!
- Том, приди в себя, твою мать! Ты сравни себя и его, он же тебя одним мизинцем в канат скрутит!
- Пошел на х*й, пусти, я сказал!!!
С силой лягаю держащего меня человека, и с ликующим видом срываюсь с места. Меня встречает крепкий кулак. Эта мразь бьет мне в лицо, и я практически сразу ощущаю, как брызнуло из носа что-то теплое и странно пахнущее… Размахиваю слабыми руками, невпопад хлеща этого громилу по широким плечам, накачанному прессу…чьи-то крики, звон…какого черта громят мой дом?! Убью…
- Том! Я тебя очень прошу, не на…
Обрывок отчаянной фразы тонет в моем сознании. Что-то очень тяжелое и горячее опускается на голову, уши нещадно закладывает, и я проваливаюсь в удивительно мягкую и почему-то красную вату…


Ogni sera мi precipiтo a leттo con la speranza che forse avrò la possibiliтà di vederтi quando chiudo i мiei occhi..©
 
MikaДата: Воскресенье, 08.03.2009, 23:45 | Сообщение # 14
***
Группа: Администраторы
Сообщений: 4236
Репутация: 27
Статус: Offline
Пустота. Какая-то снедающая пустота окутывает своими тяжелыми простынями мое мертвое сознание. Я будто отрезан от реальности. Нелепые, абстрактные картины всплывают в памяти и тут же растворяются, не давая мне понять, вспомнить, увидеть… Тяжелая штука на плечах пульсирует невыносимой болью. Как эта хрень называется?.. А…вспомнил. Кажется, голова.
- Эй, герой, ты как?
Чей-то слишком громкий, слишком резкий голос молотом бьет по ушам. Сдавленно стону и обхватываю руками голову. Не надо так громко, я умоляю…не мучайте меня, я и так почти умер…лежачих не бьют и даже не добивают, так что не трогайте меня…дайте сдохнуть спокойно или наоборот, помогите…
- Пить…дай, - чужой голос вырывается из моей груди.
- Чего хочешь, Рэмбо? – усмехающийся голос, чей-то такой знакомый…но кто? – Виски, шампуня, мартини? На кухне, кажется, осталась бутылка водки…
- На хрен…воды…дай.
- Ооо, я смотрю, тут все серьезно… Мда. Ну, как пожелаешь.
Отчетливый звук удаляющихся шагов снова бьет в центр моего не соображающего мозга. Внезапная мысль будто прорезает мутный вакуум, и я ошалело открываю в глаза.
Понимаю, что я не помню ничего. Я даже не знаю, как меня зовут. Кто я вообще? Что я здесь делаю, почему у меня на руках какая-то засохшая багровая корочка, а затылок просто разрывается от надоедливой боли? Как я здесь оказался и почему такой беспорядок…осколки, хаотично рассыпанные по грязному полу…я сам валяюсь на каком-то подобии кровати, окруженный бутылками и пустыми сигаретными пачками. Оборачиваюсь, и у меня перехватывает дыхание…вся подушка в красном…это называется…черт, надо вспомнить…кажется, кровью?
- Что, нравится картина? – раздается совсем рядом, и я вздрагиваю. – Круто тебя вчера отделали…кровищи было море, мы даже думали, что ты того…коньки отбросил.
- Что вчера было? – принимаю из рук…кажется, Алан его зовут?.. Беру воду и жадно пью, роняя прохладные капли на голую грудь.
- Я так и знал, что ты ни хрена не вспомнишь, - ухмыляется и садится рядом. – Ну, сначала ты нажрался. Потом вымолил у меня таблетку, ухреначил ее и запил все это дело водкой. Можно я не буду в подробностях рассказывать, что ты там вытворял, а?
- Угу…скажи только, откуда столько крови.
- Из тебя, дорогой мой. Вчера ты такое представление устроил…о да! Какой-то амбал увел девку, ну ту, с родинкой большой на сиськах...ты ее себе присмотрел, а он быстрее оказался. Ну ты под кайфом был…полез драться. Ха-ха, Том, если честно, этого ты делать вообще не умеешь!

Том…точно. Меня зовут Том.

- Я тебя держал сначала, потом ты мне по яйцам вмазал, - кривится Алан. – Между прочим, больно было! Ну я плюнул на тебя…все равно тебе в тот момент по фигу было. Ты сначала ему в челюсть дал. Ну он разозлился…двинул тебе в нос. Кровь хлынула… Ты опять на него полез, хотя уже весь залитый был…нехило так хлыстало из тебя. Кстати, лед бы надо…у тебя нос распух, знаешь об этом?
- Плевать, - осторожно прикасаюсь к поврежденному носу кончиками пальцев и болезненно морщусь. – Дальше что было?
- А дальше тебя шикарным нокаутом отправили в небытие, - посмеивается. – Ты что-то пробормотал напоследок и свалился. Ну, он тебе еще и по голове бутылкой дал…у тебя еще и из башки потекло, я думал все, конец…притащил тебя сюда, кое-как вытер все. У тебя очень долго кровь текла, я реально подумал, что ты умрешь. Не, живучий…повезло тебе, герой.
- Сколько времени я был в отключке?
- Почти двое суток.
Ушам своим не верю…на двое суток я впал почти в кому? Боже мой…когда я докатился до такого. Еще совсем недавно я не мог подумать, что проснусь поутру и даже не смогу вспомнить, кто я. Я забыл свое имя…это до какой же степени надо было накачаться, чтобы забыть свое собственное имя?! Или же это меня так крепко отметелили, что память отшибло…как бы там ни было, все это слишком жалко. Жалок я, сидящий сейчас на грязной постели в окружении стеклотары и всякого мусора. На кого я стал похож? Когда наступил момент моей деградации?..
Я разлагаюсь душевно…я чувствую, как по моему сердцу ползают черви, как жадно вгрызаются в пульсирующую плоть. Еще никогда я не чувствовал себя так…хочется вырваться из собственной кожи, кажущейся такой грязной, порочной, оскверненной чужими липкими от пролитого алкоголя руками. Сколько человек поимело меня за это время? Скольких я подложил под себя? Я не так хотел, это совсем не то, я ошибся…
Корчась от болевых ощущений, медленно сползаю с кровати, игнорируя насмешливый взгляд Алана. Взгляд сам натыкается на полнейший бедлам – результат нашего отдыха. Я уже сбился со счету - сколько дней я живу вот так?
- Кстати, пока ты валялся тут без сознания, мне пришлось подрабатывать твоим личным секретарем! – несется мне в спину назойливый голос. – Тебе звонила какая-то баба, она сначала подумала, что это ты взял трубку…
- Мама… - тихо шепчу я под нос, чувствуя, как на спине выступает холодная испарина. Она же ничего не знает! Понятия не имеет о том, что я уже неделю живу без тебя, что я загадил свой собственный дом и потерял право заботиться о собственном брате… Как же я скажу ей обо всем?..
Ничего не отвечаю Алану и на ватных ногах бреду в сторону кухни. Ужасно хочется пить…голова трещит так, что перед глазами время от времени начинают мельтешить яркие пятна, и я останавливаюсь, держась рукой за стену и переводя дух. Чувствую себя восьмидесятилетним стариком… Дыхание сбивается, в теле неимоверная слабость, а легкая тошнота уже стала привычным делом. То ли это, чего я желал? Я хотел свободы и полноценной жизни…а получил жалкие лохмотья мечты. Какая свобода? О чем речь? Разве же это свобода…я превращаюсь в безнадежного алкоголика, который целыми днями только и делает, что пьет, трахает баб, лижется со смазливыми мальчиками и глотает «таблетки счастья». Конечно, мне это нравится – все же такая новизна, я не знал этого прежде…но нужно хотя бы чуток притормозить. Иначе меня просто не станет.
На кухне царит точно такой же беспорядок, как и в других комнатах. Половина посуды перебита, пол щеголяет множеством сигаретных окурков и каких-то бумажек. Повсюду один мусор, от которого у меня уже начинает рябить в глазах. Я все уберу…позже…обязательно уберу. Нет, я лучше заставлю Алана вылизывать каждый миллиметр моего дома, все-таки это его дружки испоганили мне добрую половину жилища. Вот зрелище-то будет!
Выпиваю залпом литровую бутылку минералки и чувствую себя совершенно обновленным. Хорошо-то как…
Топаю в прихожую, легким движением руки хватаю куртку Алана и почти уже твердой походкой направляюсь к себе в комнату. Чутье меня не подвело – Алан сидит там, вальяжно расположившись на моей кровати, лениво смотрит какую-то бессмыслицу по телевизору и курит, небрежно стряхивая пепел прямо на ковер. Мною мгновенно овладевает злость от такой наглости, поэтому я без слов швыряю ему куртку и становлюсь в выжидательную позу, терпеливо скрестив руки на голой груди.
- Том, ты чего, совсем упился?? – возмущается Алан и скидывает с головы куртку. – Ты чего творишь, укурок??
- Пошел на хер из моего дома, - спокойно говорю я.
- Ты че плетешь, убогий??! – выщипанные брови ползут вверх, а сигарета летит в горшок с декоративной пальмой. – Может, тебе напомнить, кто тебе помог отвлечься от нудной жизни с братцем-идиотом?? Забыл уже, да?
- Я сказал, пошел на хер из моего дома. По пути купи пожрать чего-нибудь и возвращайся, я безумно голоден, а твоя свора опустошила мой холодильник.
- Ты не пугай так, ага? – облегченно выдыхает и поднимается с кровати, натягивая куртку. – Я уж было подумал, что ты посмеешь выгнать меня.
-Обязательно выгоню, ты только еды мне принеси сначала, а потом можешь катиться, - усмехаюсь.
Дарит мне ответную усмешку и ленивой походочкой выплывает из комнаты. Окидываю еще раз критичным взглядом мою несчастную кровать и выхожу следом за ним. Парень неспешно натягивает ботинки.
- Да, чуть не забыл…
Возвращаюсь на кухню, хватаю пару мешком с мусором и иду обратно. Вручаю мешки Алану, и с довольным видом произношу:
- Выкинешь по дороге.
- С*ка ты, Том, - беззлобно кидает мне и выходит из дома.
Тяжело вздыхаю. Да…мое физическое состояние сейчас оставляет желать лучшего, но это ничего, все пройдет. А сейчас нужно хотя бы немного прибраться в этом свинарнике, который я называю домом.


Ogni sera мi precipiтo a leттo con la speranza che forse avrò la possibiliтà di vederтi quando chiudo i мiei occhi..©
 
MikaДата: Воскресенье, 08.03.2009, 23:53 | Сообщение # 15
***
Группа: Администраторы
Сообщений: 4236
Репутация: 27
Статус: Offline
Следующие несколько часов я разгребал бардак в своем жилище. Обливаясь потом, перетаскивал сдвинутую кем-то мебель на свои места, ползал в одних трусах по полу и усердно тер загаженный пол, счищая следы пролитого алкоголя и чьей-то рвоты. Сказать, что было противно все это делать – не сказать ничего. Чувствовал себя как половая тряпка, которая послушно скользила по полу, поддаваясь моим рукам и протирая каждый миллиметр.
Приведя дом в более или менее божеский вид, отправился в ванную счищать с башки кровь. Дреды были нещадно запачканы, спутаны и выглядели, мягко говоря, отвратительно. Неприятный запах запекшейся крови шлейфом следовал за мной, и время от времени меня снова начинало мутить.

Сейчас устало сижу прямо на вымытом полу и жду Алана, задумчиво вертя в руках телефон. Я должен, я просто обязан позвонить матери, но, черт возьми – как же я боюсь это делать. Солгать ей и сказать, что с тобой все в порядке, я только что сводил тебя в туалет и накормил? Что сейчас ты мирно спишь, свернувшись в компактный клубок и самозабвенно посапывая в подушку со свежей наволочкой… Закрываю глаза и представляю эту картину. Так было каждый день. И я так к этому привык…и сейчас совершенно не понимаю, что происходит со мной: то ли я каким-то уголком сознания хочу вернуть это, то ли желаю отречься от того времени навсегда…

Черт! С каких пор я вообще думаю о таком?! Я же всегда тебя ненавидел…да я и сейчас не испытываю к тебе особой симпатии, вот только что-то новое появилось во мне…необъяснимая тоска, которая слегка ноет в груди. Может, все дело в том, что мы близнецы??

Мысль бьет слишком резко, и я даже слегка теряюсь. А ведь впервые в своей жизни я на такой долгий срок остался без тебя. Это удивительно осознавать, но даже учитывая то, что ты всегда был сумасшедшим братом, которого я на дух не переносил, мы все равно шли рука об руку. Помню, очень давно…еще когда нам было по шесть лет и я не осознавал, что мой такой похожий на меня братик – дебил, мне нравилось проводить с тобой время. Меня очень веселило то, что ты почти все время улыбался, и мои губы тоже сами по себе растягивались в искренних детских улыбках. А то, что на мои вопросы и предложения поиграть ты отвечал стихами, не раздражало, как сейчас, а лишь забавляло… Да, тогда все было намного проще. Тогда я был ребенком и не знал, каково это – видеть на лице уже взрослого брата всю ту же улыбку шестилетнего мальчишки.

Раздумья мои прерывает противный пиликающий звук, и я не сразу осознаю, что это телефон надрывается в моей руке. Почему-то не решаюсь ответить…по телу пробегает ехидный холодок. Да, я боюсь, что это мать…я не готов сказать ей, все как есть. А лгать я попросту не умею… Ладно. Хрен со всем.
Несмело нажимаю на кнопку приема и подношу трубку к уху, прокручивая в голове всевозможные варианты объяснений. Как назло, придумать ничего не удается.
- Да?.. – мой слегка неуверенный голос, от которого я недовольно морщусь.
- Томас? – взрослый мужской голос…не пойму, кто это.
- Он самый, кому понадобился?
- Да, вежливости у вас хватает, - усмехается. – Не узнали меня? Доктор Сандерс, лечащий врач вашего брата, Билла Каулитца.
Сердце взволнованно подпрыгивает, на мгновение зависает в груди без движения, а потом начинает долбиться в ребра с утроенным усердием. Шумно сглатываю.
- Какие-то проблемы? – стараюсь говорить сдержанно, но голос предательски дрожит, выдавая меня. – Зачем вы мне звоните, герр Сандерс?
- У меня новость, не думаю, что приятная для вас. Честно говоря, мне самому не доставляет удовольствия говорить вам об этом…
- Вы можете не тянуть?! Говорите сразу.
- Боюсь, что вам придется забрать вашего брата.
Чтооо?! Забрать тебя?! Снова?!
- Ка…что произошло?! – еле выдавливаю из себя.
- Я думаю, вам лучше приехать в нашу клинику и поговорить со мной с глазу на глаз. И поторопитесь, пожалуйста, у меня очень много дел, я не намерен тратить свое время.
Выдает мне такие известия и отключается. Недоуменно отношу трубку от уха и смотрю на нее, как на восьмое чудо света. Неужели мне снова придется вернуться к однообразным будням радом с тобой?..
И, признаться честно, я не могу сейчас сказать, что чувствую. Рад или расстроен…я просто слишком ошеломлен. Билл…ты возвращаешься?..


Ogni sera мi precipiтo a leттo con la speranza che forse avrò la possibiliтà di vederтi quando chiudo i мiei occhi..©
 
MikaДата: Воскресенье, 08.03.2009, 23:54 | Сообщение # 16
***
Группа: Администраторы
Сообщений: 4236
Репутация: 27
Статус: Offline
***

Я всегда неловко чувствовал себя в больницах. И сейчас, осторожно шагая по идеально чистому больничному полу, выложенному однотонной плиткой, я немного виновато оглядываюсь по сторонам, останавливая свой взгляд на редких больных, ползающих по коридорам. Сумасшедшие люди…сколько же их тут! Бедный медперсонал…как они терпят все это? Как не сходят с ума сами? Как смотрят в эти глаза, наполненные загадочной пустотой?
Паршивое чувство…не знаю, почему, но внутри появляется ощущение, похожее на вину. Будто я – причина их ненормальности…бред какой, правда? А вот спросите меня, почему в голове крутятся такие нелепые мысли, и я лишь неопределенно пожму плечами в ответ.
Странно…но рядом с тобой такого чувства почти никогда не возникало…
Ловлю себя на том, что неосознанно заглядываю в каждую палату в надежде зацепиться за знакомые черты. Ничего похожего на тебя…наверное, ты в другой части клиники.
Сандерс встречает меня с крайне недовольным видом, наспех окидывает пронзительными голубыми глазами небрежный рэперский прикид, и жестом приказывает следовать за собой. Порой меня бесит эта ходячая престарелость…дурацкая у него привычка – мало что объяснять, интриговать, давить на нервы. Вот и сейчас. Ну что, разве ему сложно хотя бы объяснить причину, по которой они решили вернуть мне тебя? Разве это займет много времени? Тяжко вздыхаю и бреду за спиной в белом помятом халате, немного напряженно придерживаясь руками за края футболки.
Мимо мелькают однообразные двери. Молоденькая и невероятно худая медсестра ведет по коридору мужчину со странной желтоватой кожей. Ежусь от вида этого человека. Раскрытый рот, бегающие по сторонам глаза и пальцы, постоянно переплетающиеся друг с другом. Он будто кого-то выискивает взглядом. Эта парочка проходит мимо меня, и псих случайно задевает мою руку.
Дальше следует просто нечеловеческий крик, от которого я подскакиваю на месте и сам чуть не теряю рассудок. Псих начинает биться в истерике, что-то несвязно орать, пытается накинуться на меня, но тощие руки медсестры крепко сдерживают его. На крики прибегает парочка санитаров внушительных размеров, за одно мгновение скручивают взбунтовавшегося пациента, и утаскивают его, орущего, прочь. Ужас какой…смотрю во все глаза на происходящее. Ощущения как в кошмарном сне.
- Такое у нас часто бывает, не удивляйтесь, - ко мне подходит Сандерс, от которого я отстал. – Наши пациенты непредсказуемы, порой ты не знаешь, как они могут отреагировать на твое следующее действие, слово. С ними нужно быть очень аккуратным, каждый шаг нужно продумывать.
- Да уж, я вообще не понимаю, как вы с ними работаете, - потирая руку, которой коснулся псих, говорю я. – Тут и самому спятить недолго.
Сандерс лишь неопределенно усмехается и идет дальше. Лучше не буду от него отставать, кто знает, какой еще псих мне может попасться по пути?
Пройдя очень длинный коридор и сделав два поворота, на которых я доблестно поскользнулся, мы останавливаемся возле светлой деревянной двери. Я буквально кожей чувствую, что за ней – ты…я не могу этого описать. От этой двери исходит что-то такое, отчего у меня спирает дыхание и появляется знакомое ощущение размытого страха. Так всегда бывает, когда ты находишься в непосредственной близости от меня.
- Он тут? – киваю на дверь.
- Да, это палата вашего брата. Прежде чем позволить вам зайти внутрь, хочу ввести несколько правил.
Какие еще правила?! Этот докторишка явно забывается! Хочу ему возразить, но тот останавливает мои попытки одним лишь взглядом. Черт...ненавижу эти голубые глаза. Ненавижу.
- Выслушайте меня, Томас. В тот день вы очень крупно ошиблись и дали мне понять, каково ваше истинное отношение к брату. Хочу сказать, что отныне я буду следить за вами. Если у вас нет хотя бы элементарной жалости к Биллу, значит, вы способны на что угодно в отношениях с ним. То, что вы запросто можете издеваться над этим человеком – это я уже понял.
- Ни хрена вы не поняли… - рычу сквозь зубы.
- Не перебивайте. Я могу спокойно вас засудить за небрежное обращение с человеком, страдающим психическим заболеванием. Но делать этого не буду, потому что все же для этого парня вы что-то значите…
- Это вы сейчас о чем?
- Вы полагаете, что я позвал вас просто так? Томас, я говорю вам честно: я не испытываю к вам симпатии. И не считаю, что вы имеете право ухаживать за таким человеком, как Билл. Однако оставить его здесь тоже не могу, как бы не хотел… Знаете, он отказывается от пищи. И совсем не спит. Наш персонал не может ничего с этим сделать, парень элементарно не встает со своей кровати. Тяжело видеть его таким… Очевидно, ваш близнец очень привязан к вам, несмотря на ваше к нему отношение. Собственно, именно поэтому я решил вернуть его вам. Я просто боюсь за этого мальчика.
Как будто камнем по голове приложили. Билл, ты действительно ничего не ел все эти дни?.. Что я тебя значу, человек? Я ведь всегда издевался над тобой, презирал, всячески старался избегать…а ты всегда улыбался. Черт. Черт. Черт!!!
- Том, все нормально? – мысли разрезаются голосом дока. – Вы какой-то бледный…
- Не, все хорошо, - встряхиваю раненой головой. – Просто…похмелье.
- Похмелье? – вскидывает брови. – Неудивительно…что ж. Ладно, мы отвлеклись от темы. Так вот, Томас. Отныне вы привыкаете к нормальному, человеческому обращению с вашим близнецом. В конце концов – он ваш брат! Вспоминайте это хотя бы изредка. Теперь вы будете должны выводить его на прогулки, хотя бы раз в два дня, но чтобы Билл видел свет и дышал свежим воздухом. Ему это необходимо. Никаких вечеринок, пьяных толп и спиртного! Даже не курите при нем, у парня слабый организм…и пожалуйста, накормите его поплотнее. Он тает на глазах…
Находясь в какой-то прострации, автоматически киваю, даже не смотря на доктора. Мысли где-то не здесь, не в этом месте и времени…мысли глубоко в прошлом. Там, где застыл твой громкий крик…


Ogni sera мi precipiтo a leттo con la speranza che forse avrò la possibiliтà di vederтi quando chiudo i мiei occhi..©
 
MikaДата: Воскресенье, 08.03.2009, 23:57 | Сообщение # 17
***
Группа: Администраторы
Сообщений: 4236
Репутация: 27
Статус: Offline
Зима 2001-го года.

В тот день навалило очень много снега. Наша мать недовольно смотрела на густой рой снежинок, летящих за окном – она никогда не любила зиму. Тем более в тот день в ее планы вовсе не входило мотаться по городу, будучи покрытой белым сугробом. У нее была намечена встреча с каким-то очень уж важным человеком. Если честно, мне было все равно, куда она собиралась уйти. Я мысленно радовался тому, что она свалит на весь день, и предвкушал несколько часов полной свободы. Ну, почти полной.
Когда за мамой захлопнулась дверь, я, еще пару минут назад изображавший из себя самого примерного ребенка на свете, подпрыгнул с громким ликующим воплем и понесся к телефону звонить своим двум закадычным дружкам – Максу и Лени. Ты как всегда сидел в своей комнате и не издавал ни звука.
Ребята прискакали очень быстро и сразу же отправились опустошать мой холодильник. Вот такая у них была привычка – первым делом идти на кухню и грабить наши запасы провизии. Мама всегда ругала меня за это… Но разве можно не простить такую мелочь любимому сыночку? Я всегда умело пользовался ее любовью. Наверное, поэтому спустя много лет она переписала дом на меня и со спокойной душой уехала в Штаты к своему новому мужу.
Я зашел на кухню и в меня сразу же полетел бутерброд с ветчиной и сыром, густо политый кетчупом. Я удва успел перехватить его и облегченно выдохнул, когда мои пальцы поймали бутер в паре сантиметров от белой стены. Вот за испорченные обои меня убили бы…
- Парни, давайте аккуратней, ок? – лениво протянул я.
- Не парься, брателло, мы сама аккуратность, - хихикнул Лени. – Кстати, у тебя есть что выпить?
- Неа, ма попрятала весь алкоголь после того раза, - расстроено вздохнул я. – Боюсь, в этот раз вам придется довольствоваться лимонадом.
- Лимонад – это для детей, - скривился Макс. – Ну и что мы будем делать? Без бухла скучно…может, хоть над твоим придурком поприкалываемся, а?
На тот момент я уже ненавидел тебя каждой клеточкой. Ты вызывал у меня дикое отвращение, мне было противно, что то убогое создание, что целыми днями глупо лыбилось и ляпало невпопад всякую хрень, называется моим братом, да еще и близнецом. Мне было дико стыдно за наше с тобой внешнее сходство. Именно поэтому к тому времени на моей голове красовались еще совсем короткие дреды, а в губе загадочно поблескивало металлическое колечко. Я всеми силами старался быть непохожим на тебя. И мне это удавалось.
От одного только такого заманчивого предложение Макса в животе приятно перекувыркнулось нечто озорное, а глаза заблестели предвкушением.
- Ммм…я не против, - широкая улыбка и довольные лица парней в ответ. – Что придумаем на этот раз? Только давайте больше не будем заставлять его прогуливаться голышом…в прошлый раз он заболел и мне крупно попало.
- Ладно, эта фишка уже изжила себя. Надо что-нибудь…такое…неповторимое…
- Том, - внезапно задумчиво произнес Лени. – Помнишь, ты себе хотел язык проколоть?
- Ну, помню. Только до меня че-то не доходит…это-то тут при чем?
- Ну ты же вроде даже штангу уже прикупил, да?
- Блин, Лени, к чему ты ведешь? – недовольно изогнул я бровь. – Говори сразу.
- Как насчет того, чтобы твоему братцу пробить язычок, а?
У меня даже слегка челюсть отвалилась от такого. Моя извращенная в плане издевательств над тобой фантазия никогда не могла выдать такого…
- Лени, ты че, совсем спятил, да? А что я матери потом скажу?! «Понимаешь, мам, тут такое дело, Билл спер мою штангу и сам проткнул себе язык»?! Бред!
- Да не надо ей ничего говорить!
- Ты придурок, он же потом слова сказать не сможет несколько дней, она по-любому заметит!
- Том, ну он же псих! Кто знает, что ему в голову взбредет? Ну мало ли, шиза новая…расхотелось ему говорить, она не заподозрит ничего!
- Брат, перестань бояться, - встрял Макс. – Реально крутая шутка получится. Не дрейфь…
Пару минут я стоял и задумчиво жевал губы, прикидывая в голове все «за» и «против». Честно говоря, «за» было намного меньше, но на тот момент мне хотелось одного – доставить как можно больше удовольствия себе и ребятам, и как можно больше боли – тебе.
Следующие полчаса Макс, Лени и я рылись в моей комнате в поисках катетера, штанги и сигарет. Катетер и штанга – чтобы провести нехитрые действия над тобой, а сигареты – чтобы получить еще больший кайф от этого. Найдя все, мы с довольными рожами направились в твою комнату.
Ты лежал на кровати в темно-серой пижаме и что-то увлеченно рисовал в толстой тетрадке. Услышав звук открываемой двери, ты незамедлительно поднял голову с короткими русыми волосенками и тут же расплылся в улыбке, едва только заметив меня. Меня это очень взбесило, и я лишь сжал кулаки. Очень сильно хотелось ударом стереть эту твою радостную гримасу.
- Здравствуй, Билли, - едким голосом протянул Макс, подходя к тебе.
- Мы не забыли, зато все простили, - прошептал ты, мгновенно сжимаясь в комочек. Ты всегда боялся Макса, потому что он особенно любил измываться над тобой.
- Ух ты, новая рифма? – расхохотался Лени. – И как ему еще не надоело, идиот убогий…
- Так, ребята, меньше слов, больше дела.
- Как скажешь, Том!
Побросав на столик рядом с твоей кроватью все необходимое, я закурил, неумело втянув в себя дым, и выдохнул тебе прямо в лицо. Ты захлопал огромными глазами и закашлялся, но это вызвало у нас лишь очередной приступ громогласного смеха.
- Так, кто будет колоть? – озадачено почесал Лени затылок.
- Предлагаю Томаса! – воскликнул Макс. – Все же ему с этим идиотом жить приходится, надо предоставить возможность хоть как-то скрасить такое существование!
- Я только за, - злобно прорычал я, глядя на твою бессмысленную улыбку. – Ща руки помою и вернусь.
Быстренько ополоснув руки, я вытер их полотенцем и притопал обратно в комнату. Там Макс что-то говорил тебе, а потом они оба смеялись, слыша твои рифмованные ответы. Им было смешно…а мне реветь хотелось, потому что я это слышал каждый день. То, что для них было оригинальным развлечением, для меня являлось самой настоящей пыткой. И в тот день я намеревался отомстить за себя. Причинив максимум страданий своей искаженной копии. Тебе.
Взяв новенький катетер, я сел рядом с тобой на кровать и призадумался. Как заставить тебя раскрыть рот? Чисто ради эксперимента я сам широко разинул варежку и промычал, как на приеме у педиатра. Ты, внимательно посмотрев на меня, улыбнулся и сделал то же самое.
- Молоток! – одобрительно проговорил Макс.
Я самодовольно ухмыльнулся, а потом опять раскрыл рот и высунул язык. Ты пару секунд помедлил, но все же распахнул свой рот и показал мне тонкий розовый язычок, который я молниеносно захватил двумя пальцами, давя в себе приступы брезгливости. Ты начал что-то мычать и пытаться засунуть язык обратно, но я держал тебя крепко, а для пущего эффекта сильно стиснул твой язык, отчего ты взвизгнул и попытался ручонками оттолкнуть меня, но парни вовремя перехватили тебя за тонкие запястья. Ты был полностью в наших руках. Я всеми силами старался не смотреть тебе в глаза, потому что в них было слишком много всего…и это пугало меня, как никогда.
- Том, давай быстрее, эта сволочь вырывается, - пожаловался Лени.
- Сейчас…надо наметиться, куда ткнуть…
- Да плюнь ты, коли куда попало! – прокричал Макс. – Ему не все равно, в какой части его жала будет красоваться сережка?!
Я ничего не ответил, лишь снова окинул взглядом твой подрагивающий язычок и наметился. Твое лицо было очень напуганным, ты побледнел и продолжал что-то мычать. Я не слушал. Я старался этого не делать. На какой-то момент в душу стукнулось что-то, похожее на жалость, но тут же отпрянуло. И тогда я с силой и нескрываемым садизмом на лице вонзил тебе в язык острый катетер.
Ты заорал так, что даже Макс растерялся на короткий момент, и чуть было не отпустил тебя. Лени вздрогнул, но продолжал держать. А я вдруг понял, что проколол тебе язык только наполовину, и с другого конца игла не вышла, застряв на полпути.
- Эээ…ребята, оно дальше никак, - испугался я.
- Как это??!
- Оно застряло!
- Так ты сильнее, не трусь!
- Может, не стоит, а?! Давайте я обратно выну…
- Том, ты че, сдурел?! Коли, я сказал!
От испуга, растерянности и криков Макса я бросил мимолетный взгляд на твое скривившееся от боли лицо и со всей дури вогнал иглу до конца. А потом быстро вставил штангу, и устало отбросил катетер в сторону.
Парни одобрительно хлопали меня по плечу, что-то говорили, но я их не слышал. В ушах стоял твой крик, наполненный болью и отчаянием. Я сильно вспотел, пока колол тебя. Я чувствовал, как по спине стекают холодные капли. А подняв взгляд, я увидел, как из твоих глаз тоже текут прозрачные чистые капельки. Они мягко скатывались по бледным щекам и пропадали возле губ, которые снова были растянуты в улыбке.


Ogni sera мi precipiтo a leттo con la speranza che forse avrò la possibiliтà di vederтi quando chiudo i мiei occhi..©
 
MikaДата: Понедельник, 09.03.2009, 00:00 | Сообщение # 18
***
Группа: Администраторы
Сообщений: 4236
Репутация: 27
Статус: Offline
Вспыхнуло в сознании…и испарилось за долю секунды. Доктор замечает мой отстраненный взгляд и очень осторожно дотрагивается жилистой рукой до моего плеча. Вздрагиваю от нежелательного прикосновения и мягко скидываю его широкую ладонь, слабой улыбкой давая понять, что все со мной в порядке.
- Ну что, вы готовы увидеть Билла?
- Не уверен, - бормочу я и порывисто вытираю резко вспотевшие ладони о футболку. – Но это придется сделать…зачем тянуть? Идемте…
- Учтите, Томас, я слежу за каждым вашим движением, - сухо предупреждает Сандерс. – В ваших интересах сделать так, чтобы Билл чувствовал себя комфортно, а я не мечтал о лишении вас права опеки.

Честно говоря, я мало что улавливаю из его слов, изучая взглядом каждую неровность пока еще плотно закрытой двери твоей палаты. Необъяснимый страх снова принимает меня в свои ледяные объятия, и я чувствую себя как никогда ничтожным. Бессилие. Оно порабощает меня сейчас, парализует каждую клеточку сознания и тела, не дает сорваться с места и убежать как можно дальше от проникновенного голоса твоего доктора и этой проклятой двери. Удивительно, но даже будучи отделенным от тебя стеной, я все равно чувствую что-то, похожее на твое присутствие. Будто бы ты совсем рядом…и я боюсь этого, я просто безумно, до нервной дрожи в коленках боюсь. Чего? Тебя я испугался? Я и сам не понимаю, что происходит… Но ощущения не из лучших.

- Заходите, Том.

Будто проснувшись, вскидываю ошалевший взгляд на доктора, как-то незаметно от меня успевшего открыть дверь. Давай, Том, не трусь…не будь похожим на слабака, как твой брат… Это же всего лишь Билл, всего лишь твоя тень. Не бойся!
Слишком резко дергаюсь к проходу в палату, благодаря чему удостаиваюсь немного удивленного взгляда Сандерса. Мне безразлично, что он подумает обо мне, даже самая крохотная частица моего сознания сейчас сосредоточена на том, чтобы преодолеть этот глупый страх. Что такого? Обычная палата. Обычный человек внутри, и мне всего лишь нужно совершенно обычно войти внутрь и посмотреть ему в глаза. Тебе в глаза…
Кстати, а я ведь никогда не задумывался над тем, почему в мыслях говорю с тобой.
На деревянных ногах прохожу внутрь палаты и почти сразу оказываюсь в плену твоего запаха. Я узнаю его среди тысячи. Замираю на месте и сверлю глазами пол, боясь поднять их и натолкнуться на ответный взгляд. Я не хочу видеть этот немой упрек…не желаю ощущать стыд, который начал овладевать мною. С каких пор такие перемены? Как мне себя вести сейчас? Я ощущаю себя маленьким ребенком, который случайно разбил очень ценную вазу, и теперь покорно готовится к строгим нравоучениям родителей. Черт возьми, я давно вырос…тогда почему сейчас так страшно?

- Томас, вы чего-то боитесь? – осторожно спрашивает Сандерс, и у меня впервые в жизни не возникает желания нагрубить ему в ответ или сделать что-то подобное. Напротив – я хочу прокричать ему обо всех своих страхах, спросить, что со мной происходит, и почему я так боюсь тебя. Плюс еще одно изменение в мою копилку…интересно, отчего все это происходит?
- Я…я…я не знаю, док, - слегка охрипший голос и по-прежнему опущенный взгляд. – Мне не по себе…я не могу находиться рядом с ним, не могу видеть его. Я…я не знаю, как себя вести!
- Вы просто привыкли относиться к нему, как к ненужной игрушке, - встает передо мной и кладет руки на плечи. – А он ведь ваш брат. Нужно научиться быть ему родным человеком, способным дарить ощущение надежности, а не страха. Нужно улыбаться в ответ, а не убегать от этого. Все просто. Я помогу. Я подскажу, Томас. Если только вы, конечно же, хотите моей помощи.

Слушаю его и понимаю, что я действительно хочу. Нет, я нуждаюсь в чьем-то совете, потому что сам не могу разобраться во внутренних противоречиях! В душе перекатывается запутанный комок, который дарит мне чувство беспокойства, и я лишь коротко киваю доку, давая понять, что я согласен принять его помощь.

- Отлично, - встает сбоку от меня. – Для начала просто взгляните на него, Том.

Взглянуть на тебя? Если бы знал этот доктор, каких усилий мне это стоит…если бы он только мог представить, как тяжело мне поднимать будто свинцом налитые глаза и смотреть на тебя прямо, не избегая этого зрительного контакта. И хотя я чувствую себя невероятно глупо, стоя сейчас с опущенной головой, руками, судорожно мнущими футболку, я все равно не могу пересилить себя. Я знаю, что смешон. Я знаю, что кто-то не поймет меня и осудит. Но Боже мой…вы просто не смотрели в глаза моего брата.

- Том?..
- Док, я не могу…
- Что вас останавливает??
- Не знаю…мне страшно становится всякий раз….он будто высасывает из меня что-то…смотрит так…преданно, как собака…и улыбаться сразу начинает.
- В этом нет ничего плохого. Так он показывает вам свою любовь…
- Какая к черту любовь, док?! – в возмущении вскидываю голову. – Он просто тупой псих, который…

Договорить мне не удается, потому что я вдруг резко понимаю, что упираюсь взглядом в твое лицо. В один миг краски вокруг перестают существовать, кровь застывает в жилах, а воздух отказывается поступать в легкие. И я заворожено наблюдаю за тем, как медленно твои темные глаза поднимаются, встречаясь с моими, как мордашка с очень бледной кожей становится немного растерянной, а потом освещается невероятно широкой и солнечной улыбкой. От всего этого я лишь каким-то чудом вырываю из пространства рваный кусок кислорода и закрываю глаза.
Первые пять секунд пытаюсь понять, что я чувствую. Должно же где-то здесь быть привычное ощущение страха…оно обычно затаивается возле самого сердца, нагло вцепляясь в бьющийся орган своими холодными лапами. Но нет. Удивительно, но не страшно. И даже как-то…спокойно?
Недоверчиво приоткрываю один глаз. Ничего сверхъестественного не происходит, планета Земля еще не намерена взрываться, стены не рушатся, а я по-прежнему жив, невредим и даже вменяем.

- Поздравляю, первый шаг сделан успешно, - доносится до меня улыбчивый голос Сандерса, на который я даже не оборачиваюсь, продолжая поддаваться твоему гипнозу. Ты сидишь на самом краешке больничной кровати, одетый в мешковатую серо-голубую пижаму, и изучаешь меня внимательным взглядом, слегка склонив голову набок. Тонкие руки сложены на коленях, на ногах смешные пушистые тапочки, а на лице продолжает играть улыбка. Билл, такое чувство, что ты сейчас абсолютно счастлив…неужели причина этому – я? Отказываюсь верить...не хочу этого осознавать.

- Дальше все же нужно поздороваться с ним, я считаю, - подсказывает доктор, видя, как я снова застыл на месте, словно каменное изваяние. – Вы должны произнести приветствие как можно мягче, нежнее, чтобы он смог уловить вашу интонацию. Давайте, Томас, я хочу посмотреть, как вы справитесь.
- Я никогда с ним не здоровался прежде… - растерянно бормочу я скорее самому себе, чем Сандерсу.
- Значит, нужно учиться! Давайте, Томас…у меня куча работы, а я тут тяну свое драгоценное время с вами.
- Ладно… - сглатываю.

Мое несмелое движение в твою сторону отдается глухими ударами сердца, которое будто пытается протестовать, желает остановить меня. Прости, мой назойливый орган…сейчас я должен сделать то, о чем просит меня доктор. Я не знаю, зачем. Я не хочу знать, почему я сейчас подчиняюсь и иду навстречу твоей хрупкой фигуре. В одном я уверен как никогда: то, что я сейчас делаю, меняет что-то в моей жизни и строит новый, неведомый мне мир.
Подхожу к тебе практически вплотную, небрежно окидывая такие знакомые черты бегающим взглядом, а потом тихо, немного неуверенно произношу, прикасаясь дрожащей от пробирающегося под кожу волнения рукой к мягким, аккуратно причесанным волосам:
- Ну здравствуй, поэт…


Ogni sera мi precipiтo a leттo con la speranza che forse avrò la possibiliтà di vederтi quando chiudo i мiei occhi..©
 
MikaДата: Понедельник, 09.03.2009, 00:01 | Сообщение # 19
***
Группа: Администраторы
Сообщений: 4236
Репутация: 27
Статус: Offline
Зачем я нужен тебе, почему ты каждый день ждешь,
Что я приду, ложь волоча за собой?
Что я значу для тебя? Ты отвечаешь: «Все…»,
Пряча глаза, нервно слезы утирая,
Понимая холод глаз моих полузакрытых,
В которых нету тех чувств, тобой еще не позабытых,
Не прожитых, не убитых, в могилу боли не зарытых.
Зачем я нужен тебе, глупышка?..
Я никогда не смогу подарить тебе счастье,
Никогда не скажу: «Люблю тебя одну!»
Ведь я могу без тебя, но все же мне не по себе,
Что ты не можешь без меня. Зачем я нужен тебе?!
Зачем я нужен тебе, в чем мое предназначенье?
Ты испытываешь радость, когда я нахожусь рядом,
Взглядом грусти провожая, из окна смотря мне вслед,
Ты не знаешь, вернусь я или нет. (с) Многоточие

***

Самая большая пытка для меня – прикасаться к тебе. Стоит мне только ощутить твое тепло под рукой, как на меня накатывают непонятные чувства – то ли брезгливость, то ли испуг. Я не могу пока понять, что именно. Но это раздражает и напрягает. Однако теперь мне придется проводить с тобой в два раза больше времени, чем раньше – доктор Сандерс дал мне кучу всяких наказов, которые я должен безукоризненно выполнять. И один из них – это как можно чаще позволять тебе чувствовать защищенность. Объяснять тебе на языке прикосновений, что все в порядке, что я рядом с тобой, и ты можешь доверять мне. Сандерс считает, что таким образом можно добиться хоть какого-то прогресса в выздоровлении. Сказать честно? Я не верю. Билл, ты всегда был сумасшедшим. Таким ты и останешься. Ты обречен. И я обречен. Ведь мы близнецы, верно?

- Приехали, - хрипло выплевывает таксист и оборачивается к нам. Без лишних слов лезу в карман, чтобы достать оттуда пару смятых бумажек. Никогда не умел обращаться с деньгами. Они у меня все время напоминают скорее смятые фантики из-под сладостей, чем ценные купюры. Неряха, что еще сказать!

- Парень, а этот, рядом с тобой, он че лыбится все время??

Холодею и резко вскидываю злобный взгляд на этого хамоватого мужика. Ужас, страшный какой…и вот такие монстры с небритой рожей, напоминающей скорее ж*пу, чем лицо, возят нас по улицам города! Ночью я точно к такому в машину бы не сел…

- Хочется ему, вот и лыбится. Тебе не все равно?! – злобно рычу и бросаю ему деньги, после чего резко выскакиваю из машины, выманиваю оттуда тебя (именно выманиваю, потому что перспектива дотрагиваться до тебя вовсе не прельщает), затем с силой хлопаю дверцей убогой машинки. До ушей мгновенно долетает разъяренный крик:
- Совсем охренел, сучонок?! А если я по тебе так же хлопну?!
- А ты попробуй, - нахально усмехаюсь.

Знаете, наглость очень странно влияет на людей. Они теряются перед ней. Это очень элементарная логика, на самом деле. Вот и сейчас этот отвратительный таксист вместо того, чтобы выскочить из своей тачки и крепко дать мне в солнечное сплетение, поджимает губы, запихивает в бардачок мои жутко измятые деньги и резко трогается с места. Улыбаюсь ему вслед. Правильно, Томас Каулитц всегда выходит из игры победителем.
Поворачиваюсь к тебе, со всей своей старательностью давя внутри назойливого червя под названием страх. И правда улыбаешься, не соврал мужик. Ты улыбался весь путь, Билл? Я не перестаю удивляться… Сейчас ты смотришь на меня очень доверчиво. Так, как смотрят дети на своих родителей, когда ждут, что те подойдут и аккуратно возьмут за ладошку, а потом отведут в уютный дом, накормят мороженным и почитают сказку на ночь. Да. Мне снова придется стать твоей нянькой, хочу я этого или нет.

А хочу ли?..
Не могу пока понять…

Сегодня очень прохладно, что очень несвойственно для сентября. Правда, светит солнышко, лучики которого мягко скользят по твоему донельзя бледному лицу, и ты недовольно жмуришься, руками хватаясь за щеки – как будто пытаешься отлепить от себя самоуверенный солнечный свет. Это зрелище меня порядком забавляет, и я тихонько посмеиваюсь. Недоуменно смотришь на меня, а затем отражаешь мою улыбку. Чертово зеркало.

- Пошли в дом, баран, - почти беззлобно бурчу я, и ленивой походкой направляюсь к двери. Подхожу, отпираю замок. Распахиваю скрипучую дверцу пошире, чтобы ты смог пройти первым, и жду. Билл, ну чего же ты как долго???
В нетерпении оборачиваюсь, готовясь излить на тебя поток самых грязных и гневных ругательств, но замираю, не в силах произнести ни звука. Стою, раскрывши рот, и немного шокированным взглядом смотрю на хрупкую фигурку, стоящую посреди дороги и тянущую ко мне руку. На твоем лице нет сейчас улыбки, напротив – его выражение какое-то непривычно напряженное. Брови немного нахмуренные, глаза цепко впиваются в мои. Ты никогда себя раньше так не вел…неужели тот злосчастный вечер так поменял моего брата?..

- Я что, должен отвести тебя? – наигранно небрежно произношу. – Билл, хватит придуриваться, быстро иди в дом, не заставляй брата злиться.
Молчишь. Только сильнее нахмуриваешься и продолжаешь все так же тянуть руку. Как человек, молящий о спасении…даже взгляд твой сейчас… пугающе отчаянный… И ты стоишь среди дороги, черт возьми! А если машина?..

- Ладно, поэт , раз ты до такой степени деградировал, что сам уже самостоятельно шагу пройти не можешь – я помогу…
Проворчав это, быстро подхожу к тебе и ожесточенно хватаю за протянутую кисть. Холодная. Твоя рука опять холодная, как тогда, в день рождения…какого черта ты всегда похож на труп в морге, Билл?
Сжимаю твою ладонь так крепко, как только могу. Буду тебя дрессировать, дорогой мой братец. Боль – хороший учитель. Зато ты в следующий раз не станешь меня бесить своими выходками, правда ведь? Ощущаю хруст твоих пальцев, а уши мои в это время ласкает тихий болезненный стон. Правда больно? Да ты что, Билл, я же не сильно…это пока.

- Ну что, все еще хочешь идти за мной за ручку, братик? – ехидно выдыхаю тебе в ухо.
В протест мне снова молчание, крепко стиснутые зубы и ответно сжавшаяся рука. Хватаешься за мою ладонь, которая причиняет тебе сейчас боль, как за спасательный круг. И меня снова начинает раздражать и пугать эта покорность. Ты подчиняешься мне, как раб. Но отчего тогда я чувствую себя еще большим рабом, Билл? Почему??..
Ладно, раз тебе так хочется почувствовать меня рядом, я предоставлю тебе такую радость. Я сожму твою руку до такой степени, что ты завоешь и сам вырвешь свою тонкую кисть. Я постараюсь, брат. Чтобы ты не был ко мне так привязан. Чтобы ты просто понял, впитал в свой ненормальный мозг тот факт, что ты доставляешь мне неудобства.
С силой дергаю тебя за руку, и ты трогаешься с места, слегка неуверенно ступая следом за мной. Я чувствую, что твоя ладошка стала мокрой и теперь неприятно липнет к моей. Господи, как же противно-то…
Вталкиваю тебя в дом и с грохотом, от которого ты тут же вздрагиваешь, закрываю дверь. Вжимаешь голову в острые плечи, стоя посреди холла и не двигаясь с места. О нет, неужели мне теперь повсюду придется водить тебя за руку?..

- Если ты будешь так доставать меня весь день, я придушу тебя… - шиплю я, попутно стаскивая с тебя кроссовки.

И вдруг понимаю одну очень странную вещь.
За весь день ты не выдал ни одной рифмы. Вообще ничего. Только пронизывающее душу, такое непривычное молчание.


Ogni sera мi precipiтo a leттo con la speranza che forse avrò la possibiliтà di vederтi quando chiudo i мiei occhi..©
 
EfiДата: Понедельник, 09.03.2009, 01:11 | Сообщение # 20
Форумчанин
Группа: Модераторы
Сообщений: 460
Репутация: 11
Статус: Offline
wacko а чего так мало-то???????????????????????????
когда дальше будет?
 
Форум Ich-Liebe-Tokio-Hotel » ФАН-ЗОНА (Fan Zone) » ФанФикшен (Fan fiction) » Поэт (BeZe (Slash/ Angst/ AU/ POV Том/ Romance/R))
Поиск:

Copyright MyCorp © 2018