Главная | Регистрация | Вход Приветствую Вас Незнакомец | RSS
[ Личные сообщения() · Новые сообщения · Участники · Поиск · ]
Форум Ich-Liebe-Tokio-Hotel » ФАН-ЗОНА (Fan Zone) » ФанФикшен (Fan fiction) » Поэт (BeZe (Slash/ Angst/ AU/ POV Том/ Romance/R))
Поэт
MikaДата: Понедельник, 09.03.2009, 12:05 | Сообщение # 21
***
Группа: Администраторы
Сообщений: 4236
Репутация: 27
Статус: Offline
Quote (Yanysik)
а чего так мало-то???????????????????????????

фигга се мало!!! почти целая страница!!! cool cool cool wacko wacko
хоть бы спасибо сказали!! cool tongue tongue tongue tongue tongue tongue tongue tongue tongue biggrin

Quote (Yanysik)
когда дальше будет?

скоро будет!!))


Ogni sera мi precipiтo a leттo con la speranza che forse avrò la possibiliтà di vederтi quando chiudo i мiei occhi..©
 
EfiДата: Понедельник, 09.03.2009, 12:18 | Сообщение # 22
Форумчанин
Группа: Модераторы
Сообщений: 460
Репутация: 11
Статус: Offline
Quote (АДРЕН@ЛИНК@)
фигга се мало!!! почти целая страница!!! хоть бы спасибо сказали!!

Солнц, ну не нервничай так =********))))))))))) спасибо большое))) ну правда мне мало))
Quote (АДРЕН@ЛИНК@)
скоро будет!!))

ну смотри... буду ждать wink
 
MikaДата: Понедельник, 09.03.2009, 23:05 | Сообщение # 23
***
Группа: Администраторы
Сообщений: 4236
Репутация: 27
Статус: Offline
Yanysik, wink ;) biggrin :D biggrin Надеюсь, дождались?? Еще прода)))

Ogni sera мi precipiтo a leттo con la speranza che forse avrò la possibiliтà di vederтi quando chiudo i мiei occhi..©
 
MikaДата: Понедельник, 09.03.2009, 23:06 | Сообщение # 24
***
Группа: Администраторы
Сообщений: 4236
Репутация: 27
Статус: Offline
Тишина порой может свести с ума. Когда ты слишком долго слушаешь пустоту, с силой давящей на уши, становится не по себе. Начинаешь неизвестно зачем оглядываться по сторонам, цепляясь настороженным слухом за каждый звук – будь то шуршание крыльев пролетающей за окном птицы или же бурчание в животе. Тишина угнетает. Да, конечно же, иногда ее хочется…порой она нужна, особенно когда ты устаешь от общества, чересчур шумных улиц или же клубов с громкой музыкой. Тишина нужна. Но когда ее много – это уже сумасшествие.

Ты до сих пор так и не произнес ни одного слова. Что бы я не говорил тебе, колкость или же просьбу посидеть немного одному, пока я приму душ и переоденусь в домашнюю одежду, ты одинаково покорно смотрел на меня, робко улыбался и молчал. Поначалу я даже обрадовался тому факту, что мне больше не придется выслушивать твои идиотские рифмы, которые за столько лет порядком успели достать. Но сейчас, вслушиваясь в назойливо звенящий воздух, я слишком четко и совершенно неожиданно осознаю, что хочу услышать твой тихий голос.
Мы сидим на кухне, освещаемой лишь неярким бра на стене, и пытаемся поесть. Точнее, я совершенно спокойно и с превеликим удовольствием наворачиваю овощное рагу собственного приготовления, и с зарождающимся внутри раздражением наблюдаю за тем, как ты лениво ковыряешься в своей тарелке с молочной кашей. Сжимая слишком тонкими пальцами ложку, перемешиваешь пищу и сосредоточенно разглядываешь ее. Ничего не понимаю…в чем причина этого странного отсутствия аппетита? Ты не ел ничего в больнице…не желаешь есть и сейчас. Хочешь умереть голодной смертью? Странно…не знал, что и у сумасшедших могут возникать мысли о суициде, да еще и таком странном.
А может все дело в том, что ты привык есть в своей комнате? Раньше я всегда кормил тебя только там, не считая, что ты достоин кушать как полноценный человек – на кухне. Собственно, почему сегодня я изменил этой традиции? Не знаю…просто отчего-то захотелось поужинать с тобой. Хотя бы попытаться почувствовать, что у меня есть брат. Попробовать следовать советам доктора Сандерса…

- Билл, почему ты не ешь? – спрашиваю, откладывая в сторону свою ложку. – Тебе нужно съесть хоть что-нибудь. Если ты окочуришься от голода, Сандерс отвертит мне голову.

Ну и кому я это сказал? Ответа не последовало. Слегка склоняешь голову набок и продолжаешь самозабвенно вырисовывать на каше забавные узоры. Будто кистью по холсту водишь ложкой по мягкой массе. Заворожено наблюдаю за этими действиями…такие плавные движения, что невольно начинаешь следить за ними. Ты стал другим после больницы…что тебя так переменило, поэт?

Но о чем я…ты же теперь не поэт. Похоже, твои рифмы иссякли.

Раздраженно хватаю ложку и продолжаю уплетать свое рагу, ожесточенно работая челюстью. Хочется показать тебе, с каким аппетитом я ем – быть может, тебе станет завидно, и ты наконец-то притронешься к своей проклятой каше? Я слишком наивен, раз так думаю, потому что ты все так же сидишь и равнодушно помешиваешь невзрачную жижу. Еще чуть-чуть – и я начну злиться. И тогда тебе придется несладко, Билл.

- Слушай, ты должен съесть эту чертову кашу, ясно тебе?! – цежу сквозь зубы, борясь с желанием запихнуть в тебя эту кашу вместе с тарелкой.

Будь ты нормальным человеком, я бы решил, что ты обижен на меня и теперь игнорируешь. Но так как ты продолжаешь оставаться полоумным братцем, то этот вариант отпадает. Что тогда такое с тобой происходит, Билл?.. Внутри все начинает закипать, кровь бурлит в висках, а руки сжимаются в кулаки. Злоба на твое немое упрямство захватывает меня в свои колючие сети. Я должен заставить тебя сожрать эту чертову кашу!
Вскакиваю со стула, от чего тот резко отъезжает в сторону и тормозит с противным скрипом. Мерзкий звук, отвратительный просто.
Присаживаюсь возле тебя на корточки. Так, мне нужно держать себя в руках. Нельзя срываться, не нужно поддаваться собственным эмоциям – это делает меня слабее. Я всего-навсего должен научиться справляться с этим раздражением. Всего-навсего обязан суметь найти к тебе подход, а заодно и к себе тоже… Сандерс мне говорил, что я привык видеть в тебе кого угодно, только не брата. Не родного человека, а скорее назойливое домашнее животное. Которого нужно кормить, за которым изо дня в день убираешь помои и сквозь зубы ругаешься, понимая, что и привыкнуть к этому нельзя, и выкинуть-то невозможно. А каково это – видеть в тебе человека?.. Я никогда прежде не думал об этом…возможно, стоит хотя бы попробовать?
Ведь сейчас я вовсе не испытываю к тебе отвращения…да и страха тоже нет. Он как-то незаметно отступил. Только раздражение от твоего нежелания есть колышется в душе, но и оно постепенно засыпает, потому что я смотрю в твое слишком спокойное лицо с опущенным вниз взглядом, и постепенно забываю обо всем. Изучаю заново…открывая то, чего раньше не видел. Я был слеп?

- Ну что, так и будешь гипнотизировать тарелку? – усмехаюсь негромко, пытаясь привлечь твое внимание. Никакой реакции. А раньше улыбался…рифмами сыпал… - Эй, ну поешь хоть чуть-чуть. Нужно, слышишь? Иначе умрешь…

Не надеюсь, что до тебя дойдет смысл моих слов. Просто говорю, пытаясь представить рядом вменяемого человека. Гоню прочь осознание того, что ты другой… Просто если я хоть на миг забуду о твоей болезни, то может у меня получится удовлетворить Сандерса и стать примерным опекуном? Кто знает…



- Эх…ну давай по-другому


Ogni sera мi precipiтo a leттo con la speranza che forse avrò la possibiliтà di vederтi quando chiudo i мiei occhi..©
 
MikaДата: Понедельник, 09.03.2009, 23:09 | Сообщение # 25
***
Группа: Администраторы
Сообщений: 4236
Репутация: 27
Статус: Offline
Осторожно вытягиваю из твоих пальцев ложку. Она очень теплая – все это время ты крепко сжимал ее.
- Покормим тебя с рук,
поэт?

Вот тут-то я и получаю твой взгляд. Ты очень внезапно вскидываешь пушистые ресницы, и я чуть не роняю ложку. Так…нужно привыкать, Том. Это же всего лишь человек! Зачем же так дрожать? Не нужно…
Смотришь на меня несколько заинтересованно, как будто ожидая, что же я буду делать дальше. А что я буду делать? Попытаюсь тебя накормить! А то перспектива хоронить скончавшегося от голода брата меня не прельщает…
Хотя раньше я бы просто кинул тебя и ушел. Оставил бы умирать от голода. Раньше…до дня рождения. До недели беспросветного пьянства. Это время что-то перевернуло во мне.
Подхватываю ложкой небольшое количество белой жижи и подношу к твоим губам. Пытаюсь протиснуться внутрь, но ты упорно не желаешь открывать рот. Упрямимся?? Да что же такое-то!! Более назойливо нажимаю тебе на губы, отчего ты начинаешь мотать головой, как малолетнее дитя. Черт…

- Билл, да перестань же ты! Ну, чего тебе не нравится?? Это каша! Вкусная! Я сам ее варил! Жри давай!

Еще пару минут безуспешно пытаюсь втиснуть в тебя хотя бы маленькую порцию каши, но после двадцатой попытки сдаюсь и раздраженно отбрасываю ложку на пол. Вздрагиваешь от такого моего действия, но продолжаешь сидеть смирно. Сегодня ты слишком спокоен…да что же там с тобой сотворили, в этой больнице? Чем так лихо обкололи, что теперь ты похож на зомби? Ты стал еще более жалок…и теперь я не знаю, как обращаться с этим совершенно новым для меня, молчаливым существом.

- Ладно…не хочешь кашу?? – тянусь к своей тарелке и двигаю ее. – Хорошо. Попробуем слопать рагу? Это повкуснее будет…давай…чувствуешь, как вкусно пахнет??
Пытаясь соблазнить тебя аппетитными ароматами своего ужина, вожу перед аккуратным носом ложкой с рагу. Ты немного морщишься, что начинает меня бесить. Тебе что, омаров принести?!
- Билл! Если ты сейчас же не сожрешь это гребанное рагу, я сдам тебя обратно в больницу, ты понял меня?!

В следующую секунду ловлю твой испуганный вздох, от которого внутри все с ног на голову переворачивается, и вот уже в моей руке пустая ложка. Разглядываю ее с раскрытым ртом как нечто нереальное, а затем перевожу немного очумелый взгляд на тебя. Активно пережевываешь мое рагу и судорожно глотаешь, отчего твой кадык перемещается под тонкой кожей. Ничего себе реакция…надо будет запомнить. Ты боишься возвращаться туда?.. Это мне на руку…теперь я знаю заклинание, которым можно неплохо манипулировать тобою. Отлично просто!

- Вот, так-то лучше, - улыбаюсь, довольный собой.

Быстренько скармливаю тебе всю тарелку, после чего небрежно бросаю в раковину грязную посуду и возвращаюсь к тебе. Очевидно, теперь мне придется кормить тебя как маленького ребенка. Еще одно изменение в твоем характере… Удивительно, но мы оба меняемся. Я становлюсь более терпеливым к тебе, а ты…ты просто замыкаешься внутри, воздвигаешь между собой и окружающим миром стену из тоскливо опущенных глаз. А знаешь, Билл, я все же попытаюсь расшевелить тебя.

- Пора тебе дрыхнуть, - замечаю я, бросая взгляд на часы. – Щас выпьешь пару таблеток – и в люльку.

Беру тебя за руку, прекрасно помня, что отныне ты можешь передвигаться только так, и веду в твою комнату. Наверное, это странно, но мне даже чуточку нравится та покорность, с которой ты следуешь за мной. Я чувствую себя всемогущим. Вы когда-нибудь мечтали стать Богом? Ощутить, каково это – управлять чужими жизнями. Сейчас я испытываю подобное…этот дом – мой маленький мир, а ты – молчаливый парень, который полностью зависит от меня. Ты так доверчиво держишься за меня, что на губах моих невольно расползается улыбка. Я Бог. Твой Бог, Билл. И мне это нравится.
Уже выключив в твоей комнате свет, подхожу к кровати, на которой ты свернулся в клубок, закутавшись толстым одеялом с головой. Улавливаю твое размеренное дыхание, зачем-то поправляю подушку, и негромко произношу, прежде чем покинуть комнату:

- С возвращением…


Ogni sera мi precipiтo a leттo con la speranza che forse avrò la possibiliтà di vederтi quando chiudo i мiei occhi..©
 
MikaДата: Понедельник, 09.03.2009, 23:14 | Сообщение # 26
***
Группа: Администраторы
Сообщений: 4236
Репутация: 27
Статус: Offline
Алан не появился ни на следующий день, ни спустя еще пару дней. Честно говоря, такое его поведение меня как минимум удивило – все же он слишком прикипел к своей маниакальной идее сотворить из моего дома клуб высшего разряда. И это весьма странно, что он внезапно испарился. Может, нашел более подходящее для бесконечных тусовок жилье? Как бы там ни было, а мне же лучше. Теперь на моих руках снова находится полоумное чудо, которое с каждым днем становится все невыносимее.
Каждое наше утро начинается с твоих громких криков – свидетельство того, что ты проснулся. Честно говоря, это единственная твоя новая черта, к которой я никак не могу привыкнуть. Ты словно петух в деревне – встаешь с первым лучом солнца и сразу же оповещаешь меня об этом своим громогласным воплем. Я, тщетно зажимая руками несчастные уши, со стоном сползаю с постели, угрюмо прощаюсь с теплом нагретого одеяла, и в полуживом состоянии ползу к тебе в комнату. Там меня встречает пара явно довольных проделанной работой глаз. Это просто невыносимо – то, каким ты стал после больницы…а еще ты, кажется, явно почувствовал перемены в моем обращении с тобой, и теперь пользуешься этим. Что, почуял добро? Тоже мне, эксплуататор…
Далее по плану водные процедуры. Сперва – взять тебя за руку, чтобы ты не пугался ничего. Это уже вошло в привычку. Я уже нисколько не боюсь прикосновений к тебе – слишком часто это происходит. Беру за ладошку, ты непременно вцепляешься в меня со всей дури, дальше вталкиваю тебя, сопротивляющегося, в ванную. Дальше ты знаешь, что делать. Этому тебя приучили еще в глубоком детстве. Пока ты приводишь себя в порядок, издавая нелепые фыркающие звуки, я терпеливо дежурю под дверью, чтобы в случае чего подоспеть вовремя. Мало ли…Сандерс вроде говорил, что у таких, как ты, есть склонность к самоубийству. Я, конечно, попрятал всякие там опасные предметы, но кто тебя знает…идиот и в унитазе утопиться сможет!
Далее встретить тебя, одетого в одни только боксеры, вытереть насухо еще влажные участки тела, засунуть в домашние штаны и футболку. В плане одевания ты всегда разный – иногда предпочитаешь собираться сам, но в последнее время предоставляешь это дело мне. Потом мы отправляемся завтракать. Вот это стало для меня настоящей пыткой! Раньше я мог принести тебе в комнату поднос со снедью, небрежно грохнуть его об тумбочку и свалить, зная, что ты все это сметешь, а мне останется только убрать. Теперь все иначе. Ты отказываешься есть самостоятельно – любую пищу принимаешь только из моих рук. То есть мне нужно успеть и тебя накормить, и самому кусок урвать. А ты ешь очень медленно…мучительно долго пережевывая пищу. От этого действия у меня слюни течь начинают, потому что я всегда сперва кормлю тебя, а уж потом ем сам. Так доктор велел! К чертям собачьим бы этого доктора…
После кормежки ты продолжаешь сидеть на месте и наблюдать за тем, как я навожу порядок на кухне. Иногда мне кажется, что в твоей полоумной голове скрывается извращенный садист. Когда я невзначай поворачиваюсь к тебе во время помывки целого табуна посуды, я вижу в твоих темных глазах странный блеск – будто бы ты наслаждаешься зрелищем пашущего меня. Странно…это всего лишь мои глюки. Потому что меня это достало!
Затем у нас следует прогулка. Сандерс велел выгуливать тебя каждый день, чтобы организм был более крепок. Ну да…я не привык выводить тебя в свет. Мне элементарно стыдно появляться на людях с сумасшедшим братом. Я не хочу, чтобы во мне видели жалкую сиделку…я парень прежде всего, обычный человек, пускай и с такой долей. Поэтому я вожу тебя в редкий лесок неподалеку от нашего дома. Вообще раньше это был небольшой парк, но потом все качели в нем поломали, фонтаны снесли, а газоны растоптали. И забыли об этом. Теперь все это поросло кустами, высокой травой и деревьями, которые отрастили себе величественные кроны. Но есть там одно место, в которое я тебя и привожу. Небольшая полянка в окружении нескольких хиленьких кленов, старая, покосившаяся от времени скамейка и скрипучие качели неподалеку.


Сегодня мы снова сидим в этом месте. Наше утро началось с ссоры – ты закапризничал во время завтрака, отказавшись есть омлет, который я долго и упорно готовил. Естественно, я разозлился. Швырнул сдуру тарелку об стену, загадив обои и напугав тебя шумом. Ты распахнул глаза, когда я еще и заорал. А потом ты издал непонятный звук и убежал к себе в комнату. Я плюнул вслед и принялся убирать срач. Покорячившись несколько минут, выматерился и справился с сильным желанием пойти и врезать тебе. Достало меня это все невероятно… Сдержался. Вздохнул пару раз и пошел мириться. Ты не отреагировал – лишь испуганно забился в угол кровати и мелко дрожал. Пришлось силой стаскивать тебя оттуда, игнорируя жалобные вопли, и с садистским наслаждением грубо одевать для прогулки. Ты брыкался, пищал, но мне было по фиг. Я просто впихнул тебя в какие-то шмотки, больно схватил за запястье и потащил на улицу. Если бы Сандерс узнал об этом – убил бы. Но он же не знает!
Теперь ты сидишь на качелях, слабо покачиваясь и раздражая меня этими скрипящими звуками. Как вилкой по мозгам скребешь…
- Билл, прекрати качаться, бесишь, - хмуро бросаю я, не отрываясь от газеты, купленной по дороге.
В ответ мне уже ставшая привычной тишина. Ты так и не разговариваешь со мной. Да мне особо и не нужно…я побаиваюсь того, что с возвращением к тебе твоих рифм ко мне вернется мое желание придушить тебя. Все же ты всегда выводил из себя именно этими проклятыми стихами.
Читаю о каком-то гей параде и раздраженно фыркаю. Вот же идиоты! Ну ладно я…поцеловался пару раз с каким-то там сосунком…но спать с парнем! Бред.
Тут мой разум просто прорезается громким, леденящим кровь скрипом.



Ogni sera мi precipiтo a leттo con la speranza che forse avrò la possibiliтà di vederтi quando chiudo i мiei occhi..©
 
MikaДата: Понедельник, 09.03.2009, 23:17 | Сообщение # 27
***
Группа: Администраторы
Сообщений: 4236
Репутация: 27
Статус: Offline

- Билл!!! – ору я, отбрасывая газету. – Ты специально, мразеныш?!
Даже не удостаиваешь меня взглядом, продолжая мечтательно раскачиваться на ветхих качелях. Пальцы плотно сжаты вокруг железных прутьев, голова слегка опущена. Ноль реакции. Продолжаешь виртуозно играть на моих нервах, раскачиваясь туда-сюда. Чего ты добиваешься, братец?! Хочешь побесить меня? Браво, тебе это удается!
Вскакиваю со скамейки и быстрым шагом направляюсь к тебе. Ну щас я тебе покажу…
Резко хватаю за щеки и дергаю твою голову наверх, заставляя посмотреть себе в глаза. Ты порывисто вздыхаешь и поддаешься, но в глаза мне не смотришь. Бесишь, сволочь!
- Я тебе говорил, чтобы ты перестал? – злобно шиплю. – Я тебя просил?? На меня смотри, идиот!
С силой сдавливаю твое лицо, впечатывая пальцы в нежную кожу. Ты болезненно жмуришься, благодаря чему незамедлительно получаешь новую порцию боли от меня.
- Я заставлю меня слушаться, понял?! Я сделаю так, что ты как собака будешь делать все, что я захочу, а не наоборот…
Очевидно, тебе становится слишком больно или же ты просто улавливаешь смысл моих слов – немного раскосые глаза распахиваются и с покорностью заглядывают прямо в мои. Умница, Билл. Удовлетворенно улыбаюсь тебе и отпускаю лицо, стараясь не обращать внимания на ярко-красные пятна на щеках. Наверное, я все же переборщил…но зато добился своего. Ты больше не раскачиваешься на этих ужасно скрипучих качелях и послушно смотришь на меня. Мои методы воспитания явно успешны.
Сажусь обратно на скамейку, и только протягиваю руку к отброшенной газете, как ушей моих достигает странный звук. Что-то, похожее на судорожный вздох…как будто чей-то робкий всхлип. Недоуменно поднимаю голову, и меня пронзает резкое чувство вины. Твои в упор смотрящие глаза, слегка подрагивающие приоткрытые губы и такие знакомые, будто пришедшие из детства, мокрые дорожки по щекам. Как заколдованный слежу за капелькой, срывающейся с твоего подбородка и падающей на одежду. Там остается маленькое мокрое пятнышко, дерзко темнеющее на фоне прочего порядка…
Наверное, я должен кинуться сейчас к тебе, крепко обнять и прошептать тысячу извинений, чтобы остановить этот соленый поток из твоих глаз. Так поступил бы любой человек на моем месте. Так сделал бы любой брат. Но я не могу… Я будто парализован – мое тело мгновенно стало слишком тяжелым, чтобы подняться на ноги и донести его до тебя. Глаза превратились в стекло, неподвижно отражающее твою хрупкую фигуру. Я должен успокоить?
Выведите меня кто-нибудь из этого оцепенения, и я попробую…
Ты плачешь, глядя мне в глаза. Так хорошо уяснил мой приказ, Билл?.. Теперь я жалею, что велел тебе это… Невыносимо видеть твои слезы. Еще невыносимее понимать, что именно я являюсь их причиной…я слишком груб, наверное…не того от меня хотел бы Сандерс. Не на то рассчитывала мать, поручая мне тебя. Я помню день, когда она уезжала. Мягкое прикосновение к моей щеке пальцев в замшевых перчатках, короткий влажный поцелуй в скулу и твердое:
- Ты все, что остается у него, Том. Храни его…и прости, что я не могу остаться с вами.
Конечно же, я ничего не сказал. Лишь коротко кивнул и посмотрел напоследок на родные черты. Я всегда любил ее рыжие локоны…они были похожи на солнце. В детстве ты любил зарываться в них носом, когда в редкие минуты маминой благосклонности мы облепляли ее с разных сторон и слушали какие-то слишком счастливые сказки, рассказываемые тихим голосом.
Она велела хранить. Беречь, как самое дорогое. Ты просто не сумел стать для меня самым дорогим, Билл… В моих глазах всегда плескалось презрение к тебе, я всегда до боли в костях сжимал кулаки, чтобы не подбежать и не ударить тебя посильнее. Иногда желание причинить тебе боль было слишком сильным…я чудом сдерживался. Но сейчас оно пропадает…на смену ему приходит забытое чувство вины. И глядя на твои слезы, я понимаю, что не хочу видеть их на этом бледном как луна лице.
Сам не замечаю, как оказываюсь возле тебя. Ты испуганно отшатываешься, будто боясь, что я снова сделаю тебе больно. Не надо, Билл…сейчас я всего лишь хочу попросить прощения. Не нужно отталкивать меня в те редкие минуты, когда в душе просыпаются какие-то чувства к тебе. Они всегда пропадают слишком стремительно для того, чтобы ты успел ими насладиться.
- Билл, не бойся, - шепчу, протягивая к тебе руку. – Я не так хотел…ты испугался, да? Тебе больно, поэт?..
Шмыгаешь носом в ответ, но ничего не говоришь. Теперь я должен научиться читать твои мысли, чтобы хоть как-то понимать.
Присаживаюсь на корточки и внимательно гляжу на тебя снизу вверх. Слезы-предатели наперегонки бегут по твоей коже. Легкий ветерок нагло треплет длинные волосы и осушает влажные дорожки на щеках. Почти любуюсь… А в твоих глазах замечаю недоверие, и что-то сразу колет в сердце. Ты же брат…родная кровь. А я так часто забываю об этом…
Дрожащей рукой тянусь к твоему лицу, но ты снова пытаешься отпрянуть.
- Билл, не надо…пойми, я ведь сейчас через себя переступаю…
Да, переступаю. И это действительно очень сложно. Ломать внутри себя человека, которым ты был всю жизнь, и создавать нового, робкого и совсем еще незаметного, очень тяжело… Я будто расстаюсь с чем-то безумно важным. Я расстаюсь с собой. И неизвестно зачем протягиваю руку человеку, разум которого никогда не откликнется на мой зов. А я так хочу позвать...хочу закричать: Билл, я здесь, я твой брат!!! Скажи хоть слово…хотя бы одно, разумное…и тогда я одним движением сломаю все хладные стены в своей душе.
Моя ладонь несмело прикасается к твоей щеке. Холодная. И мокрая. И нет ведь отвращения…есть что-то другое, щемящее…такое, от чего в носу начинает странно пощипывать. Непривычное чувство…
Большим пальцем медленно стираю слезы с твоего лица. Ты смотришь на меня так, будто бы я ненастоящий, эдакий призрак, великодушно поглаживающий тебя сейчас. Не веришь, Билл?... Да я и сам не могу поверить, что это я…
Внезапно ты поддаешься навстречу мне, издав непонятный звук, и со всей силой обнимаешь. Я шокировано застываю на месте, не в силах пошевелить даже пальцем. Что такое?.. Что это?.. Почему сердце так долбится в ребра? И зачем ты обнимаешь меня, Билл…
Я не понимаю, что происходит. И уж совсем мне непонятно то, зачем я глубоко вздыхаю, прежде чем обхватить твое худое тело руками в ответ. Все сотрясает какая-то пугающая меня дрожь…а ты прижимаешься так, что я своей грудью чувствую биение твоего сердца. Оно будто рвется навстречу моему, радуясь чему-то. Твои волосы щекочут нос, и я, стараясь не чихнуть, не своим голосом бормочу куда-то тебе в шею:
- Я не хотел, поэт…не плачь …
Мне больно ощущать сейчас твое тепло, потому что от него самому хочется плакать. Я как последний слабак, обнимающийся сейчас со своим полоумным братом, который зачем-то накинулся на меня. Впервые за много лет мне хочется бросить отчаянный взгляд в небо и проорать что-нибудь…хоть что-то…выпустить на волю этот тяжелый ком…и разрыдаться, чтобы утонуть в собственных слезах. Хочу сидеть на земле, оплакивая что-то потерянное…и улыбаться безумным оскалом, приветствуя нечто новое, еще совсем непонятное и незнакомое… Но вместо этого я сжимаю тебя в своих замерзших уже руках и разрываюсь от внутренних терзаний и боли.
Зачем ты обнимаешь меня, Билл?.. Не надо…больно.



Ogni sera мi precipiтo a leттo con la speranza che forse avrò la possibiliтà di vederтi quando chiudo i мiei occhi..©
 
MikaДата: Понедельник, 09.03.2009, 23:20 | Сообщение # 28
***
Группа: Администраторы
Сообщений: 4236
Репутация: 27
Статус: Offline
Холодный, ласкающий ветер мягко гладит меня по щекам и нагло уносит сигаретный дым, который я выпускаю изо рта. Курю, сидя на крыльце нашего дома, и с прищуром вглядываюсь в темную улицу, которая всегда освещалась одиноким фонарем, сейчас понуро стоящим возле дороги. Угас и потерял свою значимость. Так всегда – стоит тебе перестать выполнять свое жизненное предназначение, и ты сразу становишься незаметным, ненужным. Умираешь для других, оставаясь живым.
Мысли размытой чередой плывут в голове. Вспоминается ощущение теплых рук на моей подрагивающей спине, твое учащенное дыхание возле уха и мои крепко стиснутые зубы. А еще небольшой понурый лист, который пролетел прямо перед моим носом, и упал к своим собратьям, облепившим черную землю. Это все слишком странно и непривычно, чтобы быть реальностью. Это все слишком непохоже на мою привычную жизнь.
Первое наше объятие. Впервые проснувшееся ощущение того, что ты - мой родной человек. Призрачное понимание того, что ты теплый и живой. И страх от понимания, что это безумно приятно – дышать с тобой в унисон.
Этими объятиями ты разрушил все во мне. И сейчас я не могу понять, что чувствую. Ненавижу тебя или начинаю проникаться каким-то неведомым мне прежде ощущением надежности. Мне хочется оказаться как можно дальше от тебя, чтобы заглушить назойливое желание снова почувствовать в своей руке теплую ладонь, увидеть доверчиво смотрящие глаза. Я не хочу зависеть от тебя еще больше, понимаешь?.. Своей отвратительной нежностью ты обрезаешь мне крылья, которые хотят распуститься и показать свою горделивую красоту, а не висеть жалкими лохмотьями за спиной. И тогда я не смогу улететь…а бродить всю жизнь по бренной земле в оковах я не хочу. Мне жизнь нужна, а не ее подобие. Мне нужен брат, а не псих. Ты на секунду дал мне возможность поверить в то, что ты нормальный…этим слишком теплым объятием. Привязываешь к себе, Билл?.. Хочешь добиться моего добра?
У тебя это получается, поэт…вот только я так не хочу.
Это ведь противоречит всем моим принципам, по которым я жил! Я не могу убить самого себя, чтобы подарить жизнь тебе. Я же не к этому стремился…не того хотел… Но слишком остро сейчас понимание того, что прежних желаний нет. Они, как и этот серый дым, подхватываются ветром и уносятся на много миль отсюда. Остается лишь тянущая боль в грудной клетке.
Тихий стук возвращает меня в реальность, и я удивленно оборачиваюсь. Ты стоишь в окне и слабо постукиваешь по стеклу, улыбаясь мне настолько тепло, что все нутро сводит от такой непривычной нежности. И когда только я начал тебя видеть другим? Ты настоящий сейчас? Ты на самом деле такой, Билл?.. Или же это всего-навсего мое воображение рисует мне хрупкого парня, один вид которого заставляет меня незамедлительно подняться, выкинуть в траву тлеющую сигарету и вернуться в дом.
Как только я переступаю порог и закрываю за собой дверь, ты отлипаешь от стекла, успевшего запотеть от твоего дыхания, и с видом преданной собаки кидаешься ко мне. Теперь ты обрел полную свободу в этом доме, Билл. Ты прекрасно знаешь, что я больше не буду ругать тебя за лишнее прикосновение или за желание выйти из комнаты. Теперь ты носишься по дому, узнавая каждый уголок, утомляя меня своей неусидчивостью. И ты постоянно требуешь, чтобы я был рядом. Нет, ты по-прежнему молчишь… Но я уже знаю: если улыбка сползает с твоего лица, а рука уже так привычно тянется к моей, значит я должен подойти ближе. Возможно, так ты чувствуешь себя спокойней. Словно воспоминания с того дня не дают тебе покоя, и ты боишься, что из кухни или холла может неожиданно выскочить какой-нибудь пьяный тусовщик и зацапать тебя в свои жадные руки. Не бойся, Билл… Тебе больше некого бояться. Разве что меня…да и я теперь безопасен для тебя.
Наверное, я впитал в себя твой страх как послушная губка, ведь теперь боюсь сам себя…а точнее, своих чувств.
Я ведь всегда ненавидел тебя, верно? Всегда отталкивал. А теперь как выдрессированный пес бегу на каждый твой взгляд, и на автомате улыбаюсь, зная, что так нужно. Тебе нужно, Билл, не мне.
А что нужно мне?
Теперь я этого не знаю…
И мне кажется, что я не хочу ничего знать. Я просто буду идти по новой тропинке, протоптанной тобой. Ты ведь поможешь мне привыкнуть к такой жизни, Билл? Просто возьми меня за руку, как всегда…я разрешаю, я больше не против.
И сейчас, задумчиво глядя на твою радость от того, что я вернулся в дом, я совершенно отчетливо и с ужасом понимаю, что хочу всегда видеть улыбку на твоем лице.



Ну вот примерно так оно и выглядит, только без наушников, естесна))


Ogni sera мi precipiтo a leттo con la speranza che forse avrò la possibiliтà di vederтi quando chiudo i мiei occhi..©
 
MikaДата: Понедельник, 09.03.2009, 23:24 | Сообщение # 29
***
Группа: Администраторы
Сообщений: 4236
Репутация: 27
Статус: Offline
И снова тишина,
В темной комнате страх и боль,
Я не знаю, чья здесь вина,
Не знаю, что со мной.
И нервы, как струна,
И слова, словно тихий вой…
………………………………………….
Печали вкус песка
Одиночества тихий стон,
В висках стучит тоска,
Как погребальный звон. (с)

Уже ночь, и наверное ты спишь. Но меня мучает проклятая бессонница, поэтому приходится слоняться по дому в обнимку с чашкой кофе и изнывать от безделья. Безумно скучно и хочется поговорить с кем-нибудь. Услышать чей-то голос, говорящий всякую нелепицу. Просто слушать человеческую речь и наслаждаться этим. Как же хочется поговорить с кем-нибудь! Все равно, о чем – о погоде или спорте, политике и прочей ерунде. Лишь бы слышать кого-то и говорить самому, иначе эта тишина уже сводит меня с ума…не хочу так…


Я сейчас точно взвою. Настолько скучно мне не было очень давно. Нет, бывали дни, когда мне нечем было заняться…но тогда жизнь не подкидывала мне сюрпризов вроде объятий с тобой и прочих неожиданностей, поэтому все казалось намного проще и мысли не терзали так голову. Знаешь, Билл, ты не желаешь покидать меня даже когда спишь! Вот сейчас ты нежишься в своей кровати, а я тут брожу и думаю, думаю, думаю… Я устал думать, черт побери! У меня голова сейчас разорвется…
Усталый взгляд на настенные часы. Три часа ночи. Замечательно, а у меня сна ни в одном глазу. И что же делать? Чем себя занять? Покурить? В горле уже першит от сигаретного дыма. Налить себе десятую чашку кофе? Ага, еще лучше. Сердце и так бьется чаще, чем нужно.


А я знаю, что сейчас сделаю. Я пойду к тебе. Какого черта ты спишь, а я должен мучиться от одиночества? Знаешь что, поэт, раз уж ты смог поселить во мне такие непривычные теплые чувства, то теперь просто обязан скрашивать порой очень скучное существование рядом с тобой. Хотя бы своими улыбками и дрожащими прикосновениями. Хоть как-то, иначе я тоже сойду с ума.
Два психа в одном доме…весело.


Тащусь к твоей комнате, мысленно проклиная себя за это. Так поступают только законченные эгоисты – вламываются посреди ночь к другому человеку, чтобы усмирить одиночество. Зачем я иду к тебе? Ты же не споешь мне колыбельную, от которой незаметно закроются глаза и сон укутает своим теплым одеялом. Я все это прекрасно понимаю, но мне хочется тебя увидеть. Именно сейчас, в три часа ночи.
Уже возле двери я замираю, в нерешительности проводя подушечками пальцев по гладкой поверхности. Из комнаты не доносится ни звука, если бы незнающий человек подошел к ней, никогда ему в голову не пришло бы, что там есть кто-то живой. Но я знаю, что ты спишь очень тихо. Не то, что я – мама еще в детстве жаловалась на то, что по ночам я выдаю нехилые партии храпа, от которого она никогда не могла заснуть. Две противоположности – тихая и громкая. Смелая и трусливая. И в данный момент я во многом слабее тебя, потому что просто боюсь зайти внутрь и нарушить это хрупкое спокойствие. Но так хочется, что зубы произвольно закусывают губу, а рука уже сама толкает дверь. Ну и что, что ночь. Ты – брат. Ты мне многим обязан…поэтому хотя бы изредка мне можно выполнять свои прихоти, а не твои.


Дверь приоткрывается почти бесшумно, и я быстренько запрыгиваю внутрь, оказываясь во власти темноты. Не слышно даже твоего дыхания, такое ощущение, что тебя вообще здесь нет. Может сбежал? Бред… Улыбаюсь, отгоняя от себя такие нелепые мысли.
Тихонько шагаю в сторону твоей кровати, и по мере приближения руки становятся все влажнее, а сердце пытается вырваться из груди. Зачем я так реагирую на тебя?.. Почему волнуюсь, что такого…я же ничего противозаконного не делаю. А чувствую себя так, будто собираюсь убить кого-то. Крадусь, как вор…
Когда глаза привыкают к темноте, я различаю на кровати твой худенький силуэт. Ты спишь в той же позе, в какой и ложился. Усмехаюсь… Одна твоя рука просунута под подушку, другая лежит поверх нее, возле самого лица.
Как бы разбудить-то тебя? В задумчивости осторожно присаживаюсь на самый краешек кровати, стараясь создавать минимум шевеления. Может, просто посмотреть на тебя, а потом уйти? Твой вид как-то успокаивает меня… Да, пожалуй я так и сделаю. Просто взгляну и уйду восвояси.


«Я пришел сюда только потому, что не могу заснуть…»
Да, а еще потому, что тебе безумно захотелось оказаться рядом с Биллом…
«Что?! Нет, вовсе нет…это все бессонница…и мне скучно! Остальное бред…»
А почему, интересно, ты не можешь заснуть, а?
«Не знаю…нервное переутомление – этот спящий псих высасывает из меня все силы…»
А может потому, что ты слишком много начал думать о нем, Том? Почему тебя никогда не покидают мысли о брате? Чего ты сейчас хочешь?
«Уснуть…»
А если подумать? Только ли?
«Да!»
А разве тебе не хочется провести рукой по его лицу? Смотри, какой он мирный…тихий и спокойный, почти нормальный. Видишь эту иллюзию, Том? Сейчас можно представить, что он простой человек.
«Мне не хочется к нему прикасаться! Что за бред…»
Самообман – жалкое дело…оно селит внутри противоречия, с которыми становится очень сложно жить. Не слишком ли много внутренних разногласий для одного человека, Том?
«У меня нет противоречий! Я нормальный, в отличие от него!»
Уверен?
«Уже нет…»
А в чем заключается его ненормальность? Почему ты не можешь до конца увидеть в нем человека???
«Потому что он не просто человек…он другой…он слишком отличается от этого мира! Он говорит стихам...хотя нет, говорил. Сейчас он молчит вовсе. Разве это нормально? Разве разумные люди ведут себя так?»
Том, а почему ты, весь такой правильный и нормальный, никогда даже не делал попыток, чтобы помочь ему выбраться из этого всего? Почему сбегал, когда он явно молил тебя остаться рядом? Он твоя часть, без которой ты не можешь жить. Вспомни те дни, когда его не было рядом…во что ты превратился? В тряпку, которая впитывала в себя тонны спиртного и рвалась, трещала по швам… Ты так видел свободу? Неужели тебя нравилось, а? Наверное, это очень круто – проснуться и не вспомнить, кто ты… Видишь, Том? Без Билла твоя жизнь принимает другие обороты… А кстати, не потому ли ты пил, что хотел забыть его молящие глаза? Ты вытряхивал из своей памяти воспоминания о близнеце, а вместе с этим потерял понимание того, кто ты сам. Видишь, Том…по отдельности никак…только так, только вместе…каким бы он ни был, ты прекрасно знаешь, что…
«Прекрати, не надо!»
Ты что, плачешь? Слабак… Ладно, я больше не буду. Наверное, ты сейчас забудешь этот разговор с самим собой и просто свалишь все на бессонницу. Что ж, дело твое. Я больше не скажу ни слова…но взгляни, Том. Ты уже тянешься к нему сам.
«Что?.. Ложь… Ты все врешь!»
Я не могу врать самому себе, в отличие от тебя…



Ogni sera мi precipiтo a leттo con la speranza che forse avrò la possibiliтà di vederтi quando chiudo i мiei occhi..©
 
EfiДата: Вторник, 10.03.2009, 01:01 | Сообщение # 30
Форумчанин
Группа: Модераторы
Сообщений: 460
Репутация: 11
Статус: Offline
Извиняюсь, я тут немножко не в тему пока...
сообщение № 27 *начало* - фоточка из ПМЖ... эх.. воспоминания...
в конце - просто прелесть))) нежная такая.. просто нереально....
№ 28 - это видео... это что-то. Там Том улыбается ТАКОЙ искренней улюбкой, что я просто кончаюсь на месте)))
АДРЕН@ЛИНК@, солнце, я тя умоляю, не удаляй это сообщение. Я понимаю, что флуд, но прошу, не надо)))
ладно... ща буду исправлять ситуацию
фик классный. Мне реально нравится. Он такой... Такой непохожий на другие... Я вообще от него оторваться не могу...
очень понравился))
жду проду
*Алл, я тебя достану с этим фиком ХД*

Добавлено (10.03.2009, 01:01)
---------------------------------------------
чет я не сильно догнала, о чем там в конце...
Я СРОЧНО ХОЧУ ПРОДУ!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!

 
Форум Ich-Liebe-Tokio-Hotel » ФАН-ЗОНА (Fan Zone) » ФанФикшен (Fan fiction) » Поэт (BeZe (Slash/ Angst/ AU/ POV Том/ Romance/R))
Поиск:

Copyright MyCorp © 2018