Главная | Регистрация | Вход Приветствую Вас Незнакомец | RSS
[ Личные сообщения() · Новые сообщения · Участники · Поиск · ]
Форум Ich-Liebe-Tokio-Hotel » ФАН-ЗОНА (Fan Zone) » ФанФикшен (Fan fiction) » Поэт (BeZe (Slash/ Angst/ AU/ POV Том/ Romance/R))
Поэт
MikaДата: Воскресенье, 14.06.2009, 22:49 | Сообщение # 51
***
Группа: Администраторы
Сообщений: 4236
Репутация: 27
Статус: Offline


***

Усадив меня в широкое кресло, обитое черной кожей, Алан принялся скакать по дому, копошась в каких-то шкафчиках и доставая оттуда разнообразные бутыли с алкоголем. Надо же, какое удивительно гостеприимство с его стороны! Словно я – какая-то шибко важная персона, чью задницу он просто обязан укутать в теплый плед. И почему только во всей этой его суете мне видится явный подвох??
- О, нашел! – доносится до меня его ликующий вскрик. – Каулитц, я на что угодно готов поспорить, что такого бухла ты еще не пробовал. Мой папаня привез его из Италии два года назад. Чума, а не выпивка!
С довольной ухмылкой падает на диван возле меня, бережно прижимая к себе слегка запыленную бутылку из темно-зеленого стекла, в которой плещется нечто непонятное и совсем не привлекательное. Недоверчиво слежу за тем, как он разливает это нечто в широкие, граненные стаканы, а затем один протягивает мне.
- Не хочу я твоего бухла, - морщусь, отстраняя его руку со стаканом. – Скажи сразу, чего тебе надо от меня?
- Да не торопись ты так, Томми, - мурлычет Алан. – Я же к тебе со всей душой своей широкой, а ты…ну попробуй, такая вкусняшка, сам потом присосешься к этой бутылке так, что хер я оторву тебя!
- Бл*, Алан, ты меня сюда бухать позвал?! Если да, то я ухожу! Знаешь, сейчас у меня не самый лучший период в жизни, чтобы нажираться вместе с тобой каким-то сомнительным эксклюзивом!
Резко встаю на ноги, мечтая только об одном – свалить как можно скорее из этого дома. Все здесь слишком пропитано неприкрытой фальшью. Она во всем: в загадочно сверкающих глазах Алана, в этой донельзя огромной комнате, в каких-то непонятных картинах на стенах, оклеенных бледно-голубыми обоями. Мне тесно и душно… Такое ощущение, словно я попал в паутину…да-да, Алан всегда напоминал мне паука в определенные моменты. Он мастерски умеет опутывать людей своими елейными словами, умеет убеждать и уговаривать…умеет подчинить себе. А потом толкнуть в спину. Я знаю его…за то время, что я был послушной пешкой в наманикюренных руках этого избалованного жизнью Лихтера, я успел познать сущность его гнилой души.
- Стой-стой! – дергается ко мне и хватает за локоть. – Погоди. Ну чего ты как не родной? Друг ты мне или нет?? Браааат…я тебя не узнаю. На хера ты так ломаешься? Ну выпил бы со мной маленько, поболтали бы…а ты, бл*дь, брезгуешь моим гостеприимством. Ай, нехорошо!
- Брат, говоришь?? – неожиданно для самого себя хватаю его за грудки. – У меня есть только один брат, слышишь?! И зовут его Билл… И я уже больше недели как чертова собака-ищейка пытаюсь вынюхать его след, но ни черта у меня не выходит. А все, бл*, знаешь почему?! Нет, не знаешь?!
Встряхиваю худое тело в своих руках, смотря прямо в глаза тому, кого все это время так по-идиотски боялся. В эти серые, отвечающие мне как всегда наглым взглядом, глаза, глядя в которые раньше, лишался собственной воли. Хочется вытряхнуть из него все то дерьмо, что он прячет под шлифованной, вызывающе глянцевой оболочкой.
Он молчит, словно боясь произнести хоть слово сейчас. Или может быть он просто выжидает, чтобы одной простой фразой ударить в самый центр? Без разницы…сейчас Алан в моих руках.
- Что ж ты язык прикусил, а? – выдыхаю ему прямо в лицо, отчего он брезгливо зажмуривается и слегка отворачивается от меня. – Не можешь найти слов? Так вот слушай…ты можешь меня ненавидеть хоть сто раз. Ты можешь считать меня полным придурком, как это делают твои псевдо-друзья. Но ты больше никогда не испоганишь мне жизнь, понял?! Никогда, Алан, слышишь??
- Ты псих, Каулитц, - спокойно произносит он. – Ты самый настоящий псих, оказывается. Как и твой братец. Оба вы чертовы психи!
- Заткнись! – с силой отшвыриваю его от себя. Алан отлетает на близстоящий диван, не отрывая от меня совершенно спокойного взгляда. – Заткнись, ты понял?.. Не смей…
Резко хватаю сиротливо стоящую на столике бутылку предложенного им напитка, торопливо откупориваю и делаю пару крупных глотков, роняя на пол бурые капли. Алан не дергается, только как-то даже ненормально спокойно следит за мной. Ненавижу…сбивчивое, тяжелое дыхание вырывается из груди какими-то тихо свистящими рваными выдохами. Наверное, со стороны я и правда напоминаю спятившего… Что, Билл, все-таки не смог я убежать от этой заразы? Теперь мы оба безумны, брат?
- Проистерился? – интересуется Алан, когда я швыряю бутылку обратно на стол. – А теперь послушай меня, Томми. Ты мне щас тут полную херню нес, знаешь об этом? Что, брат, крышня таки поехала? Сочувствую…только это не оправдание тебе. Ты забыл, сколько я сделал для тебя. Я тебя из дерьма вытащил! Забыл, как я тебя в люди вывел, показал, что такое настоящая жизнь, а не то подобие, что у тебя было до меня…
- Да неужели?! – взрываюсь я. – Настоящая жизнь, говоришь?! Ух, как круто-то у нас все! После твоей этой жизни у меня забрали брата, почти лишили права опеки! После этой твоей ср*ной жизни я из-за своей же тупости и твоих друзей, как ты их называешь, потерял Билла! Да ты меня не вытащил из дерьма, ты меня в него закопал с особым злорадством!
- Билла он потерял, ну надо же! – театрально всплескивает руками и поднимается с диванчика. – Да тебе хоть раз было дело до него, до твоего Билла? Ты же мне сам в жилетку плакался, что он тебя достал, что ты хочешь от него избавиться! Или нет??? Или мне сон такой красочный приснился, Томми?!
- Закрой свою пасть, Алан!
- Пошел на х*й, Том! Ты сам хотел, чтобы он исчез из твоей жизни, получай! Твоя мечта сбылась, придурок! Или…ой, что это?? У малыша Томми проснулась совесть?? Он раскаялся и решил замолить все свои грехи?? Так иди в монахи, Том! Тебя там примут с распростертыми объятиями!
Из меня вырывается приглушенный рык, прежде чем я подрываюсь вперед и кидаюсь на Алана. Он не успевает среагировать и получает шикарный удар в переносицу. С каким-то ненормальным удовольствием ощущаю хруст под своим кулаком. Бешено стучит тяжелый молот в голове, так же неистово бьется спятившее, вконец измученное сердце, а я лишь с упоением дарю Алану еще один удар, на этот раз куда-то в бок. Глухо стонет и пытается скинуть меня с себя, но все его попытки безуспешны – я вцепился мертвой хваткой. Замутненным от гнева взглядом замечаю, что из его носа обильно вытекает яркая кровь…перевожу взгляд на свои руки – та же багровая жидкость окрасила кожу. Ведь это уже было, но только не кровь этого подонка была на моих руках, а твоя…Господи, все повторяется…
Внезапно Алан, воспользовавшись моей секундной задумчивостью, со всей дури бьет меня в скулу, отчего я даже отлетаю от него, ошеломленно хватаясь рукой за место удара. Вот же с*ка…не знал, что в этом скелете держится такая сила.
Перед глазами каруселью вертится комната, плывут какие-то яркие пятна. Пытаюсь сосредоточить взгляд, но ни черта не выходит, поэтому я бросаю эти тщетные попытки и закрываю глаза.
- Что, угомонился, мразь?! – раздается злобное шипение прямо у меня над ухом. – С*ка ты, Каулитц, с*ка!!! Ну как, хорошо себя чувствуешь? Или может быть тебе еще разочек для профилактики вмазать?! Тварь истеричная, бл*…
- Пошел ты…
Место удара просто пылает, и я не удивлюсь, если спустя некоторое время у меня на скуле появится шикарный фонарь, зажженный Аланом. Ничего, ему тоже от меня прилично досталось…по крайней мере распухшим носом он точно пощеголяет. Улыбаюсь, слыша, как он матерится, бросая в мой адрес отнюдь не лестные слова. Ну и что…сейчас все равно.
Главное, что он ничего плохого не говорит про тебя. А остальное настолько неважно, что я готов снести хоть целый поток ругательств, направленных на меня. Да ради Бога. Называйте меня последними словами, смотрите, как на последнего идиота…я не буду спорить. Вот только поэта не трогайте. Поняли?.. Не смейте прикасаться к тому, что свято для меня.
Свято?..
Да. Теперь уже точно да. Свято…
__________________


Ogni sera мi precipiтo a leттo con la speranza che forse avrò la possibiliтà di vederтi quando chiudo i мiei occhi..©
 
MikaДата: Воскресенье, 14.06.2009, 22:50 | Сообщение # 52
***
Группа: Администраторы
Сообщений: 4236
Репутация: 27
Статус: Offline
***

Пока Алан бегает по дому в поисках ватных тампонов, чтобы угомонить кровяной поток, активно льющийся из его разбитого носа, я сижу на диване, зачем-то надавливая пальцами на место удара, и бездумно пялюсь в стоящий напротив меня выключенный телевизор. И в черном экране отключенного ящика передо мной проносится сотня картин, от которых становится до боли хорошо. Я почти по-настоящему вижу лицо твое, с грустно опущенными глазами и легкой, такой завораживающей улыбкой.
Я скучаю, я просто безумно скучаю.
Игриво звенит дверной звонок, и я слегка подпрыгиваю от неожиданности, но почти сразу расслабляюсь, с улыбкой качая головой и бормоча под нос:
- Ну точно клиника…
Мимо молнией проскакивает Алан, поспешно засовывающий в ноздрю вату. Усмехаюсь – видок у моего дружка еще тот: заляпанная кровью рубашка, распухший и покрасневший нос, раздраженное выражение лица. Таким Алана можно увидеть определенно редко! И вывести его из себя тоже мало кому удавалось…так что я, вальяжно развалившийся на диване Алана, со злорадством упиваюсь своей маленькой победой над ним.
- О Господи, Ал, что с тобой такое?! – доносится из холла звонкий женский голос, и я невольно морщусь. Очередная подстилка Лихтера, никак иначе…с другими девушками Алан и не связывается, поскольку слывет известным бабником.
- Да ничего, милая, не волнуйся…просто один придурок окончательно свихнулся, а мне пришлось подработать его санитаром. Забей, ничего страшного.
- Как это ничего страшного? А ну иди сюда…ужас, как распухло...так, а ну быстро иди на кухню, найди лед и срочно приложи! Станет полегче…слышал, Ал? Давай! А мы пока пообщаемся с твоим «придурком»…
Прослушав этот короткий диалог, немного удивляюсь. Весьма странно, что Алан позволяет какой-то совсем левой девке так разговаривать с собой. Приказной тон, уверенная речь – она говорила так, словно является либо его матерью, либо невестой. Нет, для матери у нее был слишком молодой голос, а невеста…сама эта мысль уже невероятно нелепа. Женитьба и Алан - понятия абсолютно несовместимые.
Похоже, что эта девчонка пришла не одна. И хочет поговорить со мной. Хочет? Хах, да пожалуйста.
В голову приходит мысль, что я давно не курил. Замечаю на столике сиротливо лежащую пачку сигарет. Черт, тонких сигарет. Как Алан может курить эти зубочистки?? Бабские повадки, честное слово!
Отличная картина откроется этой пассии Алана, когда она зайдет в гостиную и увидит парня в широченной одежде, со всеми удобствами расположившимся на широком диване, и покуривающего…тонкую сигарету. Цирк на выезде. А впрочем, без разницы…
Прикуриваю эту зубочистку и как можно сильнее затягиваюсь. Пускай сигаретка и слабовата, но зато хоть какая-то доля никотина попадет в мой изголодавшийся по этой дряни организм. Откидываюсь на спинку дивана и снова закрываю глаза, полностью отдаваясь процессу.
Легкие шаги позади меня…Алан так не ходит. Значит, та самая девица соизволила войти. Даже нет желания ее приветствовать…делаю еще одну затяжку и медленно выпускаю дым на волю, так и не открывая глаз. Шаги затихли. Не собираюсь я оборачиваться и одаривать ее взглядом. Мне вообще абсолютно безразлично, кто она такая, и о чем, собственно, собралась говорить.
Она что, любуется мною?
- Девушка, вы, кажется, хотели побеседовать о чем-то? – растягивая слова, говорю я, продолжая все так безразлично курить с закрытыми на все глазами. Странно, но в ответ мне неизменная тишина. Она решила поиграть со мной или я чего-то не понимаю? А может, она стеснительная и не решается заговорить со мной? Хм, да нет…с Аланом она говорила очень даже бойко.
Боится что ли???
Чертовщина какая-то…
Что-то мне надоело сидеть тут и ощущать себя экспонатом в музее, которого кто-то разглядывает. Я чувствую этот взгляд. Он внимательный и почти пронизывающий насквозь. Чьи-то глаза словно сканируют меня. Еще с детства я умел чувствовать чужие взгляды и всегда нервно оборачивался на того, кто подолгу изучал меня. И сейчас возвращается это знакомое ощущение. Когда по телу пробегает неприятное покалывание, словно из меня начинают расти мелкие колючки, снова нависает напряжение, вызванное отсутствием разговора и пристальным изучением меня. Да что же это такое…буквально вижу, как она во все глаза смотрит на меня. Только почему?..
Скорее всего сейчас ее взгляд скользит по моим плечам, потому что по ним пробегают мурашки. Господи, да хватит же меня рассматривать…
Не выдержав, резко распахиваю глаза и оборачиваюсь, чтобы высказать ей свои недовольства насчет подобного затянувшегося лицезрения меня.
Оборачиваюсь и смотрю. Чувствуя, как язык прилипает к небу, и я не могу произнести ни слова. Смотрю. Вижу перед собой испуганные карие глаза и падаю куда-то вниз, раскрывая рот в беззвучном крике. Кричу душой и вскакиваю с дивана, роняя недокуренную сигарету себе на футболку.
Она запутывается в моей широкой майке и прожигает ее. Жжет нещадно, добираясь до моего тела. А добравшись, жжет уже меня…но мне не больно.
Делаю шаг вперед, но видение черной тенью отшатывается от меня и выбегает из гостиной, взмахнув длинными волосами.
- Стой!! Нет, подожди, умоляю! Стой!!!


Ogni sera мi precipiтo a leттo con la speranza che forse avrò la possibiliтà di vederтi quando chiudo i мiei occhi..©
 
MikaДата: Воскресенье, 14.06.2009, 22:52 | Сообщение # 53
***
Группа: Администраторы
Сообщений: 4236
Репутация: 27
Статус: Offline
***

Если это всего лишь обман моего зрения или же неудачная шутка разыгравшейся фантазии, то я действительно псих, и в скором времени мне придется посетить Сандерса, только уже не в качестве твоего опекуна, а как пациенту. Очередному съехавшему с катушек пациенту. Но я не псих, нет! Я отчетливо видел эти глаза! И в них было то, что мне так знакомо и ненавистно. В них был страх. Непонятный мне страх в этих до судорог родных глазах.
Захлопнув широко раскрытый рот, опрометью кидаюсь следом за этим существом, напрочь забывая обо всем. Я настолько шокирован, просто тупо ошарашен этой неожиданностью, что с трудом огибаю попадающиеся на пути предметы мебели, рискуя снести все на своем пути.
Разве такое может быть?!
Вылетаю из гостиной и в замешательстве останавливаюсь. Сбившееся дыхание кажется мне настолько громким, что хочется зажать уши и не слышать его. Если это и правда был ты…и ты испугался меня…испугался?!
Я готов поклясться, что это ты. Но другой…
Только куда ты убежал от меня, поэт?? Где, в какой из комнат этого огромного дома искать тебя сейчас?..
Поворачиваю голову вправо и вдруг замечаю высокую блондинку, широко раскрытыми глазами таращащуюся на меня. Смотрит на меня, как на сбежавшего из психлечебницы, растерянно застыв посреди просторного холла.
- ГДЕ? – просто спрашиваю я тихим, твердым голосом.
- Т…там, - едва слышно отвечает она, неопределенно взмахивая рукой. – Т-туда…он побежал наверх…
Она продолжает еще что-то бормотать, заикаясь и с некоторым испугом взирая на меня, но я уже не слушаю. Мне нужно было от нее только одно – чтобы эта блондинка указала мне путь, по которому ты недавно прошествовал. Остальное лишнее сейчас.
Коротко кивнув этой не на шутку растерявшейся девице, резко разворачиваюсь и бегу к лестнице, ведущей на второй этаж. Она что-то кричит вслед, но я не разбираю слов, упорно несясь наверх. Ноги увязают в мягком темно-бордовом ковре, покрывающем лестницу. Кажется, что обманчивая мягкость этого ковра хочет затянуть меня внутрь, чтобы я никогда не добежал до второго этажа, чтобы не смог отыскать того, что так упорно ищу.
Второй этаж встречает меня темнотой длинного коридора, кажущегося мне сейчас невероятно бесконечным в этом пугающем мраке. Какого черта Алане не включает здесь свет?! Так ведь и грохнуться недолго…один неосторожный шаг может привести к сломанной ноге или руке. А где тут выключатель – я понятия не имею. Придется продвигаться так…
Осторожные шаги глухо отдаются мощными ударами сердца в груди. Я чувствую, что близок к тебе, как никогда за последние дни. Я каждой своей клеткой ощущаю, что ты где-то здесь, прячешься от меня, забившись в самый темный угол. Зачем?.. Не нужно так…я не желаю тебе зла. Я же твой брат!
В темноте немного устрашающе белеют одинаковые двери. Какую из них я должен открыть?..



Внезапно справа от меня раздается едва различимый, даже какой-то робкий шорох. Моментально реагирую на этот звук, резко, до хруста в шее, поворачивая голову. Сейчас мне страшно даже дышать – а вдруг ты услышишь, вдруг спугну? Никогда бы не подумал, что буду бояться лишнего вздоха, шага, движения…и все только потому, что где-то поблизости есть ты, а я пытаюсь найти тебя, как обученная ищейка. Ненавижу прятки. Никогда не умел играть в них.
Подкрадываюсь к двери, из-за которой так удачно для меня вырвался этот случайный звук. Прислушиваюсь – все тихо. Собравшись с духом, решительно толкаю дверь ладонью, и она с легким скрипом открывается передо мной, предоставляя взору небольшую комнату, освещенной лишь неярким ночником на стене. Односпальная, аккуратно заправленная кровать, огромное незанавешенное окно, за которым виднеется темное вечернее небо. Здесь нет даже телевизора, только старенькое фортепиано одиноко ютится в углу, приковывая к себе внимание. Немного оглядевшись, делаю шаг вперед, скользя взглядом по углам, пытаясь зацепить хоть за что-то знакомое мне.
Сердце колотится с такой бешеной силой, что хочется ударить по груди и прокричать ему: «Заткнись! Хватить барабанить! Не мешай мне сейчас…не пугай своим звуком, ведь ОН может быть здесь, понимаешь?!»
- Билл…ну я же знаю, что ты где-то рядом, - в отчаянии произношу я, продолжая озираться. – Прошу, не бойся…покажись мне, поэт…
- И не проси, для тебя меня нет.
Как громом в голове отдаются эти слова, шепотом проплывшие по комнате. От неожиданности меня подбрасывает на месте. Я не ошибся! Это не обман, и ты действительно здесь! Как такое вообще возможно?! Как ТЫ мог оказаться у Алана?!
Боже, да о чем я только сейчас думаю – ведь ты здесь…
Резко оборачиваюсь, собравшись было броситься к тебе, так уверенно прошептавшему эту рифму, по которой я так соскучился…от которой отвык. Но один взгляд на того, кто так упорно скрывался от меня все эти паршивые дни и бессонные ночи, полные безумного названивания по бесполезным номерам – и я ошарашено застываю на месте, чувствуя себя так, словно за шиворот мне только что с лихвой плеснули холодной воды, а по голове с силой вмазали камнем.
- Поэт, что он с тобой сделал?!


Ogni sera мi precipiтo a leттo con la speranza che forse avrò la possibiliтà di vederтi quando chiudo i мiei occhi..©
 
MikaДата: Воскресенье, 14.06.2009, 22:53 | Сообщение # 54
***
Группа: Администраторы
Сообщений: 4236
Репутация: 27
Статус: Offline


Ты стоишь прямо передо мною, слегка приоткрыв рот и держась руками за грудь, словно боишься выпустить что-то из нее. Может, страшишься своего сердца, которое спятило в унисон моему? Мой-то орган вон как стучит…долбится, сволочь, так и норовя вырваться наружу. И в голове тоже что-то пульсирует.
Я не видел тебя так долго, я не чувствовал этого тепла родных глаз столько дней, но сейчас я просто не знаю, что делать дальше. Потому и стою, тупо озирая то, что называется поэтом.
- Билл, это же не ты…не ты! Скажи, что это не ты!
Ты затравленно отшатываешься, едва заслышав мой сипящий от волнения и шока голос, и я в отчаянии выкидываю руку вперед, чтобы коснуться знакомой ладони. И тогда тебя будто невидимой силой отбрасывает назад, ты почти что закричал от этого моего жеста, но вовремя зажал рот рукой, на пальцах которой, кстати говоря, красуется идеальный черный маникюр. Какого..?...
Но это еще не все. Ошарашено окидываю взглядом твою тощенькую фигурку, облаченную в какие-то странные обтягивающие шмотки, наподобие тех, что так любит носить Алан. Джинсы низкой посадки, закрепленные на стройных бедрах белым ремнем с заклепками, майка, впритык липнущая к твоему телу. Смотрится очень нелепо, неожиданно…и завораживающе. Я никогда не видел тебя таким. Я не мог даже и представить, что ты можешь быть таким.
Да и как я мог позволить своему воображению представить тебя таким, если всю жизнь ты представал передо мной в привычном костюмчике из хлопка и тапочках, которыми шаркал по полу?.. И за твоей спиной еще колыхались русые волосы, такого родной, знакомого с детства цвета. Русые. Которые теперь отливают неясным, чарующим блеском. Русые волосы, выкрашенные в идеально черный цвет.
ШОК. Это просто шок для меня.
- Поэт, как такое…когда?!.. – невнятно бормочу я, медленно двигаясь навстречу к тебе. Закусываю губу от волнения, чувствуя, как взмокли ладони, всем телом мелко дрожа…но пытаюсь приблизиться к тебе, с мольбой вглядываясь в по-прежнему кофейные глаза. Единственное, что осталось от моего прежнего поэта, от родного брата, всю естественность которого посмели исказить этими чертовыми изменениями.
Я разорву Алана на куски. Я порву этого чертового подонка в клочья. Да как он осмелился…сделал с тобой ТАКОЕ?!.. Сотворил из моего брата совершенно чужое, шарахающееся от меня, как от чумы, запуганное существо!
- Билл…не бойся, это ведь я, - растерянно говорю я, когда ты снова отшатываешься в сторону, во все глаза смотря на меня, как на самый страшный свой кошмар. – Не надо так…я Том. Том.. Ты помнишь меня, поэт?
- Холодно…больно и мокро…нет…нет!
Твое лицо искажается страдальческой гримасой, брови болезненно сводятся к переносице, а аккуратные губы открываются в крике, которого я не слышу. Но от всей этой ситуации, от вида терзающегося наверняка от воспоминаний того ужасного вечера тебя, мне становится оглушительно больно, словно кто-то просунул мне через глотку свою мускулистую руку, и теперь пальцами с длинными и остро отточенными когтями рвет сердце. Ненавистный мне орган, который слишком поздно начал напоминать мне о том, что я могу видеть в тебе человека…
Направленный на меня затравленный взгляд, вжатое в стену худенькое тельце – вот что я вижу напротив себя. Ты бледен как никогда…эти проклятые черные волосы сделали тебя еще более похожим на призрак. Черт…это не мой брат…мой брат улыбался. И с радостным блеском в глазах кидался мне навстречу, едва завидев. Мой брат дарил теплые рифмы, а не обрывчатые, едва понятные мне фразы…мой брат. Сейчас его нет. Я не знаю это существо, боящееся меня до полусмерти.
Приблизиться я к тебе не могу – это точно. Ты просто не подпустишь меня сейчас. Я виноват, знаю…но зачем же так?!.. Не нужно…
В отчаянии вскидываю руки и закрываю ими лицо, издавая глухой стон при этом. И почти сразу мои уши пронзает твой непривычно тонкий вскрик, от которого я вздрагиваю и молниеносно отнимаю ладони от лица. А ты…ты просто медленно сползаешь вниз по стене, закрыв глаза и схватившись руками за плоский живот, словно что-то внутри него причиняет тебе неимоверную боль.
Воспоминание резко бьет в висок, как случайно пролетевшая пуля…

Несколько дней назад, после вечеринки у Рикко.


Секунда…шумный вдох…
И удар.
Крепко стиснутый кулак с наслаждением дарит тебе шикарный, и наверняка очень болезненный удар в живот. Громкий, хриплый вскрик оглашает пустынную улицу и отдается эхом а закоулках моего опьяненного сознания. Хищная улыбка касается моих губ, когда я вижу, как ты сгибаешься от боли и начинаешь громко и хрипло кашлять. Прекрати, Билл! Я ведь предлагал тебе сделать первый удар, разве нет?! Ведь ты понял меня! Ты понял, сволочь, ЧТО я тебе предлагаю! Но ты ведь не такой…ты же всегда был святым для всех, даже для случайных прохожих! Когда я выводил тебя на улицу, они улыбались тебе! Да, Билл! Улыбались солнечной, ласкающей улыбкой, которую ты непременно отражал…а в ответ на мой колючий взгляд они сразу презрительно поджимали губы или же просто отворачивались, словно от кучи дерьма, случайно попавшейся им на глаза!
А ты…ты же всегда и всем казался ангелом. Ангелом, да!
- Да какой ты к черту ангел!
Сидишь у моих ног?? Наверное, у тебя нет сил встать…а у меня нет сил поднять тебя. Я просто высосан, это ты можешь понять?... Нет…ни черта ты не можешь!..
Сажусь рядом с тобой на корточки и двумя пальцами приподнимаю твое лицо. Ты тяжело и рвано дышишь, придерживаясь одной рукой за живот, но упорно продолжаешь мне смотреть в глаза, не издавая ни единого звука.
- Ну что же ты молчишь, братик?.. – горько усмехаюсь я. – Нечего сказать мне? Как знаешь…а ведь еще не поздно, Билл. Ты все еще можешь мне врезать, давай же! Ах нет…я забыл. Это только я мразь. Ты же святой…ты никогда не поднимаешь руку на брата, верно? Только ты одного не учел…твой брат – тварь. И он МОЖЕТ сделать то, от чего ты отказываешься.
Невыносимо…эти темные глаза, отдающие загадочным блеском. В них нет ни единой слезы, хотя я знаю – тебе очень больно…ведь удар был сильным. Ты не выдаешь себя. Разве что судорожными выдохами…лишь это дает мне понять, что тебе по-настоящему больно. Так, как должно было быть мне. От твоей руки.
Но ты не захотел. Ты сам дал мне свой безмолвный отказ.
- Прости… - произношу я, прежде чем молниеносно направить свой кулак к твоему лицу. Костяшки проезжаются по нежной коже, и ты с шумом выдыхаешь, не сопротивляясь. Господи, ты ведь даже не пытаешься защититься…
Резко отдергиваю руку, будто обжегшись, с ужасом и мерзким удовлетворением всматриваясь в темную полоску. Темная кровь красиво змеится по твоему лицу, вытекая из той самой брови, что ты разбил несколько дней назад. Старая рана открылась моими стараниями, и теперь ты теряешь драгоценной багровой жидкости в два раза больше, чем тогда. Ты растерянно смотришь на меня, затем опускаешь непонимающий взгляд на свои штаны, которые оросились темными каплями. Несмело поднимаешь явно дрожащую руку и осторожно прикасаешься пальцами к рассеченной брови, морщась от боли. И снова устремляешь свой потерянный взгляд на меня, смотря с таким отчаянием, что мне хочется закрыться от этого убивающего выражения в карих зеркалах.
А в глазах витает вопрос: «Почему?..»
- Не смотри на меня так, понял?! – взрываюсь я, не выдерживая твоего жалобного гипноза. – Не надо! Это из-за тебя я надрался, как последняя свинья! Ты селишь во мне слишком много всего, Билл, я не выдержу! Ты же не понимаешь, КАК с тобой сложно! НЕ ПОНИМАЕШЬ! Черт возьми…ну прекрати ты ТАК пялиться на меня, понял?!
И последний, самый мощный и самый неожиданный даже для меня удар. Снова в живот, молниеносно и беспощадно. Так резко и наверняка так больно, что твое каменное до сего момента лицо искажается такой гримасой, что я сам пугаюсь и резко отскакиваю от тебя. А ты кричишь, разрывая меня всего изнутри этой песней о помощи, которую никто не услышит…
А я…
А что я?..
А я лишь неверяще смотрю на жалкую, сгорбленную фигурку на асфальте, держащуюся за живот и что-то тихо подвывающую от боли. Смотрю на тебя, поэт, избитого руками того, кто всегда был в твоих глазах самым ярким и прекрасным видением. Того, кому ты доверял безгранично.
Того, кто заставил родную кровь орошать безразлично спящий асфальт…


Ogni sera мi precipiтo a leттo con la speranza che forse avrò la possibiliтà di vederтi quando chiudo i мiei occhi..©
 
MikaДата: Воскресенье, 14.06.2009, 22:54 | Сообщение # 55
***
Группа: Администраторы
Сообщений: 4236
Репутация: 27
Статус: Offline
Ты запомнил, брат…ты слишком хорошо запомнил те удары, верно? И сейчас боишься, что я снова замахнусь на тебя, снова оглушив этой невыносимой болью. Ну что ты смотришь на меня так отчаянно, Билл? Боишься…не подпускаешь. А я всего лишь хочу дать понять тебе то, что не стоит меня отталкивать. Не нужно, брат.
- Билл, - начинаю я, стараясь не шевелиться, чтобы не напугать тебя снова. – Послушай меня пожалуйста, братец…ты слышишь, Билл?.. Это я… Том. Ты ведь узнал меня, да?? Ответь мне…пожалуйста.
- Твой мир не помнит ни боли, ни жалости, - едва слышно шепчешь ты, продолжая сжимать руками свой живот. Опущенные в пол глаза и подрагивающие плечи настолько бьют по моим нервам, что хочется завыть, закрыть глаза, сбежать – все, что угодно. Лишь бы не видеть тебя ТАКИМ – забитым, боящимся….чужим. Не моим. Не Поэтом.
- Ты ошибаешься, ты не прав, Билл…я вовсе не такой. Я знаю, что ты меня сейчас понимаешь…ты ведь всегда понимал меня, да, братец? Ты ведь столько всего натерпелся от твоей сволочи по имени Том…я знаю, Билл. Я виноват перед тобой. Безумно виноват. Но прошу только одного…не бойся меня, слышишь?
Слегка приближаюсь к тебе, боясь лишний раз вздохнуть. Ты по-прежнему не смотришь на меня и молчишь.
- Подпусти меня к себе.
Собрав всю свою решимость в не особо крепкий и трясущийся кулак, присаживаюсь рядом с тобой, пытаясь все же заглянуть в глаза, которые ты так упорно прячешь от меня. Медленно и очень осторожно тянусь рукой к твоему плечу. Ты должен почувствовать мое прикосновение. Должен понять, что я не причиню тебе вреда. Не нужно шарахаться от меня, как от тока…я ведь всего лишь желаю вернуть тебя домой.
«А ты уверен, что ему там будет хорошо, Том?»
Конечно же уверен, что за бред…он мой брат, и ему по-любому будет лучше со мной, нежели с какими-то там сомнительными личностями по имени Алан.
«Сомневаешься ведь, Томми…всегда во всем ты сомневался. Смотри, он боится тебя. На кой черт ему нужен такой братишка? Убьешь еще в запале невинного психа…»
Я больше никогда не подниму на него руку! А с этим страхом мы справимся…справимся, я сказал!
Правда, Билл?..
Мне почти удается дотронуться до тебя, притихшего возле, как вдруг все тот же напуганный взгляд карих глаз обжигает меня, и ты резко бросаешься в сторону, подальше от меня.
- Бл*дь, - со стоном выдыхаю я.
- А ты думал, что все будет так просто?
Оборачиваюсь на мелодичный голос и вижу в дверях ту самую блондинку, что еще несколько минут назад растерянно заикалась, указывая мне твое местонахождение. Сейчас я не могу сказать, что эта девушка вообще умеет заикаться. Уверенный, до дрожи ледяной взгляд направлен на меня сверху вниз, сложенные на груди тонкие ручки, приподнятая тонкая бровь – все в ней говорит о том, что эта штучка не привыкла прогибаться под кого-то. Скорее, все прогибаются под нее.
Неловко закашлявшись, встаю на ноги.
- А ты кто такая? И что ты вообще знаешь обо мне и моем брате?
- Меня зовут Лу, если Алан тебе ничего обо мне не рассказывал, то и я не буду. Тем более, это лишнее. А вот про тебя я знаю то, что ты – редкостная скотина, которая довела такого ангела, как Билл, до подобного состояния. Самому-то не стыдно?
- Тебя это не касается, Лу, - огрызаюсь я.
- Ну как знаешь, умник. Только ты, я смотрю, даже подступиться к нему не можешь.
- Ты что ли можешь? Ну давай, попробуй, а я посмотрю!
Равнодушно пожимает плечами в ответ и направляется к тебе, бесшумно сидящему на полу возле фортепиано. Ты моментально реагируешь на ее приближение, вскидывая взгляд… Хах, ну сейчас ты ей покажешь. Она решила пойти на контакт с моим братом? Ну-ну, флаг в руки! Вперед, дорогая!
На мое удивление, ты доверчиво корчишь какое-то подобие улыбки и протягиваешь руку. Какого черта?! Билл, неужели ты теперь улыбаешься какой-то совершенно левой девице, а меня одариваешь лишь жалкими крохами своего внимания, выраженными в испуганных криках и затравленных взглядах? Я не могу поверить в это!
- Давай, Билли, поднимайся с пола, а то замерзнешь, и мне придется лечить тебя от простуды, - ласково произносит Лу, беря тебя за ладонь и помогая подняться. – Вооот, молодец. Ты испугался, бедняга?? Не бойся, это всего лишь твой глупый брат…
- Эй! – недовольно ворчу я.
- А что, я разве неправду сказала? – оборачивается Лу. – Разве умный человек станет изгаляться над своим умственно отсталым близнецом?
- Я еще раз повторю: это не твое дело!
- Ошибаешься! Между прочим, это я ухаживала за Биллом все это время, умоляя Алана не выкидывать его на улицу и не отдавать обратно тебе. Так что ты мне еще благодарен быть должен!
С беспокойным интересом наблюдаю за тем, как она с максимальной осторожностью вынимает свою руку из твоей, усаживая тебя на краешек кровати. Ты безотрывно смотришь на нее…черт…именно на нее. А не на меня, как раньше. И улыбки нет. На бледном лице отражается лишь непривычная взгляду боязнь, которую так хочется стереть. Но не кулаком, как раньше, а успокаивающим прикосновением к твоей теплой щеке.
Увы, не могу! Ты меня просто не подпустишь к себе.
Теперь мы снова поставили между нами преграду. И боюсь, что она будет гораздо толще и крепче, чем предыдущая.
Сломаю ли?..

***

- Детка, долго ты еще будешь промывать несуществующий мозг этому деграданту? – в комнату неторопливо заплывает Алан, все так же держащийся за свой нос. – Пускай он уже забирает своего идиота и валит отсюда нах.
- Алан, жало свое прикуси! – рявкаю я, мгновенно подрываясь с места.
- Тише, не надо мне тут устраивать боев без правил! – восклицает Лу, недовольно стреляя глазами в мою сторону. – Ал, отведи Билла в мою комнату пожалуйста, ладно? А мы тут пока с его братцем побеседуем…и еще – там у меня в музыкальном центре диск…включи его, только негромко. Биллу он нравится.
- Бл*, я нанимался, что ли, ухаживать за этим питекантропом?
- Ал!
- Все, окей…пойдемте, ваше полоумное величество!
Грациозно изогнувшись в полупоклоне, Алан мелкими шажками подбегает к тебе, с крайне недовольным выражением лица хватает за предплечье и ведет прочь из комнаты. Я лишь злобно слежу за вами, терпеливо сцепив зубы. Прекрасно понимая, что сейчас я здесь никто и звать меня никак. И что сейчас эта девчонка, так старательно прожигающая меня взглядом кажется серых глаз, устроит конкретный промыв мозгов.
Конечно же, я все это понимаю. Но еще лучше до меня доходит понимание того, что я готов принять все, что она скажет. Потому что знаю – виноват.
- Ну что, желаешь узнать, что произошло с твоим братом за это время?
Безмолвно киваю, не смотря на нее. А она лишь удовлетворенно хмыкает и говорит:
- Тогда пошли лучше на кухню, у меня там подобные разговоры как-то лучше ведутся. Атмосфера, что ли, такая…заодно и чаю попьем. Ты все же гость у нас!..


Ogni sera мi precipiтo a leттo con la speranza che forse avrò la possibiliтà di vederтi quando chiudo i мiei occhi..©
 
MikaДата: Воскресенье, 14.06.2009, 22:55 | Сообщение # 56
***
Группа: Администраторы
Сообщений: 4236
Репутация: 27
Статус: Offline
***

Лу разливает зеленый чай в красивые белые чашечки, разрисованные забавным узором. Я нервно ерзаю на стуле, беглым взглядом окидывая довольно большую кухню. Все так аккуратно, каждая деталь кажется четко продуманной. Все настолько идеально, что я невольно морщусь, припоминая красочный бардак в своей скромненькой кухоньке.
- Ты чай с чем-то будешь или так?
- Без всего…и вообще я люблю кофе.
- Честно говоря, мне абсолютно безразлично, что ты там любишь, - невозмутимо говорит Лу, ставя передо мной чашечку с зеленым пойлом. – Я с тобой не чаевничать собралась, а говорить. Так что довольствуйся тем, что предлагают.
- Какая ты милая и радушная, - бурчу я, отпивая чай.
- Да уж, не то, что некоторые! Кстати говоря, если не хочешь вернуться домой под утро, то нам лучше поговорить как можно быстрее…не хочу, чтобы вы с Биллом возвращались затемно…
- А я ведь и подумать не мог, что ему нравится музыка…
Суетящаяся до этого момента Лу резко замирает и вскидывает внимательный взгляд на меня. Зачем-то быстро провожу рукой по щеке, слегка беспокойно отвечая ей взглядом. Она усмехается и садится напротив, подпирая ручкой с тонкими пальчиками щеку.
- А ты вообще многое ли о нем знаешь, Том? – усмехается. – Он у тебя не только музыку любит слушать…он еще и рисует просто шикарно. Ты это знал?
- Нет… - шепчу я.
- Ну а я о чем и говорю…ты поразительно слеп по отношению к своему брату. Алан рассказывал мне про вас…знаешь, я была в шоке, когда узнала, что ты его стыдишься. Это ему тебя стыдиться надо! Попался братишка «что надо»…несчастный парень даже внимания от тебя должного не получал…
- Я всегда все свое внимание только ему и уделял, на остальное у меня тупо не хватало времени!
- Внимание, говоришь? Пожрать принести, до сортира отвести? Это ты вниманием называешь??
- Лу, ты не жила с ним все это время…не знаешь, каково всю жизнь провести с человеком, который даже слова разумного в ответ на какой-то твой самый банальный вопрос дать не может.
- Томас, я прожила с твоим Биллом больше недели, и поверь уж – за это время он ни разу не вызвал во мне раздражения! Чище человека, чем он, я и в жизни не встречала, а ты…ты просто недооцениваешь его!
- Возможно! Так и было! Но не тебе судить меня, ясно? Это наша с ним жизнь…
- Том, - как-то устало вздыхает Лу, отодвигая от себя нетронутый чай. – Билл правда потрясающий. И если бы он был моим братом, я бы души в нем не чаяла. Это дар от Бога, понимаешь? Иметь ТАКОГО брата…он невероятный, этот твой стихоплет. Иногда такие рифмы тут сочинял – мы с Аланом в шоке были. В жизни не слышала ничего прекрасней… И всегда так грустно. Словно у него внутри такая дикая печаль засела.
Лу говорит тихо и размеренно, рассеяно скользя взглядом по поверхности стола, а я жадно ловлю каждое ее слово, представляя, как ты сидишь перед этими совершенно чужими тебе людьми, что-то отвечаешь им, несмело улыбаясь…а в глазах та едва заметная грусть, которую я так часто видел. И обычно отгонял от себя это видение. Не хотел просто принимать тот факт, что и психам бывает плохо…
- …а ведь мне тоже непросто было уговорить Алана оставить его. Ты знаешь, как я с ним поссорилась, защищая твоего Билла?
- Черт возьми, я даже не знаю, как он вообще тут оказался, а ты что-то еще говоришь…я его искал повсюду! Звонил всем подряд! Ну, кроме Алана…я просто никогда и представить бы не мог, что поэт здесь окажется…
- Поэт? – расплывается Лу в широкой улыбке.
- Эээ… - смущаюсь. – Ну да. Это я его так называю…произвольно как-то получается…привычка.
- Красиво так…Поэт…ммм…
- Так, все, перестань! Расскажи все же, как он здесь оказался и почему вы мне раньше не сообщили об этом?
- А все на самом деле элементарно, Том…


Ogni sera мi precipiтo a leттo con la speranza che forse avrò la possibiliтà di vederтi quando chiudo i мiei occhi..©
 
MikaДата: Воскресенье, 14.06.2009, 22:56 | Сообщение # 57
***
Группа: Администраторы
Сообщений: 4236
Репутация: 27
Статус: Offline
***

Лу еще только начинает рассказывать, а сердце у меня уже бьется так, словно хочет выпрыгнуть. Будто предвкушает что-то…этот орган знает все наперед меня? Тогда почему же он раньше не мог подсказать, где искать тебя, поэт??
- Лу, можно я закурю? – вопросительно приподнимая брови, показывая ей пачку сигарет.
- Что?.. А, да кури на здоровье…я к табачному дыму уже привыкла, Алан тут постоянно паровозничает. Кстати, Биллу вот не нравится, когда кто-то курит!
- Да, я знаю… - слегка улыбаюсь, подпаливая кончик сигареты. – Когда я только начинал курить, он чихал всякий раз, когда я оказывался рядом с ним. Забавно, да?
- Нет…не забавно, - произносит Лу, снова прожигая меня этим внимательным взглядом. – Не забавно, Том. Это…это просто божественно, как и все, что с ним связано. У тебя уникальный брат, серьезно.
- Да…он же Поэт.
- Вот знаешь, Том, я сейчас смотрю на тебя и вижу такое обалденное тепло в глазах…и это здорово, знаешь почему? Потому что это он в тебе такое вызывает. Твой Билл.
На ее слова я отвечаю задумчивой улыбкой и опускаю глаза. Смотрю в чашку, наполненную зеленым напитком, на дым, отражающийся на поверхности чая. Она увидела тепло?.. Это так странно – слушать сейчас слова едва знакомого мне человека и осознавать его правоту. Принимать все, до последнего слова…но не отрицать, как раньше, злобным взглядом отвергая любое возражение в ответ, а слушать…даже НАСЛАЖДАТЬСЯ тем, что слышишь. Она видит во мне то, чего я не могу увидеть сам. Тепло?..
- Ну так что, рассказывать тебе все или хочешь еще поговорить об особенностях твоего стихоплета? – иронично спрашивает Лу.
- Да нет у него никаких особенностей, тебе приснилось, - ухмыляюсь я. – Да шучу я, шучу! Не надо на меня так злобно смотреть…рассказывай уже. Пожалуйста.
- Знаешь, вот ты вроде парень нормальный, а все же дурак.
- Ладно, Лу, я же пошутил! – восклицаю я, стряхивая пепел в странную плоскую пепельницу. – Черт…мне действительно очень важно знать, что вообще произошло, понимаешь? Как он здесь оказался…я чуть сам с ума не сошел, пока пытался его найти. Каждый день как в дурдоме…когда-то я был уверен, что моя жизнь без него станет идеальной, беззаботной…а лишившись Билла чуть больше, чем на неделю, я сам едва не потерял рассудок. Это ужасно – заходить в его комнату и не находить его там…
- Ну, Том…я аж дыхание затаила, пока ты эту тираду толкал, - восхищенно выдыхает Лу.
- Бл*…не издевайся, а?!
- Да нет, я серьезно! Ну ладно…с какого момента тебе отшибло память? Как мы с Аланом к вашему дому приехали помнишь?
- Чтооо?!
- Так, понятно…ладно. Рассказываю с начала.

***

Неподвижно сижу на стуле, ловя каждое слово Лу и изредка поднося к губам уже вторую подряд сигарету. Не могу сейчас обойтись без никотина – внутри беснуется едва сдерживаемое волнение, которое заставляет ладони потеть, а сердце стучать еще чаще, чем обычно. Такими темпами я точно когда-нибудь заполучу инфаркт.
- Ну так вот, Том... Мы с Аланом подъехали к твоему дому очень даже вовремя – еще пара минут, и от Билла осталась бы лишь неприглядная полуживая котлетка. Ты изметелил беднягу до такой степени, что тот даже не мог самостоятельно подняться с асфальта – так и лежал там, постанывая. Знаешь, когда я увидела эту картину, мне захотелось тебе покрепче врезать. Собственно, сдерживать свои желания я не стала.
- Так это ты мне тогда так крепко вмазала, что я на следующий день еле очнулся?! – от таких новостей закашливаюсь дымом. Да, а ведь и не скажешь, что эта девочка может кого-то так сильно долбануть… - Погоди…стоп! Когда я успел вам позвонить??
- Понятия не имею, но Алан сказал, что во время короткого разговора с тобой он слышал какой-то шум, словно ты ехал в каком-то транспорте…там вроде бы еще кто-то сказал, что до твоего дома осталось немного. Собственно, именно благодаря этому «голосу за кадром» Алан и понял, куда именно ему нужно ехать. Ведь в разговоре ты попросил только забрать тебя откуда-то, больше ничего внятного ты сказать не смог.
- Значит, я звонил еще в машине…по пути…черт, я не помню этого!
- А насчет моего удара - ты получил только малую долю того, что испытал на себе твой брат! – с возмущением восклицает Лу. – Тем более я не особо сильно тебе врезала, но если учесть твое крайне бухое состояние на тот момент, то вовсе не мудрено, что ты тут же безвольным мешком свалился на асфальт. Между прочим, Билл в тот момент очень сильно испугался…хотя бояться ему надо было больше за себя.
- Испугался?.. За меня?.. Это невероятно просто…после того, как…?
- Да, герой, даже после того, как ты наглядно показал стихоплету свои боевые способности, он все равно пытался рвануть к тебе, хотя сам буквально умывался кровью. Пока ты лежал в отрубе, Алан пытался удержать твоего брата, который был в полном неадеквате. Знаешь, я такое впервые видела…на самом деле это очень страшно. Сейчас я не могу назвать твоего брата психом или как-то вроде того, потому что для меня он разумнее многих…но на тот момент он как будто обезумел. Вырывался, царапал Ала, не подпускал к себе меня…и на тебя пялился во все глаза, как будто ничего больше вокруг не видел. Эээ, Том, что ты делаешь?
Непонимающе поднимаю на Лу тяжелый взгляд. Она указывает взглядом на мои руки… Смотрю туда же и невесело ухмыляюсь – вместо того, чтобы прикурить очередную сигарету, я рву ее на мелкие части, с почти незаметным наслаждением раздирая на куски эту невинную трубочку и раскидывая по столу стружку табака.
- Прости, нервное, - тихо бросаю я. – Я хочу знать, что было дальше. Как вам удалось успокоить его?
- Он как-то сам успокоился, мы и не поняли сразу…просто резко замолчал, обмяк в руках Алана…я даже подумала, что ему стало плохо, но нет. Короче, в машину мы его усадили без проблем, он даже и не дернулся ни разу. Только все время в твою сторону смотрел, никак не хотел отворачиваться. Даже когда мы уже далеко отъехали, он все оборачивался…тоскливо так в окошко глядел. Черт, знаешь, Каулитц, вспоминая сейчас эту картину, мне так и хочется тебе опять врезать, только покрепче на этот раз!
- Ударь, если так хочется, - легкая усмешка.
- Дурак ты все же, Том…
- Не отвлекайся.
- Эх…рассказывать, что было дальше? Дальше был скандал. Алан был категорически против того, чтобы оставить Билла с нами на некоторое время. Он хотел отвезти твоего брата в клинику, рассказать лечащему врачу Билла всю правду о твоем с ним обращении…
- Так почему же он этого не сделал?
- Я не дала. Мне пришлось потратить кучу своих нервов и конкретно охрипнуть, чтобы отстоять право Билла остаться у нас.
- Зачем тебе это нужно, Лу…
- Да затем, что мне просто по-человечески жалко было стихоплета. Затем, что я не могла его бросить в том состоянии, что он был тогда. Но и вернуть его обратно к тебе я тоже не хотела, потому что ты натворил бы дел в два раза больше! Вам обоим нужно было остыть…
- Ок, допустим, я понял, что в тебе взыграло милосердие. С этим мы разобрались. Объясни мне тогда, почему ты не захотела обратиться в клинику, как Алан? Если ты считаешь меня таким чудовищем, сволочью…кем там еще, я не знаю. Почему? Ты могла бы сдать меня с потрохами, сделать так, чтобы Билла навсегда отгородили от меня. Ты же знаешь, что в таких случаях лишают права опеки.
- Знаю. Я не смогла ТАК поступить с Биллом. Это не значит, что я пожалела тебя, нет… Просто слишком отчетливо видно то, насколько ты важен ему. Хоть ты и редкостная скотина, которая настолько не дорожит своим братом…но он за что-то любит тебя. Ты ведь знаешь это, правда?
- Знаю...всегда знал. Принимать не хотел.
- Ну я же говорю – придурок ты… Я не знаю, как после всего, что он пережил с тобой, ты еще не потерял свою значимость. Он…святой, что ли?? Иначе я просто не могу объяснить… Он к тебе привязан…нет, даже не привязан, а прикован. Это видно…во всем.


Ogni sera мi precipiтo a leттo con la speranza che forse avrò la possibiliтà di vederтi quando chiudo i мiei occhi..©
 
MikaДата: Воскресенье, 14.06.2009, 22:56 | Сообщение # 58
***
Группа: Администраторы
Сообщений: 4236
Репутация: 27
Статус: Offline
Нет сил больше сидеть на месте, невыносимо слушать эту голую правду, прокручивая в голове все воспоминания, которые я копил эти годы. Так тяжело смотреть в глаза Лу, которые будто пронзают меня своей светлой истиной. Поднимаюсь на дрожащие ноги и подхожу к окну, устремляя взгляд в темное небо. Сегодня очень много звезд… Как же давно я не обращал внимания на эти крохотные небесные светила.
- Может, покуришь? – доносится мне в спину тихий голос.
- Накурился уже, - так же тихо отвечаю я, и поворачиваюсь к ней, держась руками за подоконник позади себя. – За то время, что вы держали Билла у себя, я выкурил столько пачек…если узнаешь сколько – охренеешь.
- Понимаю…когда-то я сама помешалась на этой дряни.
- Нервы?
- Можно и так сказать…гибель сестры.
Растерянно открываю рот, но не могу выдавить ни звука. Черт возьми…я ненавижу такие моменты. Когда все слова становятся до ужаса нелепыми. Когда хочется провалиться сквозь землю потому, что ты сам завел разговор в такую задницу. Черт!
- Бл*…прости.
- Не грузись ты так, Каулитц, - ободряюще улыбается она. – Это прошлое. Я не оглядываюсь назад.
- Все равно стремно получилось…
- Я сказала, забей. Ну что, мне продолжать?
- Да, - киваю ей.
- Ну так вот…Лайня у нас была жуткая. Я уговаривала Алана, как могла…умоляла даже. Но он так же упорно настаивал на своем – отдать Билла врачам. Я не буду тебе говорить, как мне удалось уломать Алана, это совсем неважно. Но Билл остался. Тебе я решила ничего не сообщать…
- Какого черта?! Я столько времени сходил с ума, понятия не имея, где он, с кем, как! Тебе так сложно было позвонить?!
- А тебе полезно было понервничать, умник. Зато ты хоть что-то понял для себя, или я не права, м?
- Отвянь.
- Права, значит! Пойми, Том – я сделала все правильно. Ты получил свою дозу волнения для того, чтобы осознать, насколько важен тебе твой брат. За это время ты вполне осознал все свои ошибки, я считаю. А Билл…ему тоже пошел на пользу этот своеобразный отдых.
- На пользу?! Да он теперь шарахается от меня, как от огня! Это и есть твоя польза??
- В этом, милый мой, ты виноват сам. Или может это я его тогда так отделала, а?! Он боится, Том, это естественно! Что ты хотел после всего этого! Любви и обожания? Покорства? Доверия? Чего, Том?!
Она уже перешла на крик, но мне абсолютно все равно. Молча взираю на нее, с силой вцепившись в подоконник.
- Ты сорвался на нем. Том. Ты показал ему все то дерьмо, что в тебе накопилось. Причинил боль. Причем не только физическую…я готова поспорить, что душа у твоего Билла теперь в клочья разорвана. Твоими стараниями, Том. Ты думаешь, что он псих? Что он ничего не понимает, да?
- Раньше…да, я так думал. Сейчас все иначе.
- Это уже хоть какой-то прогресс, - вздыхает девушка, запуская пальцы в светлые волосы. – Так вот запомни: Билл все чувствует. А все, что касается тебя – особенно. Ты его близнец, не забывай об этом. Ты та часть своего брата, без которой он не может существовать полноценно. Ты нужен ему так же, как птице крылья. Сейчас он боится тебя, да…но ты должен сделать все для того, чтобы побороть этот страх. Заставь брата поверить в тебя снова.
Как же легко ей рассуждать об этом…давать мне какие-то советы, смотря с таким блеском в глазах, что хочется зажмуриться. Заставить поверить тебя?.. Как, поэт?.. Как теперь снова отстроить все то, что было разрушено моими же руками?.. Из груди вырывается тихий стон, который не остается незамеченным. Обессилено сползаю на пол и обхватываю колени.
Лу с нескрываемой жалостью изучает меня взглядом, от которого мне хочется укрыться. В ее глазах слишком много Правды. Той самой Правды, что я усиленно прятал от самого себя все эти годы. Правды, которая обнажает мою истинную сущность, срывает все маски и оставляет ни с чем. Что остается? Измазанная черной сажей душа, которая больше напоминает мешок для мусора – слишком много дерьма в ней, как выразилась Лу. Именно так я сейчас себя и чувствую – безвольным, переполненным мешком, который трещит по швам.
- Том?
- Что?..
- Знаешь, я тут подумала…останься сегодня у нас. Уже слишком поздно, ну чего тебе тащиться домой. И Билл наверняка уже устал…останешься? Можешь лечь в гостиной. Или хочешь быть поближе к брату? Тогда на втором этаже есть еще одна комната, она совсем рядом с комнатой стихоплета находится. Ну ты как, а?
Задумчиво закусываю колечко в губе, прикидывая, что ответить. В принципе, она права, и сейчас действительно лучше остаться здесь, чем пилить обратно. Еще одна мысль пугает меня…я очень боюсь, что если сейчас поведу тебя домой, то эта темная улица, проклятые вездесущие фонари и я рядом могут тебе напомнить о том дне. И тогда…я даже представлять не хочу, что с тобой будет.
- Ладно, я остаюсь. Но завтра, как можно раньше, я сваливаю. И забираю с собой Билла. И ты не будешь этому противиться, ясно?
- Не буду, Том, - широкая улыбка на ее лице. - Не буду.
- И еще…я хочу узнать, какого черта вы…кхм…сменили имидж моему брату.
Впиваюсь в нее злобным взглядом, на который она отзывается лишь добродушной улыбкой. И почему только эта девица всегда улыбается??
- Хорошо, любопытный ты наш, я тебе все расскажу. Только сначала проверю, как там Билл, идет? А ты пока тут поешь чего-нибудь…
- Я хочу к нему, - твердо говорю я, поднимаясь с пола.
- Нет, не сейчас. Не сейчас, слышишь?? Дай ему время, Том…дай время СЕБЕ. Поверь мне, так будет лучше. Я скоро, окей? Не скучай, умник.
Дергаюсь следом за ней, но почти сразу торможу, обессилено опуская руки. Лу выходит из кухни, оставляя меня наедине со странным чувством, которое заставляет сжимать зубы и почти что выть. Знаете, чего хочется? Проскулить громко и протяжно, а потом подбежать к светлой стене и бить ее до тех пор, пока не кончатся силы, а руки не будут в крови. Стена – стойкий противник. Она примет все удары, но не врежет в ответ.
Только все равно будет больно от этих ударов.
Но не больнее, чем есть сейчас. Когда я с глупым видом стою один посреди этой идеальной кухни и едва сдерживаюсь, чтобы не рвануть к человеку, который уже наверняка забыл, как когда-то улыбался мне.
__________________


Ogni sera мi precipiтo a leттo con la speranza che forse avrò la possibiliтà di vederтi quando chiudo i мiei occhi..©
 
MikaДата: Воскресенье, 14.06.2009, 22:56 | Сообщение # 59
***
Группа: Администраторы
Сообщений: 4236
Репутация: 27
Статус: Offline
***

Так странно находиться в доме человека, который всегда казался мне невыносимой сволочью, заботящейся только о своем благополучии. У меня в голове не укладывается до сих пор то, что Алан сломался, согласившись на некоторое время приютить тебя. Алан?.. Согласился?.. Я отказываюсь это понимать…как такое возможно после того, что он мне нашептывал раньше? Как советовал сдать тебя в психушку и не мучиться. Как выставил тебя тогда игрушкой перед этими приземленными людьми. Он же улыбался, глядя на то, как его жадная толпа засасывала тебя в свои недра, хватая жадными руками и смеясь так громко, что ты испуганно вжимался в диван. Боже…мир сходит с ума?
Уже около двадцати минут сижу в гостиной и пустым взглядом гипнотизирую экран большого плазменного телевизора. Богато живут, ничего не скажешь… Я, конечно, тоже никогда не страдал от нехватки денег, но по сравнению с Лихтером я просто жалкий нищий.
Интересно, как ты там?.. Все ли в порядке? Может быть, тебе хочется чего-нибудь?? Все эти вопросы не отпускают меня, заставляя напрягаться и стискивать зубы, терпеть. В этом доме моя свобода ограничена. Я не могу взять и просто так пойти к тебе. Лу сказала, что пока не нужно…черт, я не могу объяснить, почему, но этой девчонке я верю. Мне впервые за долгое время хочется кому-то верить. Это парадоксально, учитывая мой характер… А хотя, о чем я вообще говорю?? Мой братишка изменил меня до неузнаваемости всего за какие-то несколько месяцев. Офигеть, да?.. Кто бы мог подумать, что это вечно раздражающее существо сможет стать для меня чуть ли не смыслом существования.
- Сидишь, размышляешь о смысле жизни? – рядом со мной плюхается Алан, держащий в руке бутылку пива.
- Да вот думаю о том, когда же ты успел так резко подобреть, - ухмыляюсь я.
- А я разве когда-то был кровожадным злодеем?? – изумляется он. – Кстати, пива хочешь?
- Ты одержим стремлением споить меня.
- Упаси Боже, Томми. Я всего лишь пытаюсь быть «максимально гостеприимным и вежливым»!
- Это тебе Лу подсказала? Сам бы до такого не додумался.
- Лу… Ох, эти женщины, коварные чертовки! – с напевом восклицает Алан, с ногами забираясь на диван. – Что, понравилась моя детка, Каулитц? Правда, убойный характер?
- Это уж точно…и давно вы…кхм…вместе?
- Каулитц, я тебя умоляю! Я не какая-нибудь мнительная баба, которую можно прошибить на откровения. Тебе-то какая разница? Завидуешь? Закатай губу, вакантное место уже занято.
- Бл*, ты придурок, я же просто спросил!
- Ну а я просто ответил.
Небрежно отмахивается от меня рукой, давая понять, что не желает больше продолжать этот разговор. Просто удивительно…с каждой минутой все больше перестаю его узнавать. Та секундная вспышка в его глазах, когда он произнес имя Лу, не ускользнула от моего внимания. Ты попал, Алан. Ты вляпался по самое не хочу. И наверняка ты еще не совсем понял это. Ничего, время сумеет раскрыть тебе глаза на все. А пока пей свое пиво.
- Как там Билл? Что за диск, про который говорила Лу? – такое ощущение, что я спрашиваю о чем-то запретном…я идиот.
- Да все ништяк у твоего психа. Сидит, балдеет под какую-то хрень…не помню, как эта фигня называется. Там чего-то непонятное такое…лично мне вообще не нравится. В общем, у Лу спроси, это она его подсадила на эту муть.
- Понятно… - опускаю глаза.
- Кстати, я ожидал, что твое удивление будет куда больше, - издает Алан ехидный смешок.
- Эээ...ты о чем?
- Ну каааак же, Томми… Я столько времени угрохал на то, чтобы из этой серости сделать конфетку, а ты даже не наградил меня своими охами-воплями, которых я так ждал!
Невольно подскакиваю на диване и обращаю все свое внимание на него. Эта скотина отхлебывает пива, с наглой усмешкой смотря мне в глаза, а потом заливисто ржет. Зараза!
- С*ка, Ал, так это ты его так разукрасил?!
- Нет, бл*дь, папа Римский! – хохочет он. – Ну ты тормоз, Том… Ахахах… Вот честно, когда я ему патлы малевал, все думал: когда ты увидишь, сильно вопить будешь или нет? Эх…так надеялся, что мне удастся тебя позабавить.
- Позабавить?.. Да ты…да он теперь на себя не похож! Ты что из него сделал?!
- Не что, а кого! Между прочим, сейчас он выглядит гораздо лучше, чем раньше. Эдакий черненький ангелочек, ну разве нет, а? Брось, хватит на меня так злобно пялиться. Ну признай, твой псих теперь шикарен!
Где-то в голове, против моей воли, тихий голос произносит: «А ведь и правда…»
Вслух же говорю совершенно другое.
- Пошел ты к черту, идиот!
- Ну и зря, - лыбится Алан. – Лучше бы высказал свои восхищения великому мастеру, сотворившему из неприметного психа сексапильную конфетку…
На свое везение, Алан успевает вовремя вскочить и как можно дальше отбежать от меня, разъяренного. Так, спокойно…он сегодня уже свою порцию получил, больше мордобоем я заниматься не хочу, хватит уже.
Подарив мне очередную ухмылочку, Алан выразительно крутит пальцем у виска. В ответ показываю ему кулак, после чего он плавно вытекает из гостиной. Вот и пускай валит. Без него гораздо спокойней.
Черт, как же теперь быть-то, а?! Как привыкать к новому тебе – такому незнакомому, мрачному, испуганному. Мне кажется, что я теряю тебя, Поэт. Теряю своего брата. Ведь то, что есть сейчас, вовсе не похоже на тебя. Это совсем не ты. Все, что осталось от прежнего Билла – огромные, всегда завораживающие меня глаза. Но и в них появилось что-то такое, отчего мне хочется свернуться в комочек и забиться в самый далекий угол. Потому что я боюсь этого непонятного, чужого мне взгляда.
И вообще, куда подевалась Лу?! Она мне очень нужна… Давай, девочка, приди сюда. Скажи, что я наконец-то могу идти к своему брату. Хотя бы ты дай мне надежду.
Иначе я совсем загнусь.

Оставшись один, уже сотый раз за этот день, я бесцельно побродил по огромной гостиной, с вялым интересом разглядывая разномастные фото, проводя иногда пальцами по изящным рамкам. Успел подойти к большому окну. Постоял там около десяти минут, отодвинув тяжелые портьеры и мутными от переполнявших меня мыслей глазами вглядываясь в улицу, освещаемую парой фонарей. Снова ночь, и как всегда без сна. Эта мысль вызвала лишь грустную улыбку. В груди свело от резкого, как вспышки, воспоминания, в котором мы с тобой отчаянно держались друг за друга в темной кухне.
Сейчас мне уже надоело слоняться, глазея на достопримечательности этого жилища. Они меня не интересует. Я знаю, что где-то в стенах этого дома есть ты. И меня туда тянет, словно мощнейшим магнитом. Но я как послушный щенок жду, когда же войдет светловолосая девушка, и скажет мне хоть что-то.
- Лууу, ну где же ты бродишь, - стону я, обхватывая голову руками.
- О, а ты уже успел заскучать?
Улыбчивый голос заставляет меня мгновенно встряхнуться и жизнерадостно обернуться. Лу, с забранными в аккуратный хвост волосами, стоит в дверях и как-то слишком тепло мне улыбается.
- Что? – непонимающе развожу я руками, не вынеся ее пристального взгляда.
- Он уснул, - просто говорит Лу.
- Можно?..
- Иди.
Пулей срываюсь с места и быстро оказываюсь рядом с ней. С благодарностью киваю, сдержавшись от поцелуя в загорелую щеку. Все же не стоит нарушать их с Аланом семейного счастья, так сказать. А то западет еще…
От понимания того, что сейчас я наконец-то смогу снова увидеть тебя, сводит скулы. Со скоростью света взбегаю по лестнице, пробираясь по уже знакомому пути. Коленки немного подрагивают, но ведь это пустяк, правда? Что может быть важнее того, что сейчас я окажусь рядом со своим Поэтом.
Вот эта дверь…а за ней ты. Мне осталось всего лишь легким движением руки толкнуть ее, чтобы убрать последнюю преграду между мной и тобой. Что я и делаю, мысленно взмолившись о том, чтобы все было в порядке.
Захожу внутрь, уже просто не обращая внимания на сошедшее с ума сердце…


Ogni sera мi precipiтo a leттo con la speranza che forse avrò la possibiliтà di vederтi quando chiudo i мiei occhi..©
 
MikaДата: Воскресенье, 14.06.2009, 22:57 | Сообщение # 60
***
Группа: Администраторы
Сообщений: 4236
Репутация: 27
Статус: Offline
POV Автор.

Лу, позволившая Тому наконец-то пойти к брату, решила все же подстраховаться и слегка проследить за Каулитцем старшим. Она видела, как ярко загорелись его глаза, когда он понял, что ему можно…что разрешают. Видела, как нетерпеливо он сорвался с места и смерчем побежал к своему стихоплету. Девушка наблюдала за этим с легкой улыбкой, говоря про себя: «И все-таки ты его любишь, Каулитц».
Лу прекрасно понимала, насколько Том взвинчен сейчас, поэтому безбоязненно двинулась следом за ним, с невероятной скоростью понесшемуся на второй этаж.
Она слишком хорошо запомнила вечер, когда впервые увидела Поэта. Запомнила этот перепуганный насмерть взгляд, окровавленное лицо и громкие крики. И для себя Лу точно поняла еще в тот момент: она желает оградить это существо от подобного. Девушка думала, что если Том хоть когда-то попадется ей на глаза, она собственными руками отделает его так, что боль Поэта по сравнению с болью его брата будет пустяком. Но стоило ей увидеть Томаса, как это желание сразу забылось. Просто Лу поняла одну очень важную вещь: этот дредастый парень зависим от своего стихоплета. Именно так, а не наоборот. Ведь стоило только заглянуть в окутанные печалью глаза старшего, чтобы все понять.
Понять, насколько сильно он любит своего ненормального брата.
Понять, что он сам еще этого не осознает.
Понять, что есть еще нечто странное, что сама Лу никак не может разгадать. И все это она прочла только по одному взгляду Тома, который отпечатался в ее памяти на всю жизнь.
А еще, сама того не подозревая в начале, Лу устроила Тому самое страшное наказание в его жизни. Она хотела причинить Каулитцу боль и отомстить за Билла, подвергнув его боли физической. Но уговорив Алана оставить Билла, Лу устроила Тому настоящий кошмар. Ведь только потом, уже разговаривая с Каулитцем за чашечкой зеленого чая на кухне, она совершенно ясно осознала, чему подвергла его, разлучив с Биллом на такой, казалось бы, короткий срок.
Хотя Лу понимала, что вряд ли Том еще когда-нибудь осмелится причинить боль своему брату, она все же боялась. Потому что видела, насколько у этих двоих все непросто.
Потому и шла незаметной тенью за Томом, рвущемуся вверх по лестнице.
Она видела, как Том нерешительно затормозил перед самой дверью. Как провел пальцами по гладкой поверхности и уткнулся в нее лбом, словно что-то решая для себя. Глядя на то, как этот независимый и хамоватый порой парень робко топчется под дверью, не решаясь зайти, Лу с удивлением отметила, как сжалось ее сердце. Ей захотелось крикнуть Тому, чтобы тот не боялся, что все хорошо…она почему-то безумно хотела, чтобы он зашел внутрь.
И Том зашел. Слегка помешкав, он все же легонько толкнул рукой дверь, и та бесшумно распахнулась перед ним.
- Умница, - облегченно выдохнула Лу.
Когда Каулитц скрылся внутри, девушка с радостной улыбкой тихонько подкралась к закрывшейся за Томом двери. Она не имела привычки подглядывать за кем-то, но сейчас это было необходимо. Чтобы убедиться в том, что все в порядке. Лу знала, что сейчас Билл крепко спит, ведь она собственноручно растворила в его вечернем чае маленькую таблетку снотворного. Так было нужно.
Ведь с того самого момента, как Билл оказался в их доме, Лу поняла, что такое бессонные ночи. Поэт не спал ночами, что-то бормотал себе под нос…а если ему и удавалось заснуть, то сон этот был неспокойным. Билл метался по кровати, расшвыривая в разные стороны подушки, срывал с себя одеяло и что-то невнятно шептал. Всякий раз Лу было очень страшно подходить и будить его, ведь взгляд Поэта, когда он распахивал испуганные глаза, пронзал насквозь своей болью и тоской…
И Лу знала, по кому он тосковал.
Девушка осторожно приоткрыла дверь. Благо в их доме большинство дверей были бесшумны… В комнате Поэта горел лишь неяркий ночник, но и его света было вполне достаточно для того, чтобы увидеть безмятежно спящего Билла и сидящего рядом на корточках Тома, во все глаза смотрящего на свое чудо.
Лу показалось, что она попала в сказку – настолько волшебно смотрелись эти двое в полутемной комнате. Они оба были невероятно красивы. У каждого из близнецов была своя красота. У Билла – робкая, нежная, напоминающая прекрасный подснежник. Том же обладал иной красотой. В нем было больше мужественности, решительности и даже дерзости.
До безумия разные, но такие дополняющие друг друга половинки. Ненормальный и Разумный.
Если бы эти двое не были братьями, Лу с уверенностью сказала бы, что они - идеальная пара.
Тем временем Том подполз поближе и очень осторожно протянул руку к лицу Билла. Лу замерла, боясь вздохнуть лишний раз. Каулитц очень нежно провел пальцами по щеке брата, спустился к шее и остановил свою руку на груди Поэта. Тот никак не отреагировал – лишь шумно вздохнул во сне и повернул лицо в сторону Тома, словно почуяв родное сердце совсем рядом. Томас уткнулся лбом в плечо брата и застыл.
В плохо освещаемой комнате повисла тишина.
А Лу, казалось, забыла, как дышать.
Вдруг она осознала, что является лишней. Это зрелище было каким-то интимным, несмотря на то, что ничего такого особенного, по сути, в нем не было.
Лу в последний раз взглянула на братьев, и тихонько закрыла дверь, слыша, как громко бьется ее сердце. Девушка чувствовала себя воровкой. Ей казалось, что она украла частичку этого необыкновенного единения. Заглянула туда, где ей не было места.
Потому она на цыпочках отбежала от двери и поспешила к Алану, который наверняка ждал ее с огромным нетерпением.



Ogni sera мi precipiтo a leттo con la speranza che forse avrò la possibiliтà di vederтi quando chiudo i мiei occhi..©
 
Форум Ich-Liebe-Tokio-Hotel » ФАН-ЗОНА (Fan Zone) » ФанФикшен (Fan fiction) » Поэт (BeZe (Slash/ Angst/ AU/ POV Том/ Romance/R))
Поиск:

Copyright MyCorp © 2018