Главная | Регистрация | Вход Приветствую Вас Незнакомец | RSS
[ Личные сообщения() · Новые сообщения · Участники · Поиск · ]
Форум Ich-Liebe-Tokio-Hotel » ФАН-ЗОНА (Fan Zone) » ФанФикшен (Fan fiction) » Поэт (BeZe (Slash/ Angst/ AU/ POV Том/ Romance/R))
Поэт
MikaДата: Воскресенье, 14.06.2009, 22:58 | Сообщение # 61
***
Группа: Администраторы
Сообщений: 4236
Репутация: 27
Статус: Offline
POV Том.

- Каулитц, ты там жив?
Громкий стук в дверь вырывает меня из сладкой полудремы. Лениво открываю глаза, жмурясь от назойливого света. Как же хотелось расслабиться, побыть всего лишь полчаса одному…выкинув все мысли из головы. Согреться в этой приятно окутывающей напряженное тело воде. Ну зачем нужно тревожить меня?
- Да, Лу…все в порядке. Сейчас вылезу.
- Ты давай быстрее там, ага? Билла я почти собрала, сейчас только чаем его напою…
- Лу, я все понял, - резко обрываю ее словесный поток. – Я скоро, хорошо? Посиди пока с ним.
Слышу только слегка недовольное хмыканье, а потом с наслаждением растворяюсь во вновь наступившей тишине. Только вода тихонько капает из крана.
Мое утро началось весьма паршиво, честно говоря. Уснув вчера подле тебя, я надеялся раскрыть на следующий день глаза и улыбнуться, почувствовав родное тело рядом. Видимо, время мало изменило меня, раз я так наивно надеялся на чудо. Моему пробуждению способствовал твой испуганный крик. Ты проснулся раньше, и, заметив возле себя такое вот нечаянно заснувшее существо, именуемое мною, страшно перепугался. Я мог предугадать, что ты отреагируешь именно так…но так хотелось до последнего верить в лучшее.
Затем ты скинул с себя мою руку, которой я посмел слегка приобнять тебя… Я немного обалдел от того, с какой скоростью ты вскочил с постели и пулей выбежал из комнаты, сверкая своими голыми пятками. А я так и остался сидеть на полу, с неописуемым выражением лица. Понимая, что это был мой очередной провал.
- И когда только все будет хорошо… - устало шепчу себе под нос.
«Много вопросов и крохи ответов» - случайно всплывают в голове твои слова, вызывая грустную усмешку. Как же ты был прав, мой ненормальный брат…только почему я раньше не мог узреть эту правоту? Принимая твою своеобразно высказанную правду за очередной плод сумасшествия, я был так глуп… А сейчас я все чаще ловлю себя на том, что вспоминаю каждую твою фразу, как всегда красиво срифмованную. Эти рифмы будят во мне совесть. А кое-что тоже не менее важное они уже во мне разбудили. И хотя это нечто отчаянно сопротивлялось, порой брыкалось и могло даже больно укусить, твои рифмы укротили его. Заставили очнуться, отогнав от себя все иллюзии.
Ты разбудил во мне человека. Жаль только, что этот человек никогда не сможет разбудить тебя…разумного.


Ogni sera мi precipiтo a leттo con la speranza che forse avrò la possibiliтà di vederтi quando chiudo i мiei occhi..©
 
MikaДата: Воскресенье, 14.06.2009, 22:59 | Сообщение # 62
***
Группа: Администраторы
Сообщений: 4236
Репутация: 27
Статус: Offline
***

Наши сборы домой прошли относительно спокойно. Пока Лу с непонятным мне искренним восторгом помогала тебе одеваться, я угрюмо наблюдал за этой картиной, поигрывая зажигалкой. Изредка удавалось поймать твой взгляд, который ты тут же отдергивал, обращая все свое полоумное внимание на суетящуюся возле тебя девушку. Внутри что-то кольнуло.
Его величество Алан не соизволил даже выйти из своих хором, чтобы попрощаться с нами. Но я думаю, что это парень еще нагрянет к нам, если же конечно его не испугает перспектива вновь увидеть тебя – Лу говорила мне, что за время твоего нахождения в этом доме ты успел порядком достать моего дружка.
Когда мы наконец вышли на улицу, ты старательно избегал нахождения рядом со мной. А мне оставалось только покорно смотреть на твою тощую фигурку, которая неуверенно двигалась к уже ждавшему нас такси, вызванное девчонкой. Кстати говоря, отпускать моего психа Лу не хотела. Прежде чем усадить тебя в машину, она сто раз поправила на длинной шее теплый шарф, при этом смотря на тебя с таким сожалением в глазах, словно видела последний раз в своей жизни. А ты стоял крайне довольный таким вниманием к своей персоне и отстраненно улыбался, пряча руки в карманах своей курточки.
Мы едем в крайне душном такси, в салоне которого играет какая-то поистине безвкусная музыка. Я сижу рядом с водителем, еще совсем молодым парнем, который с интересом наблюдал, как Лу уговаривала тебя сесть в машину. Ты долго не хотел залезать в салон…с опаской поглядывал на меня, удобно устроившегося на переднем сиденье. Потом, еще немного поколебавшись, все же устроился на заднем сидении, забившись в самый дальний от меня угол. Что-то кольнуло еще раз.
- Остановите вот здесь, пожалуйста, - прошу я, заметив небольшой супермаркет, который мы только что проехали. Я ведь почти забыл, что дома совсем нет еды…надо же мне чем-то тебя кормить.
Парнишка кивает мне и плавно притормаживает. Выбираюсь из машины, предварительно проверив наличие бумажника в кармане. Все же что ни говори, а предусмотрительность у меня в крови. Мать еще с детства приучала к этому. Спасибо, мамуля! Похоже, это единственное, что пригодилось мне из твоего воспитания.
- Присмотрите за ним? – указываю на тебя. – Я быстро вернусь, просто проследите за тем, чтобы он сидел спокойно и не трогал ничего.
Молодой шофер снова кивает, слегка улыбнувшись, и косится на тебя, мирно притаившегося в уголке. Ты вроде бы спокойный, Поэт. Надеюсь, что пока меня не будет, ты не устроишься тут какой-нибудь поистине гениальный спектакль.
С трудом оторвав от тебя взгляд, разворачиваюсь и торопливым шагом направляюсь в супермаркет. И все же есть внутри непонятное мне беспокойство. Словно лучше бы было, если бы я взял тебя с собой…да нет же, это бред несусветный. Ты никак не можешь привыкнуть ко мне слова, шарахаешься как от огня, о чем тут речь…. Ведь я еще даже не придумал, как теперь буду с тобой справляться. Хоть сиделку нанимай!
Пока я тону в своих раздумьях, рука сама собой бросает в схваченную корзинку какие-то продукты, а ноги уже несут к кассе. Угрюмая тетка с крайне отвратительным ржаво-рыжим цветом волос бросает на меня недовольный взгляд, в котором читается вся ее ненависть к своей работе. Ну да, не всем в этой жизни удается стать олигархами…
Побросав все накупленное в пакет, спешу покинуть этот супермаркет.
Стоит мне только выйти на улицу, как на меня накидывается нечто непонятное, чуть не сбивая с ног. Ошеломленно покачнувшись, сосредотачиваю взгляд и вижу перед собой паренька-шофера. Что-то кричит мне и размахивает руками. Что ты говоришь, парень?!..
- …а потом он просто выскочил и побежал! Я растерялся, понимаете?? Не каждый же день с психом сталкиваешься! И не сразу бросился за ним…а когда очухался, его уже и след простыл!
Чувствую, как внутри все резко холодеет.
- Куда?! – беру перепуганного насмерть паренька за шиворот и встряхиваю. – Куда. Он. Побежал?!
- Я…я…я точно не уверен! Вроде бы в ту сторону! О, герр, простите меня…
- Да заткнись ты уже, идиот!
Гневно отшвыриваю от себя продолжающего что-то бормотать парня, который с настоящим испугом в широко распахнутых глазах начинает отступать к своему драндулету. С трудом подавляя внезапно охватившую меня дрожь, растерянно оглядываюсь по сторонам. Господи, ну куда же… Этот растяпа сказал, что ты побежал туда. А ведь в той стороне находится наш дом! Что, если…?
Срываюсь с места и со всей дури несусь в указанную мне сторону, расталкивая на своем пути людей. Они что-то недовольно кричат мне в след, но меня это совершенно не беспокоит. Отвалите все, ясно?! Мой брат снова сбежал от меня! Только в этот раз, если я его не найду, у меня больше не будет шанса вернуть этого странного Поэта…
Очумело бегу, бешено озираясь по сторонам в надежде вытянуть из общей картины твою фигуру. Но мимо мелькают только однообразные люди, с вялым интересом поглядывающие на меня, совершенно безумного с виду парня в широких одеждах.
Господи, Билл, ну не мог ведь ты убежать невесть куда, верно?! Не мог ведь??
Хоть бы твое искалеченное с рождения сознание вновь привело тебя к порогу нашего дома, а не в какой-нибудь темный переулок. Иначе я никогда не смогу себе простить того, что оставил тебя этому проклятому шоферишке.
Завидев до боли знакомый дом, собираю в слабеющий кулак последние силы и ускоряюсь. Как же хочется верить, что ты будешь именно там. Мой Поэт. Мой брат. Билл, ты ведь будешь там?!
Врываюсь во двор родного дома и резко торможу, пытаясь сохранить равновесие и не свалиться. Дыхание рваными клочьями вырывается из легких и тает в прохладном воздухе серебристым облачком пара. Не будь я так взвинчен, засмотрелся бы… Но мои глаза сейчас яростно обыскивают каждый уголок нашего двора, а сам я с каждой секундой все отчетливее понимаю, что нахожусь здесь совершенно один. И что в доме тебя быть тоже не может, ведь попасть внутрь самостоятельно, не имея ключа в кармане, ты просто не способен.
- Нет, нет, нет… ну пожалуйста! - обессилено стону я, в отчаянии запуская пальцы в спутавшиеся от бега дреды. – Только не снова, прошу, не надо…
Это конец. Я просто больше не выдержу. Просто слишком устал от всего происходящего в моей жизни, устал вечно терять тебя из-за своей безалаберности…устал допускать массу ошибок, виновником которых сам и являюсь. Устал.
И в тот момент, когда я уже хочу завопить на всю округу от переполняющей меня обиды и невероятной, растущей пустоты внутри, позади раздается робкий и тихий, но самый важный для меня голос:
- Жить подле счастья – вот в жизни отрада...
Неверяще задерживая дыхание, я резко разворачиваюсь и затуманенным черт знает от чего взглядом смотрю на стройную фигуру возле дороги. На черные волосы, которые нагло треплет баловник-ветер. На темный, пустой взгляд, вяло скользящий по мне почти с безразличием
И не выдерживаю, падая на холодное крыльцо, усыпанное сухими листьями. Прячу лицо в острых коленях, чтобы ты не увидел той гримасы, что сейчас уродует меня. Чтобы не заметил в моих глазах той же пустоты, что я увидел в твоих. Мы никогда не были отражениями друг друга. Я просто был невольником наших родственных уз, а ты являлся моим дубликатом. Искаженным. Но время любит играть с нами, поэтому сейчас оно с садистским удовольствием искажает меня.
Сеет ли оно, это несчастное время, в наших жизнях полный хаос? Или же наоборот – расставляет все по своим законным местам?
Я этого не знаю.
Только вот зачем-то маленькая, но очень горячая капелька падает с моих ресниц и исчезает в неизвестности, оставляя меня сжиматься в опустошенный комок, а тебя наблюдать за тем, как теряет свои последние внутренние силы твой измотанный донельзя брат.



Ogni sera мi precipiтo a leттo con la speranza che forse avrò la possibiliтà di vederтi quando chiudo i мiei occhi..©
 
MikaДата: Воскресенье, 14.06.2009, 23:00 | Сообщение # 63
***
Группа: Администраторы
Сообщений: 4236
Репутация: 27
Статус: Offline
***

- Билл, а ну открой мне! Мелкий ты гаденыш, ну я тебе устрою..
Остервенело барабаню в твою дверь, самым наглым образом захлопнувшуюся перед самым моим носом пару минут назад. Ты сволочь, Билл Каулитц! Ты даже себе представить не можешь, какой ты невыносимый гад! Со злостью дарю ни в чем не повинной двери шикарный удар, который оказывается совершенно бесполезным.
- Билл, открывай немедленно, слышишь меня, мразеныш несчастный?! – ору я, пытаясь добиться от тебя хоть какого-то ответа. – Я тебя оттуда по-любому достану, понял?! Ты достал уже придуриваться, сколько можно! Открывай быстро!
А ведь с чего все началось? Я просто притащил тебе завтрак, глупо понадеявшись, что ты примешь еду из моих рук. Но ты вот уже неделю верен своей обиде. Целую чертову неделю мы живем словно на разных планетах, причем каждая из них напоминает извращенный дурдом. Одна планета твоя, холодная и неприкосновенная, доступ к которой мне категорически запрещен. А другая – моя, атмосфера которой пропитана раздражением и порой безудержным гневом.
Ты игнорируешь любые мои попытки наладить хоть какие-то отношения. Стоит мне зайти в комнату, в которой находишься ты, как черноволосого поэта тут же волшебным образом сдувает ветром, и я остаюсь в гордом одиночестве, нервно сжимая кулаки и сдерживая желание побежать следом за тобой. Это бесполезно, я знаю. Я не хочу навязывать тебе свое общество, если оно настолько нежеланно.
Еду мне приходится приносить тебе под дверь и аккуратно ставить на столик, специально выволоченный мною из кладовки. Чтобы не тревожить твой покой, не нарушать личного пространства и так далее, я совсем не захожу в твою комнату. Теперь это только твоя крепость, в которой ты проводишь практически все свое время, разве что изредка выползаешь по нужде. Если в тот момент, когда ты крадучись подбираешься к нашему туалету, я совершенно нечаянно окажусь на твоем пути, то это будет полный привет. В такие моменты твои глаза испуганно расширяются, весь ты разом как-то странно сжимаешься, а потом опрометью кидаешься в свое убежище. Когда ты в первый раз так отреагировал на меня, я почувствовал себя по меньшей мере извращенным садистом, от которого в страхе убегает родной брат. Полоумный брат.
Иногда на меня нападает такое отчаяние от всего происходящего, что хочется купить бутыль чего-нибудь очень крепкого и забыться. А порой злоба охватывает все мое существо, и тогда я сдерживаюсь, чтобы не побежать к тебе, не схватить за хрупкие плечи и встряхнуть как следует. Я бы давно сделал это, если бы так не боялся последствий…ведь ты можешь впасть в истерику, перепугаться до смерти, да что угодно…ведь теперь ты считаешь родного брата монстром. А ведь твой брат всего лишь человек, который так устал быть твоим самым главным кошмаром.
- Ну все, Билл!!! – в бешенстве выкрикиваю я. – Ты нарвался!
Собственно, почему я сейчас долблюсь в твои хоромы? Да просто ты ни черта не ешь уже второй день, игнорируя даже самые изысканные кулинарные творения, которые я почти с материнской заботой приношу в твоей двери. Я даже не знаю, что с тобой происходит, как ты там…ты не даешь мне права интересоваться твоим самочувствием. И вот сегодня я попытался лично вручить тебе в руки тарелку с фруктовым салатом, который ты раньше очень любил. Почти бесшумно подошел к твоей комнате, прислушался для начала…потом легонько толкнул свободной рукой дверь и заглянул внутрь. Ты сидел на краю кровати и отсутствующе смотрел в окно, обеими руками прижимая к себе старую, потрепанную игрушку, с которой так любил носиться в детстве. Такой спокойный и задумчивый…я невольно поддался вперед, переступив порог твоей комнаты.
А в следующий миг спокойствие было разрушено твоим метнувшимся в меня колючим взглядом. Завидев меня, нерешительно замершего в дверях с тарелкой салата в руке, ты сначала просто остолбенел. Слишком неожиданно было для тебя это вторжение. А затем игрушка была отброшена в сторону…ты вскочил с кровати, подбежал ко мне, больно стрельнув в сердце тоской темных глаз, и обеими руками протестующе толкнул в грудь, отчего я ошеломленно покачнулся и почти вывалился из твоей комнаты, выронив тарелку со старательно приготовленным завтраком.
А потом ты запер дверь. Окончательно поставив между нами толстенную стену. Безмолвно запретив мне хоть как-то вмешиваться в твою жизнь.
Ох и взбесило же это меня! Вся прожитая рядом с тобой ненормальная неделя буквально пролетела перед глазами, и я со злостью ударил в дверь, что-то прокричав. Ответа не последовало, но я упорно продолжаю долбиться до сих пор. Ты не можешь вечно вести себя так! Ты просто не можешь, я знаю…
- Последний раз говорю: открой! – уже хриплю я. – Твою мать, Билл, открой мне! Да сколько можно быть таким эгоистом! Хватит обижаться, придурок! Ты же такими темпами с голоду сдохнешь, идиот! Ну впусти меня…
И чего я надрываюсь тут? Это напрасная трата времени, ты все равно не услышишь меня…не откроешь. Обессилено опускаю руки и прислоняюсь лбом к холодному дереву, едва справляясь с тяжелым дыханием. Ты такая с*ка, Билл. Ну почему ты такой…
- Билл…слушай меня….ты ведь слышишь, брат? – скребусь я. – Так вот…если ты сейчас же не откроешь мне эту проклятую дверь, я позвоню Сандерсу. И он заберет тебя отсюда. Ты слышишь, Билл?
Ни единого звука в ответ.
- Окей…я не буду звонить Сандерсу. Я сам вышибу эту дверь, и тогда тебе не поздоровится, ты понял меня?!
Все та же надоевшая тишина, от которой я уже схожу с ума сам. Ты верен своему упрямству, брат. Ну что ж…последний вариант.
- Ладно, Поэт. Я не буду никого звать. И рваться к тебе я тоже не буду. Но если ты не пойдешь сейчас мне на встречу, то потеряешь брата. Ты потеряешь меня навсегда, Билл, понял? И больше никто не будет к тебе ломиться. Никто не будет доставать. Билл…я уйду. Уйду от тебя, и ты останешься один, слышишь?!
Замолкаю и усиленно прислушиваюсь к звукам за дверью. Пытаюсь уловить хоть что-то, давшее бы мне надежду на твою благосклонность…но ты упрям, слишком упрям. Я ведь уверен, что ты прекрасно понял все сказанное мною. Понял и не отреагировал. Что ж, Билл…это твой выбор.
- Ну и черт с тобой, - злобно цежу я и, пнув напоследок по несчастной двери, стремительно ухожу прочь от твоего молчаливого царства.
Мне осточертело чувствовать себя лишним в этом доме. Надоело! Раз ты так не желаешь видеть меня, оставайся наедине со своей чертовой обидой, перешедшей уже все границы! Довольствуйся этим одиночеством, которое ты так полюбил! Да хоть окопайся там навеки, мне плевать, ты понял?!..
И не нужно тебе знать, что мне безумно тебя не хватает. Что я жажду снова почувствовать родное тепло твоих нежных рук. Нет…не узнаешь ты этого. Ясно тебе,
поэт?..


Ogni sera мi precipiтo a leттo con la speranza che forse avrò la possibiliтà di vederтi quando chiudo i мiei occhi..©
 
MikaДата: Воскресенье, 14.06.2009, 23:02 | Сообщение # 64
***
Группа: Администраторы
Сообщений: 4236
Репутация: 27
Статус: Offline




В темноте укромной комнаты,
Тишина висит на проводе.
Только что закрылись за тобою двери.
Что мне делать с этим, Господи?!.. (с)

POV Автор.

Ярость бушевала в Томе стремительно разгорающимся пожаром, и он, не выдержав всей тупости той ситуации, в которую угодил, раздраженно накинул на себя теплую толстовку и молнией выбежал из дома, с силой хлопнув входной дверью.
А дома остался неподвижно сидеть в одиночестве странный парень, с забавно растрепанными волосами и бледным лицом без единой эмоции. Знал ли он сейчас, именно в этот момент, о том, что когда-то его губы умели улыбаться? И что перед глазами исчезали все предметы, стоило только хмурому брату появиться на горизонте. Никто этого не знает.
Громко захлопнутая близнецом дверь заставила Билла вздрогнуть и повернуть взъерошенную голову на звук. В его глазах промелькнула заблудшая искорка, но тут же исчезла, бесславно потухнув все в тех же черных омутах. Парень повел плечами так, словно ему неожиданно стало неимоверно холодно, и что-то зашептал себе под нос. Этот шепот был похож на робкую молитву, на едва слышный монолог, слов которого невозможно было разобрать.
Закусив губу, псих нерешительно посмотрел на запертую им дверь. Его длинные пальцы взволнованно теребили краешек тонкой футболки, в которую он был облачен. Серая, свободная майка. Поэт помнил, как не дал своему брату надеть на себя этот предмет одежды, отпрянув от протянувшихся к нему родных рук. Рук…которые, казалось бы, совсем недавно причинили такую неимоверную боль, что Билл до сих пор помнил того зверя, что вселился в его брата в тот злосчастный вечер. Поэт боялся…о да, он безумно боялся, что этот зверь вернется вновь. Что он снова укусит его так больно, как никто до этого. А его укусов Поэт боялся больше всего…потому что знал: он не может им сопротивляться. Ласку будут дарить эти руки или же нестерпимые муки – Билл знал, что он примет все. И боялся…забитый в глубины своего странного сознания псих до смерти боялся. Потому и не верил своему резко подобревшему братцу. И шарахался, стоило только встретиться с родным, всегда внимательно изучающим его взглядом.
Билл с интересом взглянул на дверь. На бледном личике нарисовалось явное непонимание – почему же стало так тихо? Где тот, кто так нагло нарушал его хрупкий покой, где он? Куда делся этот шум, этот приятный голос, извергающий такие ужасные слова.
«Ты потеряешь меня навсегда, Билл, понял?!»
В голове эхом раздалась выкрикнутая братом фраза. Билл жалобно скривился и зажмурил глаза, словно пытаясь отогнать от себя какое-то видение. Тонкие руки в отчаянии схватились за плечи и сжали их, имитируя объятие. Поэт почти не помнил, что это такое…
«Уйду от тебя, и ты останешься один, слышишь?!»
- Я ведь живу, только если ты дышишь, - неуверенно прошептал Билл в пустоту своей комнаты.
«Уйду. Останешься один…один…один…уйду.»
Внезапно черноволосый стихоплет изменился в лице и часто задышал. Словно в одну секунду он осознал, что на самом деле значат эти слова. Словно понял, что не просто так они были сказаны его непостоянным близнецом. Словно кто-то шепнул ему на ухо, что этот высокий, красивый человек со странной прической ушел. Возможно, навсегда.
Пушистые ресницы резко взметнулись вверх, а сам Билл быстро вскочил с постели, и, давясь собственным дыханием, бросился к двери. В какую-то долю секунды он отворил ее и нетерпеливо выбежал из комнаты, резко потерявшей свой уют. Карие глаза непонимающе забегали по сторонам, отыскивая хотя бы намек на присутствие того, родного. Но его не было. Тогда Билл ринулся на кухню. Он знал, что старший имеет обыкновение засиживаться в самой маленькой комнатке их дома, и подолгу курить. Табачный дым всегда щекотал Биллу ноздри, и он раздраженно чихал. Но сейчас кухня была пуста, никто не сидел, прислонившись спиной к стене. Только пустая чашка из-под кофе сиротливо стояла на столе.
- Ммм…т…хм… - беспомощно всхлипнул Поэт.
Хотелось кого-то позвать, но Билл не знал, как. Хотелось выкрикнуть в тишину чье-то имя, но Билл не мог выдавить из себя ни одного слова. Он умел слагать рифмы, умел забавно отвечать людям своими странными, порой очень непонятными стихами. Но он никогда не умел просто подойти к кому-то и назвать его по имени. Билл не знал имен.
Но все же какое-то маленькое, до ужаса назойливое слово упорно крутилось перед его заслезившимися глазами. Вот только поймать его Поэт никак не мог.


Ogni sera мi precipiтo a leттo con la speranza che forse avrò la possibiliтà di vederтi quando chiudo i мiei occhi..©
 
MikaДата: Воскресенье, 14.06.2009, 23:03 | Сообщение # 65
***
Группа: Администраторы
Сообщений: 4236
Репутация: 27
Статус: Offline
POV Том.

Зачем ты так поступаешь с нами обоими, брат?! Неужели ты до сих пор не можешь понять, что я не желаю тебе зла. Как же я устал от этого проклятого страха твоего, который просто разъедает меня с каждым днем все больше и больше! Ты бездумно отталкиваешь меня, а я ведь терплю. Я терплю…терпел, точнее! До этого момента…а сейчас я просто больше не могу, ясно?!
Эта обида слишком затянулась. Сейчас все твои попытки отдалиться еще больше похожи скорее на порядком приевшийся спектакль, чем на искренний страх. Иногда у меня создается такое впечатление, что ты как умелый скрипач пилишь меня своим остро заточенным смычком, который режет хлеще всякого ножа. Ты ведь не был таким раньше. Я помню.
Раздраженно сплевываю на землю, и с размаху усаживаюсь на ветхую лавчонку в нашем дворе. Еще мелкими мальчишками мы с тобой тут протирали свои штаны. Помню, как я всегда отползал на самый край, игнорируя все твои попытки поиграть со мной.
Внимательно смотря на наши окна, нетерпеливо закуриваю, силясь хотя бы таким методом унять звенящее внутри нервное напряжение. Я все же надеюсь, что ты выползешь из своего укрытия, и тогда я с тобой разберусь. Невозможно жить вот так, по разные стороны баррикад! Пускай раньше мне такое было бы только в радость, но не сейчас, когда я столько всего осознал в жизни.
Сигарета уже почти истлела, а из дома по-прежнему не слышно ни звука. Упорно вглядываюсь в окна, за стеклами которых надеюсь увидеть твой силуэт, но тщетно. Похоже, ты действительно решил капитально окопаться в своей берлоге, наплевав на своего старшего брата, которого уже почти трясет от всей этой крайне нелепой ситуации. Подумать только, с кем еще такое бывает, а?! Запугать собственного брата до такой степени могу только я, наверное. Для полного счастья сейчас не хватает только внезапного визита доктора Сандерса, который, кстати говоря, что-то подозрительно давно ни коим образом не напоминал о себе.
Что-то мне надоело тут сидеть, как идиоту. Хорошенькое начало дня, ничего не скажешь. Расстроено выкидываю сигарету, которая мгновенно теряется в давно не стриженной траве. В голове пульсирует неприятная боль. И так хочется поверить, что это всего лишь сон…отмотать бы пленку жизни на несколько недель назад. На тот день в парке, который разрушил все. Отмотать. Чтобы снова увидеть твой нежный взгляд, в котором когда-то плескалось такое обалденное тепло, что становилось страшно. Потому что было непонятно – почему?..
Мысленно пожелав себе удачи, решительно подхожу к незапертой двери и тихонько приоткрываю ее. Крадусь в собственный дом, словно вор, стараясь шагать как можно неслышней. Если вдруг свершилось чудо, и ты все же вышел из комнаты, в чем сильно сомневаюсь, то я не имею права тебя спугнуть. Нельзя! А то ведь кто знает, когда ты выберешься снова…
Стягиваю с головы кепку и осторожно кладу ее на маленький столик, озираясь по сторонам. Внезапно глаза натыкаются на едва приоткрытую дверь твоей комнаты. Сердце в этот момент делает радостное сальто, а я сам с трудом сдерживаю торжествующий крик.
Теперь ты от меня никуда не денешься, Билл.
На цыпочках подбегаю к комнате и заглядываю внутрь. Из груди вырывается разочарованный выдох – комната пуста. Только твоя потрепанная временем нелепая игрушка валяется возле кровати. Так, ну и куда же ты пошел, братец?
- Ммм…т…хм… - раздается где-то совсем неподалеку от меня. Настораживаюсь, обращая все свое внимание на эти странные звуки. Голос явно твой…но что ты пытаешься сказать, Билл? Ты что, и говорить уже разучился, благодаря своему проклятому отшельничеству?!
Черт, Поэт…


Ogni sera мi precipiтo a leттo con la speranza che forse avrò la possibiliтà di vederтi quando chiudo i мiei occhi..©
 
MikaДата: Воскресенье, 14.06.2009, 23:03 | Сообщение # 66
***
Группа: Администраторы
Сообщений: 4236
Репутация: 27
Статус: Offline
Я нахожу тебя на кухне, одиноко сжавшимся в боязливый, трясущийся комок. Ты сидишь на полу, прислонившись спиной к холодной стене, и что-то странное вылетает из твоих уст. Слова, которых я не могу разобрать при всем своем неистовом желании. Лицо твое спрятано в острых коленях, а руками ты обнимаешь себя за плечи. От такой картины что-то очень острое пронзает мне сердце, и я, не выдержав твоего крайне жалобного вида, робко произношу:
- Эй…
И замираю, боясь твоей реакции.
Вот сейчас ты наверняка вздрогнешь, резко вскинешь голову и закричишь. Эту фишку я уже знаю. Потом вскочишь с насиженного на полу места, оттолкнешь меня от прохода, и метеором улетишь в свою комнату. А потом опять запрешься изнутри, а я буду здесь долбиться лбом до тех пор, пока не потеряю сознание от боли.
Черная голова медленно приподнимается, а волосы красивыми волнами рассыпаются по ссутуленным плечам. Неверящий, отчего-то потухший взгляд родных глаз впивается мне прямо в душу. Сейчас в этих глазах совсем не то, что я видел последнюю неделю. Знакомое чувство легкой растерянности охватывает меня, когда ты поднимаешься с пола и выпрямляешься, продолжая смотреть на меня с непонятным недоверием. Словно не я перед тобой стою, нерешительно облокотившись о стену, а полупрозрачный фантом.
- Ну что ты так смотришь на меня? – тихо спрашиваю, боясь пошевелиться. Лишь бы не спугнуть, лишь бы…
- Покидая меня, ты теряешь себя…
- Знаю, Билл…теряю, да, - делаю несмелый шаг навстречу тебе, не отрывая глаз от ненормально спокойного выражения лица. – Но я вернулся, видишь? Куда же я денусь от тебя, поэт…
Молчишь, продолжая сверлить меня взглядом, от которого по телу пробегают мурашки. В тебе что-то не так. Я чувствую это, Билл. Но не могу понять, что это, и мне становится страшно. Мне чертовски страшно от твоего молчания, от неподвижной фигуры. От этой неясности, которая удушающим полотном повисла в воздухе между нами.
- Послушай, это все… - начинаю я, но тут же замолкаю, ошеломленно глядя на тебя. Ты медленно движешься ко мне, каждым своим маленьким шагом босых ног сокращая это расстояние. САМ ко мне идешь, слегка склонив голову набок. Задерживаю дыхание, не веря. Что с тобой стряслось, пока я курил там, в нашем дворе?! Тебя подменили, ударили по голове, ты прозрел – что?! Скажи мне, я не понимаю…
Прикосновение теплых, мягких пальцев к моей щеке посылает мощный разряд по всему телу, и я судорожно сглатываю, каждой клеточкой впитывая этот такой нерешительный жест. Так близко ко мне ты не был давно. Странное тепло, источаемое твоими поблескивающими глазами, проникает под кожу. Если это очередной сон, просто фальшивая иллюзия, которую я вижу почти каждую ночь, то дай мне проснуться. Иначе потом будет только хуже.
Я так и не научился сдерживать эту чертову дрожь от твоих невесомых касаний.
Не выдержав, отчаянно подрываюсь к тебе. Широко распахиваешь глаза и выдыхаешь, опаляя меня горячим воздухом, вырвавшимся из подрагивающих губ. Слегка отстраняешься, но я быстро хватаю твою руку, удерживая. Не сейчас, Билл, не разрушай…не надо, прошу.
- Не бойся меня, поэт, - шепчу, с мольбой заглядывая в карие глаза. – Вспомни, как было раньше…это ведь я, Билл. Я не обижу, клянусь. Больше никогда, слышишь?!..
Напряженная тишина, давящая на плечи, с треском рвется на части, когда ты мягко произносишь:
- Не бойся взлетать чуть повыше.
И родная улыбка, осветившая твое лицо.
И следом за этим, совершенно неожиданное, непонятное, пугающее и очень нежное ощущение теплых губ на моих.
Ошеломленно замираю, совершенно теряя понимание происходящего. Ты что делаешь, Билл?.. Зачем?!..
От изумления руки безвольными плетьми опускаются вдоль тела, и я лишь широко раскрытыми глазами смотрю на своего брата, который неумело ласкает мои губы своими, положив одну руку мне на плечо. Хочется оттолкнуть, закричать, убежать, скрыться! Но тело словно онемело, а ноги вросли в пол. И остается только покорно умирать.
Так нежно, почти невесомо…
Так странно.
Так страшно.
Так…хорошо?
Будь проклято твое сумасшествие, Билл…ты ведь не знаешь, что творишь…
Словно очнувшись, резко отталкиваю тебя, тяжело дыша. Чувствую, как по спине стекает холодный пот. Ты непонимающе улыбаешься, и кажется хочешь снова прильнуть ко мне и одарить этой своеобразной нежностью.
- Ты что, совсем спятил?! – вскрикиваю я, спешно вытирая губы, которые просто огнем пылают. – Да ты хоть чуток понимаешь, ЧТО ты сейчас сделал?! Боже…какое безумие, Господи!!!
От моего крика улыбка сползает с твоего лица, и ты отступаешь назад, смотря на меня с таким неописуемым выражением в глазах, что я мгновенно затыкаюсь. Черт, черт, ЧЕРТ!!! Я не должен сейчас срываться на тебе, что бы ты ни делал…нельзя позволить тебе снова закрыться в своем мирке, нельзя дать уйти внутрь этой чертовой комнаты. Нельзя. Я сильнее. Я смогу.
Ведь ты наверняка не понимал, что делаешь… Для тебя поцелуй с собственным братом является всего лишь очередным проявлением своей любви ко мне. И меня это пугает. Мне ужасно страшно, черт побери!
И губы горят…
Но та растерянность, с которой ты смотришь на меня, заставляет плюнуть на все. Подхожу к тебе и одним движением загребаю в крепкие объятия, чувствуя, как дрожащее тело обмякает в моих трясущихся руках. Дышишь теплом мне в шею, заставляя съеживаться. И своими цепкими руками крепко обхватываешь меня за талию, прижимаясь так близко, как только возможно.
А мне так хочется потерять сознание. Поверить, что минуту назад меня не поцеловал полоумный брат. И прогнать это ощущение очень мягких, осторожно шевелящихся губ, которые очень робко касались моих. Забыть хочу.
Но я лишь успокаивающе поглаживаю тебя по голове, бормоча себе под нос:
- Ладно, забыли…прости…ты ведь не понимаешь, что так нельзя. Ты не понимаешь. Не понимаешь. Не понимаешь…


Ogni sera мi precipiтo a leттo con la speranza che forse avrò la possibiliтà di vederтi quando chiudo i мiei occhi..©
 
MikaДата: Воскресенье, 14.06.2009, 23:05 | Сообщение # 67
***
Группа: Администраторы
Сообщений: 4236
Репутация: 27
Статус: Offline
Я люблю встречать рассветы
В снах безмерных по утрам.
Я люблю искать ответы,
Тонуть в мыслях по ночам.
А твой взгляд – он необычен,
Страх вселяет он в меня.
Ты искал то, что мы ищем?
Где Искать самих себя?
Я боюсь пройти по свету –
Ты увидишь все насквозь.
Ну и пусть! Моих секретов
Лишь щепоточка да горсть.
Лишь одно прикосновенье
Оторвет меня от сна,
Но я сплю, а ты все где-то.
Где-то в глубине меня. (с) Drozd’


***

В жизни наступил непривычный покой. Странное перемирие и твой нелепый поцелуй запечатлелись в памяти как очередная бредовая страница наших непростых отношений. Да, признаюсь честно – в тот момент я порядком испугался, и даже смутился, все же таким образом ты повел себя впервые… Но уже спустя пару дней понял, что мне не стоит судить тебя, ведь твоей ненормальности еще никто не отменял. А это значит, что осуждать тебя, злиться или делать что-то подобное было бы по меньшей мере глупо.
К тому же мне недавно пришла в голову такая мыслишка, что ты мог научиться этому от Алана и Лу. Ты жил у них целую неделю, кто знает – что тебе удалось увидеть за эти дни? Не удивлюсь, если моя теория верна, и ты всего лишь случайно подсмотрел за целующимися ребятами, и в порыве чувств решил так же попрактиковаться на мне.
В любом случае, я уже выкинул это из памяти и простил тебя.
Надо будет узнать у Алана, не застукивал ли он моего братца за подглядыванием…
Наконец-то я чувствую себя в привычной атмосфере. Каждое утро встаю ровно в девять, чтобы приготовить тебе вкусный завтрак. Я даже составил специальное меню. Теперь по вторникам ты с аппетитом уплетаешь мюсли, а по субботам наслаждаешься блинчиками с вишневым сиропом. В такие моменты я чувствую себя довольным папашей – такое неописуемое удовлетворение испытываю, с ухмылкой наблюдая за тем, как ты активно поглощаешь приготовленную мною еду. А потом одариваешь благодарной улыбкой, за которую я уже, кажется, готов сдохнуть.
Иногда на тебя нападает странное настроение. Раньше я такого не замечал, и теперь меня это слегка настораживает. Ты внезапно становишься слишком притихшим, садишься в кресло возле окна, захватив свой блокнот, и подолгу что-то строчишь там. В такие минуты я тебя не беспокою, лишь изредка заглядываю в комнату, проверяя, все ли в порядке. Я не знаю, что именно ты там пишешь или рисуешь – что-то не дает мне заглянуть в твой блокнот. Совесть это или нечто другое, я пока не разобрался…но точно знаю, что до того момента, пока ты сам не притащишь мне свои секреты, я не буду пытаться узнать их сам.
Сегодня у нас по плану вылазка в люди. Утром я был безжалостно разбужен неожиданным звонком Лу, которой не терпелось узнать, как мы поживаем. Девчонка до последнего не верила мне, что мы помирились и теперь все хорошо. Назвав меня наглым лгуном, она потребовала сказать всю правду и даже пригрозилась приехать, чтобы лично удостовериться в твоей сохранности. Такие заявление напомнили мне Сандерса, который при любом удобном случае намеревался нагрянуть к нам с проверкой. Не знаю, как мне удалось убедить Лу, что все действительно в порядке, но она успокоилась и предложила встретиться.
- И Билла с собой возьми непременно, я нереально соскучилась по этому стихоплету!
По ее голосу чувствовалось, что она и правда тоскует по тебе. Поэтому, прикинув в уме распорядок дня, я согласился. В конце концов, не вечно же тебе сидеть в четырех стенах.
Встретиться договорились в злосчастном парке, который навсегда будет ассоциироваться у меня с твоим исчезновением.
- Билл, ты оделся? – заглядываю тебе в комнату, застегивая на ходу теплую куртку. За последние дни порядком похолодало, явственно чувствуется наступление зимы. Ты оборачиваешься на мой голос и светло улыбаешься, поправляя на себе теплый коричневый свитер с высоким горлом. Аккуратно расчесанные волосы отливают загадочным блеском, и я невольно засматриваюсь. Из транса меня выводит твой оглушительный чих. Недоуменно приподнимаю брови, смотря на то, как ты слегка виновато шмыгаешь носом.
- Так, надеть на тебя шапку и повязать теплый шарф, - озадаченно бормочу я. – Ах да! И больше никаких посиделок у окна, не хватало еще твоей простуды…
- Впредь осторожнее оба мы будем, - мягко произносишь ты.
- Не мы, а я. Предоставил, называется, тебе полную свободу действий… Ладно, пошли! А то твоя любимица замерзнет в этом чертовом парке, будь он неладен…
Послушно подходишь ко мне и протягиваешь руку. Привычно хватаю тебя за теплую ладошку и веду в холл. Да, эта особенность вернулась к тебе, и я не стал сопротивляться. Сейчас мне важно, чтобы ты ощущал только спокойствие, чтобы не смел больше сомневаться во мне. Слишком много всего мы вытерпели. Нельзя больше наступать на грабли, однажды больно ударившие по самому сердцу. И сейчас я понимаю это как никогда ясно.
Оказалось, что жить становится намного приятнее, когда чувствуешь твою руку в своей.

Лу в нетерпении машет нам рукой в бежевой перчатке, когда мы неторопливо направляемся к ней. Ты крепко сжимаешь мою руку и щуришь глаза от сильного ветра, бьющего прямо в лицо. Черная шапка натянута мною почти до глаз, а шарф закрывает даже губы. Забавно. Все для того, чтобы ты не смел чихать лишний раз, заставляя меня усомниться в твоем здоровье.
- О, ну не может быть, я дождалась!
С совершенно счастливой улыбкой девушка подбегает к тебе и заключает в крепкие объятия, отчего ты сдавленно охаешь, но тем не менее тепло улыбаешься в ответ.
- Эй, ты бы поосторожнее, раздавишь еще, - недовольно ворчу я, отпуская твою руку, чтобы ты тоже смог обнять сияющую Лу.
- Да неужто я слышу в вашем голосе волнение, господин Каулитц?? – саркастично замечает она, отрываясь от тебя. – Билл, что ты сделал со своим братом??
- Ничего он со мной не делал. Слушай, давай без издевок!
- Да шучу я, не выпускай свои иглы, - усмехается Лу. – Я знаю, что ты дикобраз еще тот. Просто я очень рада тому, что ты наконец-то проявляешь должное внимание по отношению к своему брату. Ты ведь так бережно его за руку держал, когда вы шли сюда. Я уж подумала, что у меня видение. Кстати, а как тебе удалось помириться с ним?
- Ну вообще спонтанно все очень получилось, если честно, - начинаю я, но девушка перебивает меня.
- Слушай, а давай посидим все вместе где-нибудь в тепле? А то я задубела, пока вас тут ждала. Все же почти зима…разве что снега нет.
- Окей, так даже лучше. Я не против. А ты, Билл?
- В своем мнении ты не один, - улыбаешься ты. Невольно отвечаю тем же, незаметно для самого себя переплетая свои пальцы с твоими.
- Я его обожаю… - восторженно шепчет Лу. – Эх, и почему только у меня нет такого вот рифмоплета? Ну да ладно… Я знаю одно неплохое местечко неподалеку, там готовят очень вкусные шоколадные пирожные, может туда рванем?
- Ну разве что только ради твоих пирожных, - ухмыляюсь я.


Ogni sera мi precipiтo a leттo con la speranza che forse avrò la possibiliтà di vederтi quando chiudo i мiei occhi..©
 
MikaДата: Воскресенье, 14.06.2009, 23:06 | Сообщение # 68
***
Группа: Администраторы
Сообщений: 4236
Репутация: 27
Статус: Offline
Пока неугомонно щебечущая девушка ведет нас куда-то, я краем глаза наблюдаю за тобой. Ты заинтересованно озираешься по сторонам, обращая внимания даже на самые незначительные для простых людей вещи, будь то пробегающая мимо облезлая собака или же угрюмый прохожий. Я заметил, что тебе интересно абсолютно все. Ты знакомишься с миром с завидной смелостью, о которой я могу только мечтать. Ты не боишься улыбаться проходящим мимо нас людям, многие из которых всего лишь недоуменно приподнимают брови и спешат миновать нас. Тебе абсолютно все равно, что о тебе подумают, и ты свободен в своей независимости от чужого мнения. Так и нужно жить…
Иногда я откровенно завидую тебе. Но только тсссс, это огромный секрет. Не выдавай меня, ладно?
- Кстати, Алан просил тебе передать, что ты приглашен на его день рождения, - как сквозь туман доносится до меня голос Лу, и я невольно отрываюсь от созерцания тебя.
- Вряд ли я пойду, - безразлично бросаю я.
- Почему? Вы вроде бы друзья… Он правда очень хочет тебя видеть в числе гостей.
- Зато я не хочу.
- Да почему же?!
- Есть у меня свои причины. Тем более на кого я оставлю Билла? Ты же знаешь, что он и шагу без меня ступить не может.
- Так в этом нет проблемы, просто возьми его с собой.
- Ну уж нет! – смеюсь я. – Хватило мне одной вечеринки, устроенной Аланом, после которой меня чуть не лишили права опеки над братом. Не хочу повторения этой истории.
- Ах, ты об этом… - тянет Лу. – Да, Ал мне рассказывал. Но признай, что тогда ты сам был виноват.
- Да?? А кто, спрашивается, вытащил Билла из комнаты его?! – возмущаюсь я. – Кто привел его в это бухое в доску стадо? Кто, а??
- А кто вручил Алану ключ от комнаты и даже не попытался противостоять происходящему? Кто, Том?!
Растерянно замолкаю, невольно сглатывая. Лу смотрит на меня сверкающим взглядом, от которого все слова и несуществующие оправдания застревают в горле. Бросаю взгляд на тебя – ты спокойно шагаешь рядом, что-то тихо проговаривая себе под нос.
«Рифмы придумываешь…» - проносится мысль в голове.
- Вот видишь, Том. В тот день ты сам стал виновником всех своих неудач. Ты просто позволил людям делать с твоим братом все, что им заблагорассудится. И они этим воспользовались. Знаешь, если собакам кинуть кусок свежего мяса, они с радостью его порвут, и каждая из этих собак будет пытаться урвать себе кусок получше. Но если ты поставишь перед ними плотно закрытый металлический ящик с тем же самым куском мяса внутри, они не смогут ничего сделать. Только слюни будут ронять. Так вот ты должен был защитить своего брата, а вместо этого позорно нажрался и пустил все на самотек. Так что не стоит винить Алана. Ведь ты сам предоставил ему свободу действий.
- Ладно, давай закроем эту тему, - прошу я. – Ты знаешь, мне не совсем приятно вспоминать то время. Хочешь добиться моего раздражения, ради Бога, продолжай. Но в таком случае мне придется развернуться сейчас и увести с собой Билла.
- Остынь, Каулитц. Ты же знаешь, что я не против тебя. Прости, что напомнила, просто ты сам нарвался. А насчет приглашения подумай. Алану правда было бы приятно, если бы ты соизволил прийти. А заботу о Билле на этот день я возьму на себя – будет мне помогать следить, чтобы вы не громили дом. Думай, Том.
- Хорошо, подумаю я, - раздраженно фыркаю. – Но знай, что мне эта идея не нравится. Кстати, долго нам еще идти? Билл слегка простудился, не хочу усугублять это.
- Да нет, вон то место, о котором я говорила, - оживляется Лу. – Пойдем, там правда неплохо!
С вялым интересом смотрю на небольшое кафе, про которое говорит Лу. Снаружи выглядит достаточно мило. Ускоряю свой шаг, заставляя и тебя идти побыстрее. Все же я действительно боюсь, что ты заболеешь…

Пока ты самозабвенно уминаешь принесенное тебе пирожное с толстым слоем шоколадного крема, я рассказываю Лу о нашем примирении. Она внимательно слушает меня, сверля взглядом, словно проверяя правдивость моих слов. Не волнуйся, девочка, мне незачем врать. Изредка задает какие-то вопросы, на которые я терпеливо отвечаю, едва сдерживая ликующую ухмылку, когда вижу на ее лице легкое удивление. Она до сих пор не верит, что я научился жить с тобой в полной гармонии.
- Кстати…хотел спросить…кхм…
- Да? – заинтересованно поддается вперед. – Что, Том?
- Как бы это сказать… - заминаюсь я. – В общем, не замечали ли вы с Аланом чего-нибудь странного, когда оставались наедине в то время, как Билл у вас жил?
- Чего??
- Ну, я имею в виду, не было ли такого, что Билл за вами подглядывал, скажем? – нетерпеливо разъясняю я. Да уж, вопрос звучит поистине нелепо.
- Что значит подглядывал, зачем ему за нами подглядывать?! – непонимающе вопрошает Лу, смотря на меня как на идиота. – Том, ты несешь какой-то бред.
- Да не бред, а…в общем, ладно. Мне интересно, видел ли Билл, как вы с Аланом целуетесь?
Первые две секунды Лу смотрит на меня, как на безнадежно спятившего, а затем заливается безудержным смехом, от которого я окончательно смущаюсь и утыкаюсь в свой стакан с каким-то молочным напитком.
- Так вон оно что! – хохочет Лу. – Тебя стихоплет поцеловал что ли?
- Ты откуда знаешь?! – ошарашено распахиваю глаза.
- Ахахах… Я тебе забыла рассказать. Ну да, он несколько раз видел, как мы с Аланом целуемся, но мы не придали тогда этому значения. Но вот когда твой Билл как-то полез к Алу с явными намерениями смачно чмокнуть в губы, Алан забил тревогу. Ты бы слышал, сколько криков было! Я тогда смеялась так…представляешь, Билл так упорно хотел его поцеловать, что Алан насилу вырвался. После этого пришлось плотнее закрывать двери…
- Прелестно! А мне теперь что с этим делать??
- Не воспринимай всерьез, - улыбается Лу. – Относись к этому, как к обычному проявлению доверия. Что плохого в братском поцелуе?
- Ничего, если только он не в губы! – бормочу я. – Осталось только добавить язык…и все! Дурдом на выезде готов.
- Ты слишком утрируешь ситуацию, Том. Не забывай, что Билл у тебя особенный, и в его случае такое поведение совершенно нормально. Не отталкивай его…ведь он просто светится весь, когда чувствует твою заботу.
Вздохнув, бросаю взгляд на тебя. Ты тут же замечаешь мое внимание, и, облизнув еще раз блестящую ложечку, улыбаешься робко, а глаза так и блестят в спокойном полумраке этого заведения. Кажется, что тебя не волнует никто и ничто, и даже Лу, с нескрываемой нежностью пожирающая нас сейчас глазами, не имеет для тебя никакой важности именно в тот момент, когда рядом нахожусь я. Когда я смотрю на тебя так, замечая, как ты весь замираешь, будто в ожидании. Ждешь от меня какого-то слова, действия? Почему ты даже дышать начинаешь тише, когда мы смотрим в глаза друг другу?
Шмяк!
- Ой… - вырывается у Лу.
Нечаянно смахиваешь рукой блюдечко с остатками пирожного, негромко вскрикнув от неожиданности. Не совсем симпатичная смесь из бисквита, шоколадного крема и орехов ликующе сползает по твоему свитеру. А я только снова вздыхаю и тянусь за салфеткой. Ну а что мне еще делать остается, когда ты с таким крайне виноватым и растерянным выражением лица пытаешься соскрести с испачканного предмета одежды последствия своей неосторожности? Еще и пальцы все испачкал, вот же блин…
- Эй, не суетись ты так, щас только развезешь все еще больше, - бурчу я и, бережно обхватив твои запястья, опускаю слегка сопротивляющиеся руки тебе на колени. Ты непонимающе следишь за тем, как я резкими движениями оттираю с твоего свитера это несчастное пирожное. Вот вечно ты мне дел задашь.
Но я чертовски привык.


Ogni sera мi precipiтo a leттo con la speranza che forse avrò la possibiliтà di vederтi quando chiudo i мiei occhi..©
 
MikaДата: Воскресенье, 14.06.2009, 23:07 | Сообщение # 69
***
Группа: Администраторы
Сообщений: 4236
Репутация: 27
Статус: Offline
***

Пока я кручусь возле твоей постели, старательно взбивая подушки в темно-синих наволочках, ты пребываешь в каком-то странном астральном состоянии, с крайне задумчивым видом меряя шагами комнату. Опять это странное состояние. Спиной чувствую, как ты кидаешь на меня взгляды, которые я всегда умел чувствовать слишком хорошо.
- Лежанка готова, ваше Величество, - хмыкаю я, кивая тебе на разобранную кровать. Ты не сразу реагируешь на мой голос, и только спустя несколько секунд оборачиваешься и рассеянно улыбаешься, продолжая в нерешительности стоять на одном месте. Какой-то весь слишком уж непривычный, у меня аж мурашки. Что же за настроение такое нападает на тебя все чаще и чаще, поэт??
- Билл, спать пора, - напоминаю я. – Хватит витать черт знает где, ложись уже. Ну?
- Вряд ли сегодня я сразу усну, - бормочешь ты словно не мне, заставляя удивленно взглянуть на тебя.
- Это еще что за заявления? Уснешь конечно же, куда ты денешься. Вот сейчас ты ляжешь, уткнешься моськой в подушку и засопишь.
- Когда нужно молчать, ты говоришь… - легкая улыбка на твоих губах приводит меня в окончательное смятение, и слова повисают где-то на кончике языка, не решаясь сорваться. Вот же гаденыш несносный, умеешь меня осадить иногда, причем так качественно, как никто до тебя не умел. Как, скажи мне, КАК тебе удается управлять мною, а? Как ты только одной рифмой можешь загнать в душу сомнения, одним взглядом заставить раскаиваться…
Ты точно не от мира сего.
Потоптавшись еще с полминуты перед тобой, довольно созерцающим мое замешательство, решительно подхожу к тебе и беру за расслабленную руку. Мгновенно сжимаешь свои пальцы, словно приковывая меня к себе. Словно ты только этого и ждал, пока я сам подойду к тебе. В тебе сейчас плещется спокойствие, я чувствую это. Неужели для счастья тебе только и нужно, что всего одно прикосновение мое, а? Только этого ты ждешь, когда смотришь на меня глазами, чей взгляд так часто затуманен неизвестными мне мыслями?
- Откуда ты такой, Билл…почему раньше я не замечал тебя, не видел настоящего ТЕБЯ, - сбивчивый шепот вырывается из моих губ произвольно, я не могу сейчас сдержаться, смотря в такие безгранично преданные карие глаза с пушистыми, словно бесконечными ресницами. Такое умиротворенное выражение лица, словно ты сейчас не здесь, не со мной. Лишь отчаянно сжимающие мою руку пальцы напоминают о том, что мы по-прежнему здесь, в этой реальности.
Внезапно ты легонько отталкиваешь меня, упершись теплой ладошкой мне в грудь. Эй, ты чего такое удумал? Непонимающе слежу за тем, как ты, продолжая гипнотизировать меня невероятными глазами, отходишь к своему столу, затем отворачиваешься, открываешь какой-то ящичек и выуживаешь оттуда уже знакомый мне блокнот. Невольно сглатываю, смотря на то, как ты все так же неторопливо закрываешь ящик, поворачиваешься ко мне, глядя с такой серьезностью, что мне становится не по себе.
Бережно поглаживая блокнот, словно это твой любимый питомец, медленно подплываешь ко мне и протягиваешь явно дорогую тебе вещичку, пряча взгляд. Недоверчиво смотрю в закрытое черными волосами лицо. Ты словно боишься посмотреть на меня.
- Поэт, - негромко зову я, не решаясь взять протянутый мне блокнот. Ты вскидываешь взгляд, в котором я замечаю непонятную мне грусть, но почти сразу ободряюще улыбаешься, словно убеждая меня: « Все в порядке. Бери!» - Ладно…раз ты хочешь.
Не дожидаясь меня, напористо впихиваешь мне в руку блокнот и отходишь в сторону, отворачиваясь. Я все меньше понимаю тебя, Билл. Тебя словно что-то терзает внутри, ты будто пытаешься отчаянно что-то мне сказать, что-то сделать…но не получается у тебя. Будто рвется какая-то сила наружу, но нечто внутри тебя не выпускает ее на свободу. В тебе таится неведомый мне пленник. Страшно…
Забираешься в кресло возле окна с ногами, прижимая острые коленки к груди.
А я нерешительно присаживаюсь на краешек твоей кровати, жалобно скрипнувшей подо мной, и отчего-то дрожащими пальцами осторожно открываю блокнот, который ты вручил мне.
Причем сделал это с таким видом, словно и не блокнот отдавал мне в руки, а свою душу.
Впиваюсь глазами в твой мелкий, слегка прыгающий почерк. Какие-то непонятные мне фразы, словно отрывки из чужих разговоров. Местами странички просто закрашены черным карандашом. Внимательно вглядываюсь в потрепанные бумажные страницы, которые ты сам, очевидно, пролистывал не раз.
Рисунки, рисунки, рисунки… Лу оказалась права, сказав, что ты потрясающе рисуешь. Господи, Билл, где ты так научился?? Слегка ошеломленно изучаю нарисованного тобой странного пса, какого-то всего облезлого и забитого. Идеально соблюдены все пропорции. Такое ощущение, что ты срисовал это с живой собаки. Но это просто невозможно, так как все свое время ты проводишь подле меня, а в блокноте своем начинаешь что-то чертить только в том случае, если меня рядом нет. Ни и никаких собак в это время с тобой рядом тоже не наблюдается… Ты не мог срисовать, а это значит, что вот это все тебе подсказала твоя фантазия, твое бескрайнее воображение.
Черт, но как же бесподобно нарисовано!
Едва оторвав взгляд от изображенного тобой пса, перелистываю страничку. И вздрагиваю от неожиданности, потому вижу слишком реалистично переданное изображение себя. Черт!!! Когда же ты успел…да еще и так??
Заворожено провожу подушечками пальцев по страничке, словно не веря своим глазам. Будто в зеркало смотрюсь. Идеально, это просто неповторимо! Ты прорисовал каждую мою черточку, каждую особенность моего лица настолько бесподобно, что я даже поверить до конца не могу…это рисовал ты…но где ты такому научился? Ты даже мелкие волоски, выбивающиеся из моих дред, нарисовал. Это настолько…это так…ШОК.
- Билл…охренеть… - выдыхаю я, поднимая голову. – Это все ты?? Сам? По памяти?
- Вы ведь почти ничего и не знаете, - отстраненно отзываешься ты, изучая взглядом луну за окном. Пристально смотрю на тебя. Каждый день я открываю в тебе все более новое, неожиданное. А каким ты будешь завтра, брат??
- Но ты ведь…Билл…невозможно ТАК рисовать, тем более человеку, который… - запинаюсь. – Который…такой, как ты, - завершаю я, чувствуя себя крайне глупо.
- Ты что ж, забыл? Одинаковы мы… - произносишь ты, вставая из кресла. Пребывая в неком трансе, наблюдаю за тем, как ты садишься передо мной, внимательно заглядывая в глаза. Поднимаешь руку, проводишь ею по своему лицу, а затем тянешься и проделываешь то же самое со мной. Теплые пальцы мягко скользят по коже, задевая губы и заставляя не дышать от осознания того, что ты сейчас как никогда понимаешь меня.
А я вот, кажется, наоборот утратил свою способность понимать происходящее. А заодно и себя самого.
Задержав пальца на моем подбородке, выдыхаешь. Затем снова подталкиваешь свой блокнот ко мне, и отходишь. Что? Я должен еще что-то там прочесть, увидеть, понять?? Что ты пытаешься мне сказать, парень?
Снова замираешь у окна, а мне ничего не остается, как возвратиться к изучению доверенной мне вещички. Исписанные листочки пестрят множеством непонятных мне строк, почерк местами становится совсем неразборчивым…сбивчивые записи иногда прерываются странными рисунками. Какая-то абстракция, и скорее всего мне не понять, что именно ты хотел сказать этим всем.
Дочитав какой-то уж совсем неясный мне стишок о небе и серых птицах, собираюсь перевернуть страничку, но твои пальцы останавливают меня. Недоуменно поднимаю голову и встречаюсь с тобой взглядом, невольно сглатывая. Что же ты как смотришь-то, Билл? Такой решительности, такой стальной непоколебимости я никогда раньше в твоих глазах не видел. Не хочешь, чтобы я и дальше ворошил доверенные мне кусочки души поэта? Ладно, я не буду. Забирай.
- Спасибо, - тихо говорю я, разжимая пальцы и позволяя тебе забрать блокнот. Как только эти бумажонки оказываются в твоих руках, ты весь как-то обмякаешь, из взгляда исчезает немного пугающее меня выражение, и вот уже на меня смотрит прежний близнец, которого я так давно знаю.
Пока ты убираешь блокнот в свой тайник, я зачем-то поправляю твои подушки, задумчиво гипнотизируя взглядом одну точку. Ты ведь не просто так дал мне его. Я должен был что-то увидеть там, что-то понять. Но только что??..
Внезапно нежно обвившиеся вокруг моей талии руки заставляют вздрогнуть и потерять нить навязчивых мыслей. Поворачиваю лицо к тебе и натыкаюсь на изучающий взгляд. И хитрющая улыбка…на кота похож, накосячившего где-то, честное слово!
И вообще… Ну вот что за привычка подкрадываться со спины?!
- Зараза, опять ты меня пугаешь – улыбаюсь, пытаясь отстраниться, но ты что-то недовольно мычишь. Ну ладно, ладно… - Тебе спать пора, а ты… Ложись уже. Давай-давай, отпусти Тома…Том тоже хочет спать.
- За родное тепло можно душу отдать, - бормочешь ты, обжигая мне кожу на спине своим дыханием. Доверчиво прижимающееся тело не заставляет меня сжаться в страхе, как раньше. Не вызывает отвращения. И даже не хочется кричать, чувствуя, как тонкие пальцы едва ощутимо поглаживают мой отчего-то напряженный живот… Вздрагиваешь, когда я молча накрываю твои руки своими, делясь своим теплом.
От ощущения теплой щеки, прижимающейся к моей шее, на губы озорной змеей ползет улыбка, которую ты сейчас не видишь.
Но, может, чувствуешь?..




Ogni sera мi precipiтo a leттo con la speranza che forse avrò la possibiliтà di vederтi quando chiudo i мiei occhi..©
 
MikaДата: Воскресенье, 14.06.2009, 23:07 | Сообщение # 70
***
Группа: Администраторы
Сообщений: 4236
Репутация: 27
Статус: Offline
***

Неуверенно семенишь рядом со мной, все время останавливаясь и дергая меня за руку. Да что же это такое-то, я не пойму! Тебя кто укусил, а? С утра будто сам не свой – сначала выплеснул на меня огромный бокал горячего чая, получив взамен кучу отборного мата. Потом сигареты из рук выбил, когда я от расстройства закурить пытался, и с невозмутимым видом удалился к себе в покои после этого. Это что, своеобразные приколы, да??
Еб*л я такие приколы, знаете ли…чтоб на вас по утрам кипяток плескали…

Конечно же, раньше тебе за такие шуточки крупно попало бы. Но теперь я так не могу! Я не знаю, что за глобальные перевороты случились во мне, но порой даже выбешивает то, что я прощаю тебе абсолютно все. ВСЕ. Без исключения. И даже сегодня, когда я с громким ором вскочил, торопливо сдергивая с себя рубашку, мгновенно пропитавшуюся нереально горячим чаем, я не сделал тебе ничего. Хотя очень хотелось, не скрою. Но пришлось задушить в себе обиду и молча терпеть.

А перед самым выходом из дома ты демонстративно сел на пуф, и около десяти минут не подпускал меня к себе. Я подходил со всех сторон, пытаясь надеть на тебя куртку и ботинки, но ты упрямо отталкивал меня ладонями. Бред какой-то, честное слово! Ну вот за что мне такое наказание, а? Неужели в прошлой жизни я был таким дерьмом, что теперь приходится расплачиваться за забытые грехи??
После нашей недолгой борьбы ты все же сдался, и с громким сопением следил за тем, как я резко натягивал на тебя обувь.

Наверное, уже в сотый раз за сегодняшний день внезапно тормозишь и заставляешь остановиться меня, с силой дергая за руку. Бл*, что за хрень такая! Тебя словно подменили! Недовольно разворачиваюсь и вижу перед собой абсолютно невозмутимое лицо и хмурый взгляд из-под длинной челки. Что же тебе такое нужно от меня, я никак не могу понять…
- Сколько можно, Билл! – восклицаю я, пытаясь возобновить наше движение, но ты уперто продолжаешь стоять на месте. – Ты достал уже с этими остановками, что не так-то?! Ну ты мне скажи! Ботинки неудобные? Может, камешек какой в них попал, а? Шарф слишком туго завязан?? Что?!
Отводишь глаза и безучастно смотришь на какой-то невзрачный домик неподалеку. Будто бы я не перед тобой сейчас распылялся! Нет, это уже даже не странность…это наглость, самая настоящая!
- Братец, ну что я тебе сделал-то такого? – жалобно тяну я, пытаясь привлечь хотя бы толику твоего внимания. – За что ты со мной так?
- Каждый из нас в этой жизни простак, - хмуро бросаешь ты.
- Опять под дурака косишь, да? – злюсь я. – Ладно-ладно…ты упорно хочешь, чтобы мы как идиоты приперлись последними!
- Ах, откуда ж имеешь такие ты сведенья?
Нет, это уже форменное издевательство.
- За*бал, - раздраженно бросаю я, и, не в силах больше терпеть этот бесплатный цирк, резко притягиваю тебя к себе и одним легким движением перебрасываю худенькое тельце через плечо, игнорируя крайне удивленный возглас. Что, не ожидал, да?? А вот не хрен с Томом Каулитцом спорить.
- Не брыкайся, - спокойно говорю я, морщась от пальцев, больно впившихся мне в спину. Что-то невразумительно шипишь, пытаясь освободиться от моей хватки, но я только сильнее прижимаю сопротивляющееся тело к себе и продолжаю уверенно шагать вперед. Ну а что? У меня просто не остается выбора! Если ты и дальше будешь с таким упорством препятствовать нашему скорейшему прибытию к пункту назначения, так сказать, то это будет крайне паршиво.

И тут ты кусаешь меня за шею.
- Эй! Совсем озверел, что ли?! – возмущенно ору я, чуть не схватившись рукой за укушенное место. – Ты чего такое вытворяешь??
Вместо ответа снова впиваешься зубами в мою несчастную шею, и мне ничего не остается, кроме как опустить тебя на землю. С тихим скулежом ощупываю место укуса, полыхающее огнем боли. Что ты так довольно таращишься на меня? Добился своего, оказался ногами на твердой поверхности?? Радуйся, черт!
- Билл, если ты думаешь, что таким скотским поведением сможешь переубедить меня в чем-то, ты глубоко заблуждаешься, - болезненно морщусь. Сильно куснул, зараза… - Если я сказал, что мы туда пойдем, значит мы туда пойдем. И я совершенно не понимаю твоих глупых выходок, которыми ты достаешь меня весь день!
- Бесы запрячут всю жизнь нашу в тень, - спокойно отзываешься ты, с прищуром поглядывая на меня. Идеально расчесанные мною длинные волосы слегка треплются озорным ветерком, и тебе приходится время от времени отбрасывать рукой надоедливые пряди, лезущие в глаза.
Мда, ты совсем заупрямился. Раз уж начинаешь втирать мне про каких-то неведомых бесов, это все. Задумчиво массирую шею, прикидывая в уме план дальнейших действий. Как заставить сдвинуться тебя дальше? Грубость и решительные действия совсем не помогают уже. Тебе просто плевать на них, ты научился бороться со мной. И что же тогда?
Ха…а я, кажется, знаю.

- Ты же веришь мне? – хитро прищуриваюсь, подходя к тебе чуть ближе и кладя руку на плечо. Забавно вздрагиваешь, когда я слегка сжимаю пальцами твою куртку, и вскидываешь растерянный взгляд. Мгновенно утерявшие всю свою уверенность и мимолетную дерзость глаза бегают по моему лицу. Не знающий, как себя вести. Мой гипноз действует на тебя безотказно – я вижу, как ты поддаешься и расслабляешься. Только в моей власти сейчас.
- Ты ведь больше не будешь упрямиться, да? – вкрадчиво спрашиваю я, пальцами второй руки прикасаясь к твоей щеке. И словно дрожь пробегает по стройному телу напротив. Я не перестаю поражаться тому, как ты реагируешь на мою близость… - Не будешь…я же вижу…и сейчас ты можешь взять меня за руку, и мы спокойно пойдем дальше. Ведь так?
Громкий выдох расценивается мной как согласие на все. Абсолютно. Да потащи я тебя сейчас хоть на чертово колесо, усади одного в пустую кабинку – ты мне слова поперек не скажешь. Я же вижу, как в карих глазах загорелся теплый огонек, а твои руки уже сами просяще тянутся ко мне. И ты согласен на все, что я тебе предложу.
- Ну вот, сразу бы так! – расплываюсь в довольной улыбке, и, весело подхватив тебя под руку, тяну за собой.


Ogni sera мi precipiтo a leттo con la speranza che forse avrò la possibiliтà di vederтi quando chiudo i мiei occhi..©
 
Форум Ich-Liebe-Tokio-Hotel » ФАН-ЗОНА (Fan Zone) » ФанФикшен (Fan fiction) » Поэт (BeZe (Slash/ Angst/ AU/ POV Том/ Romance/R))
Поиск:

Copyright MyCorp © 2018