Главная | Регистрация | Вход Приветствую Вас Незнакомец | RSS
[ Личные сообщения() · Новые сообщения · Участники · Поиск · ]
Форум Ich-Liebe-Tokio-Hotel » ФАН-ЗОНА (Fan Zone) » ФанФикшен (Fan fiction) » Поэт (BeZe (Slash/ Angst/ AU/ POV Том/ Romance/R))
Поэт
MikaДата: Воскресенье, 14.06.2009, 23:16 | Сообщение # 81
***
Группа: Администраторы
Сообщений: 4236
Репутация: 27
Статус: Offline
POV Автор.

Как-то вечером раздался звонок в дверь. Том в этот момент рассеяно курил на кухне, задумчиво отмечая, что у Билла отросли светлые корни. А тот неизменно сидел рядом с ним на стуле, выпрямившись, словно послушный ученик на школьной скамье. Том старался выдыхать дым в противоположную от Билла сторону, но вездесущие полупрозрачные полоски все равно долетали до носа поэта, и тот время от времени чихал, не сводя блестящих глаз со своего усмехающемуся чему-то брата.
Звонок оторвал обоих от уже вошедшего в традицию совместного молчания на кухне, и Том с трудом сумел отвести чуть сощуренные глаза от спокойного лица Билла. Взгляд приклеивался к этому полоумному созданию намертво… Том тряхнул головой, затушил наполовину истлевшую сигарету и недоуменно потащился в холл, гадая, кого же принесло в этот совсем не ранний час.
Удивлению Тома не было предела, когда он открыл, наконец, входную дверь. От неожиданности парень так и замер, слегка приоткрыв рот.
- Привет, - добродушно улыбнулся до боли знакомый блондин, имени которого Том не мог вспомнить. – Не помешал?
- Эээ…да не очень. Мы вот тут курим…эээ…
- Что, оба? – хохотнул.
- Хех, не…конечно нет, - ответно ухмыльнулся Том. - В смысле, курю я. А братец просто сидит и медитирует.
Том почувствовал себя полным придурком перед тепло улыбающимся блондином, стоящим перед ним в слегка небрежной позе, с засунутыми в карманы нарочито потертых джинс руками. Он даже лоб от напряжения наморщил, пытаясь припомнить, как же все-таки зовут этого молодого парня, неизвестно зачем нагрянувшего к ним.
- Рикко, - словно прочитав его мысли, ухмыльнулся парень. – Ты, наверное, плохо помнишь меня. Когда мы в последний раз виделись, ты вряд ли был в состоянии запомнить хотя бы мои черты лица.
- Точно! – Том с облегчением хлопнул себя по лбу. – Прости, просто тогда у меня не лучший период в жизни был…кстати, спасибо тебе за помощь. Без тебя я бы тогда не добрался домой.
- Да забей, подумаешь…кстати, мне можно пройти?
Спохватившись, Том с неуверенной улыбкой кивнул и отступил в сторону, позволяя Рикко зайти в дом. Краем глаза Каулитц успел отметить, как блондин спрятал непонятную ему усмешку, окинув нехитрый домашний прикид Тома, состоящий из свободных белых шорт и старой, местами залатанной майки с непонятным мультяшным героем во всю грудь, которую Том надевал в двух случаях: принимаясь за уборку или же подстригая волосы Биллу. Сегодня же он напялил эту майку по второму случаю.
- Том, мне правда неудобно к тебе обращаться с такими вопросами, - Рикко повернулся к нему, прислонившись спиной к стене и опустив голову, отчего несколько прядок явно ухоженных волос упали ему на лоб. – Но среди моего окружения ты, похоже, единственный, кто сможет понять и не постебаться. Не проси меня объяснять, почему я так думаю, просто это мои ощущения.
Том замер, чувствуя нехорошее предчувствие где-то в районе груди…и взволнованно сглотнул, прежде чем коротко кивнуть, давая понять блондину, что он внимательно слушает его.
Рикко оказался не совсем таким, как остальные люди компании Алана. С тем вечно уходящим в отрыв стадом его связывало только то, что он, подобно Тому, полностью зависел от своих родителей. Те имели нехилое богатство за плечами и всегда отстегивали любимому сыночку деньги на всяческие блага. То есть, сводить какую-нибудь девушку в кино, прикупить себе новеньких шмоток и прочее. Вот только представления Рикко о благах были не совсем такими, как у его родителей. Блондину вполне хватало той одежды, что у него имелась на данный момент, а девушки ему попросту не были нужны. Рикко предпочитал мальчиков, о чем, естественно, находил нужным молчать, чтобы не дай Боже его родители не просекли каким-то образом об истинной ориентации сына.
Однако они просекли. Как его отец все же узнал правду, Рикко даже предположить не мог. Завистливые друзья рассказали? Одна из отвергнутых им девушек? А, может быть, отец сам увидел, как его ненаглядный сын увлеченно лижется с очередным смазливым парнишкой у входа в элитный клуб??
Так или иначе, факт оставался фактом. Родители, в частности отец, не приняли такого поворота событий.
Доведенный до белого каления папочка наотрез оказался обеспечивать сына. Он отобрал у парня ключи от машины, мобильный телефон, язвительно посоветовав при этом найти себе работу. Сказать, что Рикко был в шоке? Смолоть глупость. Этот парень по жизни был крайне спокойным и рассудительным человеком, поэтому истерику отца выслушал молча, кивнув в те моменты, когда это было нужно. Но вот когда отец сообщил ему о том, что намерен отправить Рикко учиться в военную академию США, парень не выдержал, и, с гордостью показав распалившемуся бате средний палец, свалил из дома.
А выйдя из родного жилища, Рикко неожиданно понял, что ему совершенно некуда идти. Податься к так называемым друзьям, с которыми активно тусил совсем недавно? Одна эта мысль вызывала невеселую усмешку. Рикко ведь прекрасно понимал правила своего общества. Пока ты крут – ты свой. Но стоит тебе попасть в какую-нибудь лажовую ситуацию, как ты автоматически получаешь на грудь значок с надписью «Посмешище». А кто любит, когда над ним потешаются?
Естественно, что таких дураков мало. Поэтому, перебрав в уме всех своих приятелей, Рикко все же решил остановиться на Томе, посчитав, что он, сам находясь в незавидном положении юного опекуна ненормального брата, не откажет ему в приюте и уж тем более не будет насмехаться.
И Рикко оказался прав. Неизвестно почему, но Том вдруг очень проникся положением парня, и вопреки своей природной вредности разрешил ему остаться. Выделил ему гостиную для временного проживания, чистое постельное белье, которое собственноручно стирал совсем недавно, а затем устроил экскурсию по своему небольшому, но достаточно приличному дому. Рикко вел себя тихо, внимательно слушая Тома и кивая.
Помня о том, как однажды Рикко помог ему, Том чувствовал, что поступает правильно. Старший Каулитц и правда считал этого милого и воспитанного блондина хорошим человеком.
Вот только Билл, похоже, не разделял его мнения.


Ogni sera мi precipiтo a leттo con la speranza che forse avrò la possibiliтà di vederтi quando chiudo i мiei occhi..©
 
MikaДата: Воскресенье, 14.06.2009, 23:16 | Сообщение # 82
***
Группа: Администраторы
Сообщений: 4236
Репутация: 27
Статус: Offline
POV Том.

От приготовления завтрака меня отвлекает негромкое покашливание сзади. Недовольно оборачиваюсь – не люблю, когда меня отвлекают от чего-то. Смущенный Рикко с перекинутым на плечо чистым полотенцем чешет затылок.
- Что? – непонимающе развожу руками.
- Эм…твой брат…я только в душ собрался…а он… - заминается.
- Опять?
- Опять.
- Бл*дь…
Раздраженно швыряю в сторону кулинарную лопатку и мрачно отодвигаю Рикко, освобождая путь. Это уже переходит все границы.
Надо ли говорить, что появления чужака в нашем доме ты ощутил более, чем отчетливо? Еще бы, ведь теперь мое внимание разделилось между вами двоими. Помимо забот о тебе я теперь могу просто поговорить с кем-то по вечерам. Представляете, люди?? Нормальный, человеческий разговор! Без рифм и непонятных фраз, которые порой очень хочется разгадать, но понимаешь – это попросту невозможно… Рикко определенно внес в мою однообразную жизнь массу красок. Теперь каждый вечер мы с ним подолгу сидим на кухне и разговариваем, попивая какой-нибудь легкий алкоголь. Я нашел в этом парне интересного собеседника. Впервые в жизни мне по-настоящему интересно рядом с кем-то…
Ты же моего восторга не разделил. С первого же дня пребывания парня в нашем доме ты ясно дал понять всем, что он тебе не нравится. Если с другими людьми ты хоть как-то, но контактируешь, то Рикко же ставишь в полнейший игнор. Не понимаю, и чего только ты так с ним?? Как-то раз он пытался заговорить с тобой. Мне нужно было отлучиться в магазин, поэтому я оставил Рикко присматривать за тобой. И что я увидел, вернувшись?? Немного обиженного и смущенного блондина, который молча пожал плечами и указал на дверь твоей комнаты, которую ты запер изнутри.
А сегодня ты, похоже, снова вытворил свою любимую проделку с ним…
- Билл! Вылезай оттуда немедленно, хватит там торчать! – рявкаю я, барабаня в закрытую дверь ванной. Молчание мне в ответ, лишь раздражающий звук льющейся воды щекочет нервы.
- Слушай, а часто он у тебя так? – раздается голос Рикко за спиной. – Я не думал, что можно принимать ванну СТОЛЬКО времени.
- Это он назло тебе, - бурчу я.
- Мне?? Честно, не понимаю, что я ему такого сделал…
- Родился, - ухмыляюсь я.
- Нет, ну правда. Я к нему нормально отношусь. Хотя и не привык с подобными личностями дело иметь…
- Подобными? – резко оборачиваюсь. – Ты что этим сказать хочешь??
- Ну… - заминается. – Ты же понял меня…с…такими, как он…
- Ну?? – рычу я. Не знаю, почему, но сегодня меня все дико бесит!
- В общем, ладно…выковыривай его оттуда. Как будет готово, дашь знать. Я в гостиной.
И сматывается, белобрысый гад. Вот почему все блондины такие сволочи? Или это просто я их настолько сильно не люблю?? А возможно, все потому, что я просто взбешен сейчас.
Удостоверившись в том, что Рикко ушел как можно дальше от ванной, в которой ты снова забаррикадировался, со вздохом поворачиваюсь к запертой двери и затаиваю дыхание. Знать бы еще, каким образом доставать тебя оттуда.
- Билл, - елейным голосом произношу я, чуть постукивая пальцами по поверхности двери. – Родной, открой мне. Рикко ушел, сейчас здесь только я. Ну что, пустишь своего братца, а??
На мое величайшее удивление, щелчок открываемой двери раздается почти сразу после моего недолгого монолога. Ничего себе, а я-то думал, что мне тут как минимум полдня придется упрашивать тебя освободить эту такую нужную всем ванную!
- Билл?? – все еще пребывая в легком изумлении, осторожно приоткрываю дверцу, одновременно с этим оглядываясь назад. Мне не нужно, чтобы Рикко был свидетелем того, как я разбираюсь с твоими капризами. Никто не имеет права вмешиваться это. Не позволю.
Убедившись, что горизонт чист, прошмыгиваю в ванную и уже сам запираю дверь изнутри, машинально. Я правда не имею представления о том, зачем делаю это.
Просто…так спокойней, м?
- Ты что вытворяешь, мелкая пакость?! – ну вот, сейчас все мое раздражение выплеснется на тебя. Испуганно отшатываешься, когда я с крайне злобным видом делаю шаг навстречу тебе. Только что умытое личико с еще невысохшими капельками воды принимает такое неописуемое выражение, что я тут же останавливаюсь, опуская руки. Ты снова боишься меня. А этого я позволить не могу. Поэтому беру себя в руки и, стараясь не делать резких движений, мягко продолжаю:
- Тихо, Билл. Ну что же ты как испугался…я не буду тебя трогать, хочешь? – в доказательство своих слов мирно поднимаю руки, разворачивая их ладонями к тебе. Недоверчиво смотришь на меня, вжимаясь в стену напротив. Дышишь очень часто, и я невольно отмечаю, как плавно вздымается обнаженная грудь. Одет в одни только домашние спортивные штаны светло-серого цвета, даже тапочек на босых ногах нет. Останавливаю взгляд на плоском животе с аккуратной точкой пупка, и спешно отдергиваю глаза от этого зрелища. Не смотреть туда, не смотреть.

- Я расстроен твоим поведением, брат, - тихо говорю, сосредотачивая взгляд на стиральной машине. Не смотреть… – То, что ты так относишься к Рикко, меня совсем не радует. Он мой гость, и до тех пор, пока я буду не против его присутствия здесь, ты тоже должен уважать его. И не выбрасывать каждый божий день всяких идиотских поступков, которые бесят не одного меня. Ты все понял?
Господи, почему мне так трудно говорить тебе сейчас что-либо, словно в рот насыпали горсть песка? Я боюсь признаться сам себе, что сейчас очень отчетливо ощущаю аромат твоего тела, и этот запах сбивает меня со всех разумных мыслей. Мне нужно уйти от всего этого, я слишком боюсь самого себя…
Но по закону подлости, в тот самый момент, когда я уже развернулся и собрался уйти, пока не поздно, меня останавливается твоя горячая рука, незаметно опустившаяся на плечо. Так, нужно вдохнуть… Зажмуриваю глаза, считаю до трех и разворачиваюсь, подставляя себя под гипноз внимательно смотрящих глаз. Ты находишься в опасной близости от меня, поэт, вот только не осознаешь этого ни черта. Зато я все прекрасно понимаю. И, кажется, начинаю понимать самого себя. И это все охренеть как неправильно, скажу я вам!
- Запутаться легко в извилинах ума…труднее выбраться оттуда без потерь. Один лишь шаг – высокая цена. Не хочешь? Просто мне не верь…
Выдохнув эти слова мне прямо в губы, привычно застываешь и отпускаешь меня, отворачиваясь. Вот так просто, да?! Выстрелил контрольным прямо в сердце, а теперь удочки сматываешь?! Нет уж, хватит с меня всего этого! Я не хочу становиться психом, как и ты!
Уже не сдерживая рвущегося наружу зверя, одним резким движением вдавливаю тебя собой в стену, прижимаясь так плотно, как только могу. Растерянно охаешь и откидываешь назад голову, болезненно сводя густые брови у переносицы. Знаю, что ты больно ударился спиной. Но поверь, братец, мне сейчас тоже не так уж и сладко!
- Чего ты добиваешься, Билл?? – шепчу, закрывая глаза и упираясь кулаками в стену по обеим сторонам от твоей головы. Грудью чувствую твое спятившее сердце, колотящееся слишком часто. Да и мое не отстает…как будто рвутся навстречу друг другу, долбятся из последних сил, борясь с непробиваемой стеной. – Хочешь подчинить меня себе, сделать так, чтобы я окончательно стал рабом твоих прихотей?? А ты знаешь, КАК я на все это реагирую, нет?? Ты же мало что понимаешь из того, что происходит…а я тебе скажу, дорогой. Нет…я лучше покажу, может быть, тогда до тебя дойдет, к чему все это может привести!
И вся злость, копившаяся во мне с самого утра, все смятение, которое я испытываю уже не первый день, и даже не второй, выплескивается на тебя резким, ожесточенным прикосновением моих губ. Остервенело, жадно, так не должно быть, но так происходит… Мне сносит крышу по полной программе, и я сейчас не ощущаю ничего, кроме неконтролируемого желания показать тебе, наконец, что во мне пробуждают все эти игры.
Когда я слишком сильно прикусываю твою губу, мои уши разрезает слабый, но ТАКОЙ молящий стон, что я мгновенно замираю, словно меня окатили ледяной водой. Бл*дь, да что же я делаю-то??..
Все раздражение моментально уплывает куда-то, и я с тихим скулежом отрываюсь от тебя, сбивчиво дыша и боясь посмотреть тебе в глаза. В глаза, в которых наверняка застыла боль. Крик. Страх, который я вызвал.
Но когда мне все же удается поднять взгляд, в устремленных на меня зрачках я вижу только…
- Твою же мать…Билл…ну зачем ты так со мной, черт, - обреченно выдыхаю, ломаясь с треском от этой бесконечной преданности в твоем взгляде. И любви. Такой откровенной, что дыхание спирает. Ты отнимаешь у меня мою волю брат…ты отнимаешь мой разум. И не остается ничего. Не остается меня.
На автомате отсчитывая удары сердца, ладонями медленно провожу по твоим обнаженным бокам, делясь своей дрожью и заставляя тебя тонкими пальцами ухватиться за мои плечи. Ты не можешь понять себя, я тоже. Мы квиты? Мы равны. Мы оба безумны.
Словно в бреду касаюсь губами твоей ключицы и выдыхаю. Мыслей нет совсем, кроме одной – п*здец. Это п*здец, причем полный. Ты ведь не сопротивляешься, не пытаешься вырываться. Ты доверяешь мне настолько, что замени я сейчас свои губы, успевшие перебежать на нежную кожу длинной шеи, на остро отточенный нож, ты не заметишь и лишь восторженно выдохнешь, когда я острым лезвием выжму кровь из тебя. Ты подчиняешься. А я…сдаюсь???
Палач и жертва?? Кто из нас кто?!
Но при всем происходящем ты не перестаешь быть моим ненормальным братом, а я – твоим опекуном. Вот такой анекдот, Билл.
- Я жду тебя через десять минут на кухне, - резко отрываюсь от такого притягательного сейчас тела и сжимаю кулаки. – Оденься и приходи. Тебя будет ждать вкусный завтрак.
А голос-то охрип настолько, словно я орал несколько часов и содрал его в итоге. Но я всего лишь поддался тебе.
Молчишь. Худое тело напротив меня продолжает с силой вжиматься в равнодушную стену, словно надеясь, что я сейчас передумаю и снова верну тебе свое тепло. Нет, Билл. Не передумаю.
Скользнув напоследок взглядом по приоткрытым влажным губам, торопливо отпираю дверь и стремительно выхожу из ванной, почти сразу натыкаясь на Рикко, жующего большое желтое яблоко. Нахмуривается, замечая мое ошалелое выражение лица.
- Том, все в порядке?? Как он там, жив?
- Отвали.
Шокировано смотрит на то, как я, слегка покачиваясь, пробираюсь обратно на кухню и опустошенно падаю на стул, вытягивая из кармана штанов нужную сейчас пачку сигарет.
- Через десять минут ванная будет свободна, - холодно бросаю обалдевшему блондину, застывшему на месте. Дрожащая в моих руках зажигалка с трудом подпаливает сигарету, и я нервно затягиваюсь.
- Спасибо, Том…ты покури, а я пока пойду…надо кое-что…
Его невнятная речь не долетает до моего сознания. Сейчас я нахожусь в другом измерении, где нет ничего, кроме улыбающихся губ и моего бешеного желания прикоснуться к ним.
Ни хера себе утречко, бл*дь…
Спасибо за прекрасное начало дня, Билл. Спасибо за свежесваренную кашу в голове и за эту чертову дрожь во всем теле, которая скоро войдет в привычку. Спасибо за сбившееся дыхание. Спасибо за все, брат!
Брат?..
Нет, на братьев так не реагируют.
Братьев не хочется ощущать каждой клеткой своего тела. С братьями не целуются на вечеринках взасос, даже на заказ. Когда брат смотрит на тебя голого, ты не смущаешься, а просто нагло ухмыляешься в ответ.
Братьев не хотят.
Ненормальных братьев – тем более.


Ogni sera мi precipiтo a leттo con la speranza che forse avrò la possibiliтà di vederтi quando chiudo i мiei occhi..©
 
MikaДата: Воскресенье, 14.06.2009, 23:17 | Сообщение # 83
***
Группа: Администраторы
Сообщений: 4236
Репутация: 27
Статус: Offline
POV Автор.

Осознание Томом того факта, что он как последний идиот хочет собственного близнеца, мощно ударило его по голове, растоптало и стерло в порошок. Он понимал всю нелепость сложившейся ситуации: привязавшись к собственному брату и открыв в нем для себя массу нового, Том в итоге начал испытывать не совсем нормальные в данном случае чувства. Он уже не воспринимал Билла просто как родственника, за которым требуется постоянный уход. Он видел в своем ненормальном близнеце куда больше, чем просто брата.
От понимая всего этого Тому хотелось зарыдать. Он, черт возьми, не хотел испытывать такое. Но испытывал. Стоило только черноволосому поэту появиться на его горизонте и как всегда лучезарно улыбнуться, все мысли Тома об абсурдности его чувств жалкой стайкой выпархивали из дредастой головы. Все внимание несчастного парня сосредотачивалось на губах Билла, которые тот возымел привычку слишком часто облизывать, тем самым заставляя Тома нервно сглатывать и уже в который раз вспоминать вечеринку у Алана. Поцелуй. Самый настоящий поцелуй, который вынес из него весь здравый смысл. И Том стал часто ловить себя на мысли, что ему снова хотелось бы оказаться на чьей-нибудь вечеринке, и чтобы кто-то озорной непременно подсунул бы в руку бумажку с подобным заданием, которое Том выполнил бы, не задумываясь ни секунды.
О да, старшему Каулитцу хотелось целовать ничего не понимающего Билла. Дико хотелось.
Но при всех своих отчаянных желаниях Том продолжал чувствовать себя потенциальным преступником, в голове которого крутились отнюдь не правильные мысли.


Ogni sera мi precipiтo a leттo con la speranza che forse avrò la possibiliтà di vederтi quando chiudo i мiei occhi..©
 
MikaДата: Воскресенье, 14.06.2009, 23:18 | Сообщение # 84
***
Группа: Администраторы
Сообщений: 4236
Репутация: 27
Статус: Offline
POV Том.

Изо дня в день я пытаюсь справиться с собой. Стараюсь всеми силами отвлечься от мыслей, которые мешают мне воспринимать тебя только как брата. Знаешь, я начинаю чувствовать себя полнейшим моральным уродом. Испытывать влечение к ненормальному близнецу – разве это в порядке вещей? Дергаться от его случайных прикосновений, словно током ударенный – разве это нормально? Боязнь самого себя и собственных чувств – разве это должен испытывать человек, несущий ответственность за того, кто был отдан ему под опеку?
Сейчас наше с тобой общение напоминает общение между больным в клинике и его санитаром. Я исправно слежу за тем, чтобы ты вовремя кушал, ложился спать и принимал таблетки. И все. Остальное время я стараюсь как можно меньше контактировать с тобой, все чаще прося недоумевающего Рикко «посидеть с Биллом некоторое время, поскольку я сам очень занят». Знал бы ты, как я занят… Как только ты остаешься с таким ненавистным тебе блондином, я вырываюсь из дома, якобы за продуктами, от которых и так уже ломится холодильник, и возвращаюсь обычно часа через три, игнорируя твой донельзя грустный взгляд, направленный на меня. Где я брожу все это время? Да нигде. Топчусь на улицах, шмыгая носом от холода и слушая депрессивный речитатив в наушниках. Сижу на покрытых снегом скамьях, морозя задницу, но не желая идти домой – там ты…
Я не позволяю себе касаться тебя. И запрещаю тебе дотрагиваться до меня даже самым невинным образом. Иногда ты по привычке тянешься ко мне, чтобы получить необходимую тебе дозу ласки, но я отшатываюсь и ставлю между нами ладонь, ставшую самой непробиваемой преградой в наших жизнях. И тогда ты становишься тем Биллом, которого я раньше ненавидел – пытаешься подойти ближе снова и снова, раз за разом упорно натыкаясь на мою ладонь и не проходя дальше. Не даю. Ведь даже когда ты грудью упираешься мне в ладонь, по телу проходит знакомая и такая ненавистная волна, щедро раздающая тепло каждой клеточке. Как только эта волна усиливается, я сваливаю, оставляя тебя одного.
Я гад? Безголовый идиот?
Нет. Я всего лишь пытаюсь спасти нас обоих от того, что по ошибке вклинилось в наши судьбы.
Рикко, естественно, видит изменения в нашем с тобой общении. Этот пытливый блондин не раз пытался заговорить со мной, развести на доверие, так сказать. Но эта тема для него закрыта. Она вообще закрыта для всех! Именно поэтому мне приходится так тяжело…я не знаю, что делать. Мне нужен чей-то совет, хотя бы самая незначительная помощь! Но я точно знаю, что не получу ее, потому что о таких вещах нельзя рассказывать даже самым близким людям – не поймут.
- Может, прогуляемся? – немного сонный Рикко встает позади меня, сидящего на диване с газетой в руках. Кладет руки мне на плечи и перегибается через спинку дивана, с интересом заглядывая в страницы моего немудреного чтива.
- Я не могу оставить его одного, - возражаю я, ощущая себя слегка неуютно под его руками.
- Давай возьмем его с собой, - предлагает Рикко.
- Нет, на улице слишком холодно, а у него слабый иммунитет.
- Так оденем потеплее и все дела.
- Я сказал нет, значит, нет. Это не обсуждается.
- Ну давай хотя бы ненадолго, а? Ничего с ним не случится за какие-то полтора часа. Уложи его спать, в конце-то концов.
- Спать? – оборачиваюсь, скептично усмехаясь, и оказываюсь лицом к лицу с этим блондином. – Ты на часы смотрел? Еще только половина третьего, а у него режим, между прочим.
- Боже мой, тоска смертная, - вздыхает он. – Че у вас все сложно-то как?
- Это не у нас все сложно, а у вас все слишком просто…
Недовольно пожимаю плечами, стряхивая его руки с себя, и возвращаюсь к чтению. В последнее время это единственное, что хоть как-то отвлекает меня от мыслей о тебе.
Но Рикко, похоже, не собирается отступать.
- Том, я с тоски сейчас подохну.
- Так сходи погулять один!
- Мне одному неинтересно, я хочу с тобой, - тянет он, меланхолично жуя жвачку.
- Я тебе что, средство выгуливания, что ли? – возмущаюсь. – Нашли левого, блин. Мало мне одного, который двух шагов без меня ступить не может, теперь и второй?
- Зачем ты так грубо? Я прошу тебя об этом не потому, что не могу обойтись без тебя. А потому, что мне хочется провести с тобой время вне этого дома. Ты мне нравишься, может быть.
Приподнимаю одну бровь, насмешливо сканируя взглядом смотрящего в упор блондина. С неким вызовом в глазах улыбается. Не удерживаюсь и фыркаю.
- Приколол, - хохочу я.
- А что, если я серьезно?
Так, а вот это уже не смешно. Резко обрываю свое веселье и устремляю на него вопросительный взгляд, откладывая в сторону газету. Ничуть не смущается, напротив, подходит ближе и присаживается возле меня на корточки, оказываясь аккурат меж моих широко расставленных ног.
- Что, если ты действительно мне нравишься, Том? – мягко говорит, кладя свои руки мне на колени. – И я не хочу этого скрывать, потому что не вижу смысла прятаться. Ты и раньше вызывал во мне симпатию, но за те дни, что я живу у тебя, я понял, что ты офигенный парень. Ты очень красив, и ты знаешь это. Сексуален. А главное, мне нравится твой характер, он вовсе не такой, как у большинства моих приятелей. И я хочу знать тебя ближе. Гораздо ближе, чем сейчас, Том.
- А меня ты не забыл спросить о том, хочу ли этого я? – тихо спрашиваю у него, едва справляясь со своей растерянностью.
- А разве не хочешь?..
Хитро улыбается, прежде чем слегка приподняться, ладонями надавив мне на колени, и тянется ко мне. Смутно осознаю, что вообще происходит, поэтому сижу без движения, просто поддаюсь тому, что он делает. А он в этот момент уверенно касается моих губ и почти сразу проникает внутрь, отточенными до мастерства движениями принимаясь ласкать мой рот. У него явно большой опыт в поцелуях, и что-то мне подсказывает, что не только в них…
Лизнув напоследок мою нижнюю губу, медленно отстраняется и вопросительно поднимает левую бровь: ну как?
- Рик…я не могу тебе ничего сказать, - едва выдавливаю.
- Окей, не нужно сейчас, - быстро встает на ноги и немного отходит, ладонями разглаживая свою футболку. – Ты просто подумай об этом. Я не тороплю тебя и не настаиваю. Просто знай, что в любой момент ты можешь прийти ко мне. Ты классный парень, Том.
Подмигивает мне и испаряется из комнаты, оставляя в напоминание о себе лишь терпкий запах парфюма. Задумчиво вдыхаю этот аромат, не чувствуя при этом абсолютно ничего – ни волнения, ни дрожи во всем теле. Ничего нигде не дергает, как это бывает, когда я очумело втягиваю носом твой естественный, не замаскированный никакими косметическими средствами аромат, от которого у меня, мягко говоря, рвет крышу.
Наверное, кто-то определенно поставил перед собой цель свести меня с ума, и твердо добивается ее. Сначала этот неконтролируемый выплеск в ванной, теперь еще и Рикко, со своими признаниями. Я даже не шокирован, нет. Мне просто как-то странно. Наверное, постепенно иммунитет вырабатывается к подобного рода ситуациям…
И что мне со всем этим делать, а?!
- А я ведь даже глаза не закрыл во время поцелуя… - задумчиво бормочу в никуда, неподвижно сидя на диване и все больше запутываясь в себе и в людях вокруг.
Кто бы знал, как же меня все задолбало.


Ogni sera мi precipiтo a leттo con la speranza che forse avrò la possibiliтà di vederтi quando chiudo i мiei occhi..©
 
MikaДата: Воскресенье, 14.06.2009, 23:19 | Сообщение # 85
***
Группа: Администраторы
Сообщений: 4236
Репутация: 27
Статус: Offline
***

Уже глубокая ночь, а я задумчиво сижу на самом краешке твоей кровати и разглядываю лишенное каких-либо эмоций расслабленное лицо, освещаемое лишь необычайно яркой луной за окном. Сам не знаю, зачем пришел сюда, просто какая-то неведомая сила заставила меня подняться и на цыпочках прокрасться в твою комнату, всеми силами стараясь не разбудить никого. Ты крепко спишь и не видишь меня, понуро сидящего рядом с тобой и утопающего в собственных мыслях. Помоги мне, брат…я и правда утону скоро.
Громко и странно отчаянно вздыхаешь, и переворачиваешься на бок, неосознанно накрывая при этом своей ладошкой мою руку. Вздрагиваю, и пытаюсь высвободить руку из твоего плена, но тут ты хмуришься во сне и лишь сильнее сжимаешь мою кисть пальцами, не позволяя отстраниться хотя бы на миллиметр. Обреченно вздыхаю. Ты хватаешься за меня до последнего, и неважно – спишь ты или нет. Ты желаешь чувствовать меня всегда и везде.
С силой закусываю губу, давя в себе крик. Орать хочется. Громко, надрывно. Так, чтобы ты услышал меня, проснулся и заставил бы замолчать одним теплым касанием. Всего одним, поэт. Только чтобы я понял, что все происходящее внутри – верно…
Но ты спишь. Настолько крепко, что даже не реагируешь на мое неосознанное поглаживание твоей гладкой ладошки. Не шелохнешься даже…
Я стал слишком зависим от тебя, твоего тепла и вообще всего, что связано с тобой. Я чувствую необходимость быть рядом с тобой почти все время. Лишь во сне мне удается забыться, и то не всегда – иногда ты каким-то образом пробираешься в мою голову даже ночью, и тогда я просыпаюсь, не в силах быть с тобой еще и во снах. Это все слишком для меня. Эти чувства, желания…
Знаешь, я давно смирился с тем, что ты ненормален.
Но с тем, что ты мне нравишься, и вовсе не как брат, я смириться не могу.
Потому что это равноценно признанию самому себе в том, что сумасшествие таки настигло и меня тоже. Не смогло пройти мимо. Ведь нечестно же, когда болен только один близнец, да?!
- У меня такое ощущение, словно ты отказался от своей собственной жизни и проживаешь его, настолько предано ты относишься к заботе о Билле, - сказал недавно Рикко.
И я не нашел в себе возражений. Не смог доказать, что это не так. Потому что на самом деле он прав. Вот только одного Рикко заметить так и не смог – мне нравится жить так. Уже нравится. Я получаю от этого ненормальное наслаждение. И кажется, ты стал главным фетишем всей моей никчемной жизни.
Рикко. Блондин, без доли смущения высказавший мне сегодня свою чертову симпатию.
Мысль внезапно бьет в мозг, и я даже резко выпрямляюсь.
А что, если это и есть шанс вылечиться от всего, что не дает покоя сейчас?..
Что, если этот парень был послан мне именно для того, чтобы не погрязнуть во всей этой нелепости с небратскими чувствами? Возможно, этот блондин мой спасательный круг. Что, если следует довериться ему?..



Ogni sera мi precipiтo a leттo con la speranza che forse avrò la possibiliтà di vederтi quando chiudo i мiei occhi..©
 
MikaДата: Воскресенье, 14.06.2009, 23:19 | Сообщение # 86
***
Группа: Администраторы
Сообщений: 4236
Репутация: 27
Статус: Offline
Пойми – ты простишь,
Если ветреной ночью я снова сорвусь с ума.
(с) А.Башлачев.

POV Автор.

Том вошел в гостиную совсем неслышно, мягко ступая босыми ногами по ворсистому ковру и пытаясь выкинуть из головы все мысли, кроме одной: так надо. Чем ближе раздетый по пояс парень подходил к дивану, на котором спал Рикко, тем больше чувствовал себя предателем. Том шел к блондину, зная, что нужен в другой комнате, необходим человеку, который даже во сне не перестает нуждаться в нем. Не перестает хотеть быть рядом с ним, чувствовать его руку и улыбаться ему, даже будучи спящим.
Том вспомнил, как неохотно Билл выпустил его руку, когда он выходил из комнаты. Как беспокойно поэт вздохнул во сне, после чего свернулся в клубок, словно кошка, и затих.
Дредастый парень просто слишком отчаянно желал спастись. Любым путем.
Он подошел к спящему блондину и присел на пол, положив подбородок на краешек дивана. Прислушался к самому себе, пытаясь уловить хоть какие-то эмоции от нахождения рядом с этим красивым и таким спокойным сейчас парнем. Пытался услышать хотя бы жалкие отголоски восхищения. Но в ответ была только тишина – злобная и пустая.
«Более дурацкой ситуации и придумать невозможно» - подумалось Тому. Внезапно он разозлился сам на себя, на свою глупую идею закрутить отношения с Рикко, чтобы забыть о брате. Том резко поднялся и хотел было уйти, как вдруг сильные пальцы остановили его, вцепившись в запястье. Том обреченно вздохнул, поняв, что назад пути нет. Он пришел и его заметили. Теперь просто нельзя убегать. Нет двери с надписью «Exit».
- Я знал, - даже в темноте было слишком ясно, что Рикко победоносно улыбается. Он потянул Тома на себя, и тот неуверенно, нехотя, но поддался. Резко захотелось напиться, чтобы отключить сознание, чтобы не понимать, с кем ты находишься и что делаешь. Том упал на блондина и замер. Он знал, к чему все идет. Не знал только, как вести себя. Секс с парнем у него намечался впервые.
- Просто расслабься…я помогу тебе сделать все, как нужно, - успокаивающе прошептал блондин ему в ухо, словно почувствовав смятение лежащего на нем Тома. Он ненавязчиво поглаживал обнаженную спину Каулитца, несомненно вкладывая в свои прикосновения по максимуму ласки и нежности, но Тому было начхать на все эти действия. Он машинально вспомнил, как его обнимает Билл. Как его пальцы всегда робко ложатся ему на спину и застывают там, а через некоторое время начинают мягкими движениями поглаживать, заставляя Тома чуть ли не плавиться от легкого удовольствия. Неосознанные ласки Билла были куда приятнее и роднее, чем умелые прикосновения Рикко, который тем временем уже вытягивал Тома из спальных штанов, одновременно с этим лаская языком его шею.
Том изо всех сил старался отключиться и заставить себя ответить Рикко.
Но что-то очень плотно засевшее в его груди не давало этого сделать.
Парень даже возбудиться не мог.
«Ну давай, вспомни что-нибудь...сцену из порнухи… Бл*, да хоть одну из своих баб, которых столько уже перетрахал!» - вопил себе Том, чувствуя себя последним бревном. Рикко поменял их местами, оказавшись сверху, и теперь старательно вылизывал грудь Каулитца, самозабвенно посасывая его ничуть не затвердевшие соски и оглаживая руками твердый пресс. Том не чувствовал даже намека на наслаждение. Он просто не хотел Рикко. И ему не было приятно ощущение теплого тела сверху. Красивого, стройного тела. Но чужого. Не того, что было нужно.
«Попытайся…нужно…я должен перестать относиться к тебе так…»
Образ Билла всплыл в мозгу сам собой, и Том от неожиданности вцепился в простыню под собой, резко выдохнув при этом. Рикко расценил это как награду за свои действия, и принялся еще усердней покрывать поцелуями тело Каулитца, все ближе подкрадываясь к его по-прежнему скрытому боксерами члену.
Ни капли не возбужденному члену, черт возьми.
И тогда Том избрал не совсем верный метод. Он кинулся к нему машинально, желая хоть как-то показать Рикко, что не поговорить он сюда пришел. Тому нужно было дать парню поверить в то, что он действительно его хочет.
Том закрыл глаза и мысленно перенесся к своему поэту. Воображение почему-то кидануло Тома на вечеринку к Алану, где состоялся поцелуй, ударивший Тома ровно под дых. Он увидел перед собой поблескивающие в полумраке раскосые глаза, слишком похожие на его, слишком родные и близкие. Увидел губы, находящиеся на дразнящем расстоянии. Протянул вперед руки и уперся ими в горячее тело, которое так хотелось ощущать. Наклонился вперед и прилип губами к шее брата, пробуя языком ее кожу. Вкусная. Немного солоноватая от выступившего пота – немудрено, ведь в этом помещении так жарко… Том почувствовал, как по его собственной спине ползет соленая капля пота. Но забыл о ней в тот момент, когда его язык встретился с языком брата.
Вот он, такой родной, пропитанный рифмами и желанием быть только с ним… Он, отдающий ему себя без остатка с самого начала их совместного жизненного пути. Он…просто он. Такой идеальный в своем безумии человек.
Том уже не замечал, как самозабвенно отвечает ласкам явно воспрявшего духом и телом Рикко, который уже гораздо смелее окучивал Тома, периодически целуя его в губы, жадно и требовательно, с гордостью отмечая, как страстно язык Каулитца переплетается с его собственным.
Вот только не знал Рикко о том, что слабо стонущий Том видел и чувствовал вовсе не его.


Ogni sera мi precipiтo a leттo con la speranza che forse avrò la possibiliтà di vederтi quando chiudo i мiei occhi..©
 
MikaДата: Воскресенье, 14.06.2009, 23:21 | Сообщение # 87
***
Группа: Администраторы
Сообщений: 4236
Репутация: 27
Статус: Offline
НА СЕГОДНЯ ВСЕ!!)) ДУМАЮ, ДОСТАТОЧНО)) wink biggrin biggrin surprised smile

Ogni sera мi precipiтo a leттo con la speranza che forse avrò la possibiliтà di vederтi quando chiudo i мiei occhi..©
 
EfiДата: Воскресенье, 21.06.2009, 15:43 | Сообщение # 88
Форумчанин
Группа: Модераторы
Сообщений: 460
Репутация: 11
Статус: Offline
Quote (АДРЕН@ЛИНК@)
ДУМАЮ, ДОСТАТОЧНО))

нам достаточно не бывает wacko happy
интересный фик, захватывает) почему-то очень явственно представляю себе Билла - и мне его очень жаль.
Последняя часть с появлением Рикко - оч интересная, непредсказуемая. Хотя... мне кажется, что Билл увидит их "недружеские" отношения. И, может быть, опять сбежит из дома. А там посмотрим) надеюсь, продка будет очень скоро smile smile smile smile
 
MikaДата: Понедельник, 22.06.2009, 23:05 | Сообщение # 89
***
Группа: Администраторы
Сообщений: 4236
Репутация: 27
Статус: Offline
Доглгожданная прода!! Та да та дааааам!!!)) smile :) biggrin :D biggrin


Поэт умывает слова, возводя их в приметы,
Подняв свои полные ведра внимательных глаз.
Несчастная жизнь! Она до смерти любит поэта.
И за семерых отмеряет. И режет - эх, раз, еще раз!
(с) А.Башлачев


POV Том.

Кто-то сопит мне прямо в ухо, при этом нагло закинув на меня явно волосатую ногу. Что ж, блин, тяжело-то как?!
Стоп. Что-то не так.
Вялым движением руки зарываюсь пальцами в чьи-то коротко стриженные волосы. Второй рукой веду вниз по обнаженному телу, задевая соски. От ощущения абсолютно плоской груди под ладонью по позвоночнику пробегает неприятный холодок. Ниже…сглатываю, когда рука оказывается на вялом мужском органе. Бл*дь. Точно парень. Лежит у меня на груди, оплетя своими конечностями, как анаконда жертву. Парень?..
Картины прошлой ночи резко, безжалостно бьют острым ножом прямо в мозг. Мои попытки отключиться все же увенчались успехом… Все было как в температурном бреду – обрывистые поцелуи в губы, которых я неосознанно старался избегать, настойчивые пальцы блондина на моих ягодицах. Он мял и вылизывал мое тело, а я…а я отвечал ему стонами и мечтал умереть от очередного его уверенного прикосновения к истекающему смазкой члену.
Ну и что я сделал, а? Трахнулся с Рикко. Да, трахнулся. Зачем? Конечно же, пытаясь выкурить тебя из своей головы… Да я с*кин гений, черт возьми. Я занимался с этим парнем сексом, думая о тебе. И только. Нет, я не представлял тебя голым, в различных изощренных позах…мне это было попросту не нужно, я даже не уверен, что хочу видеть тебя таким. Точнее, я знаю, что ты таким никогда не будешь. Я просто видел твое лицо, странноватую улыбку и легкий укор в карих глазах. И этого мне было достаточно.
Я идиот, знаю.
- Отклейся от меня хоть на миллиметр, дышать не могу, - сиплым ото сна голосом бормочу я, не открывая глаз. Не хочется сейчас видеть мир. Хочется вообще просто поверить в то, что я – не я, и задница сейчас болит вовсе не моя.
- Ммм, а мне и так удобно, - расслабленно откликается вконец обнаглевший Рикко и невпопад тычется губами мне в щеку, требуя утренней ласки. – Это ты у нас вечно всем недоволен, а я зверюшка неприхотливая, мне все сойдет…
- Слышь, зверюшка, дай поспать немного, а??
- Том…
- И не проси меня сейчас ни о чем, я дрыхнуть хочу. Все, помолчи…
- Да нет же, Том!
- Чего ж тебе надо-то, а?!
- Каулитц, мать твою, глаза открой…
Довольно грязно выматерившись, неохотно разлепляю веки, щурясь от утреннего света, так по-хозяйски разлившегося в моей гостиной. Мрачно смотрю на помятого Рикко, испуганно уставившегося в какую-то неведомую точку позади меня. Тянется к простыне и как-то чересчур стыдливо натягивает ее на себя, скрывая наготу. Это он от меня что ли прячется? Как глупо делать это после ночи, проведенной вместе…
- Ты чего застеснялся-то? – интересуюсь я, с насмешкой наблюдая за ним.
- Дурья башка, обернись…и ох*ей, - цедит он.
Послушно оборачиваюсь.
Совершенно предсказуемо ох*еваю.
На простом деревянном стульчике, скромно сложив руки на коленях, сидит неумытое чудо с нерасчесанными, торчащими в разные стороны длинными волосами. Смотрит на нас с нескрываемым интересом и, надо признаться, неким непониманием. Изучает нас, бл*дь, полностью раздетых и не знающих, как реагировать на такой совершенно неожиданный с утра пораньше визит. Застываю, чувствуя себя предателем.
А что я, собственно, предал?..
- Билл, ты что тут делаешь?! – шиплю я, справившись с шоком. – А ну иди в свою комнату, немедленно! Брысь отсюда, нечего тут высиживать!
Внимательно слушаешь меня, от усердия даже голову набок склоняя, отчего волосы красиво рассыпаются по плечам, словно нарочно, чтобы я проследил за этими шелковистыми прядями и напряженно сглотнул. Рикко справа от меня затаился, лишь до ушей доносится его взволнованное дыхание. Смущен и недоволен, задницей чувствую.
А что насчет меня?
Я лучше промолчу.
- Том, по-моему, он и не думает тебя слушаться, - шепчет Рикко, вцепляясь в меня пальцами.
- Я ему щас дам, не думает он, - рычу я, решительно поднимаясь с дивана, даже не думая при этом прикрыться чем-либо, подобно Рикко. Внезапно меня одолевает такой гнев! Что же это такое получается, а?! Я изо всех сил пытаюсь не думать о тебе, как о предмете своих ненормальных желаний, а ты мешаешь мне! Ты нагло рушишь все плоды моих скудных попыток! Черт возьми, да что за наказание! Почему мне?!
Гордо выпрямляюсь, сверкая своими достоинствами, и с вызовом смотрю на тебя. Мне удалось перенести эту ночь, Билл. А значит, получится и дальше продолжать выкуривать тебя из эпицентра всех своих мыслей и желаний. Вот увидишь, я справлюсь с этим. Ведь труден был только первый шаг.
Следишь за моим приближением со странным блеском в глазах. Беззастенчиво изучаешь мою обнаженную фигуру, останавливая свой карий взгляд глубоких глаз там, куда я сам иногда стесняюсь смотреть. Пытаешься смутить? Не получится у тебя это, поэт! Не выйдет!
- Я вроде бы ясно выразился, - останавливаюсь, оказываясь совсем близко к тебе и смотря сверху вниз. – Какого черта ты вылез в такую рань из своей комнаты?!
- Я ведь такой же, как и ты, - улыбчивая рифма стреляет точно в грудь, и почему-то сразу вся моя уверенность в себе испаряется, пораженная в цель твоим голосом. Вот и все. И сдулся Том. Одной фразы хватило, чтобы разрушить во мне наивное подобие самоуверенности.
- Рикко, иди-ка в ванную, пока мой братишка ее не занял, - кидаю через плечо, не отрывая от тебя молящего взгляда.
- Черт, Том, сейчас только девять!..
- Иди, я сказал!
То ли я это очень убедительно рявкнул, то ли просто Рикко начал слушаться меня во всем, но через десять секунд этого парня уже не было в комнате.
А ты все так же нагло скользишь по мне взглядом. Протягиваешь руку вперед и кладешь мне ее на живот, отчего меня почти подбрасывает. На что я там надеялся, а??.. Думал, проведу одну ночку с Рикко, и все тут же встанет на свои места? Что я перестану желать находиться рядом с тобой каждую секунду и заживу, наконец, нормальной жизнью без мыслей о поцелуях с сумасшедшим братом?..
Забудьте.
Спешно отпрыгиваю от тебя, сбрасывая с себя слишком горячую ладонь. А ты как ни в чем не бывало улыбаешься мне, обнажая немного неровные зубы. Слишком чистая, светлая улыбка. Такой не бывает у людей, давно погрязших в своей лжи, в двуличии. Во всем, что делает нас людьми. Ты же не человек, нет. Ты нечто гораздо большее, раз заставил жаждать тебя даже собственного брата.
- Я без боя не сдамся, понял?!.. – слишком злобно кидаю тебе, сверкая слабой решимостью в глазах.
- Все мы порою такие герои…


Ogni sera мi precipiтo a leттo con la speranza che forse avrò la possibiliтà di vederтi quando chiudo i мiei occhi..©
 
MikaДата: Понедельник, 22.06.2009, 23:08 | Сообщение # 90
***
Группа: Администраторы
Сообщений: 4236
Репутация: 27
Статус: Offline
***

Все не так уж и плохо, как могло бы быть.
Я по-прежнему живу со своим сумасшедшим братом, ухода за которым еще никто не отменял. У меня все те же обязанности – я бужу его рано утром. Но не осторожно присаживаясь на краешек кровати и мягким голосом зовя его, а скупым, но действенным толчком в плечо. Минимум соприкосновения, так я решил для себя. Я провожаю его, зевающего и все время оборачивающегося на меня, в ванную. Но не придерживая за руку, а только едва касаясь пальцами теплого плеча и подталкивая вперед. Я помогаю ему одеться, сухо объясняя, какие штаны и футболку сегодня следует натянуть на себя. А он все так же покорно слушает, иногда пытаясь подползти ко мне ближе и получить свой паек ласки. Но не получает. А лишь наблюдает за тем, как я, неловко сгорбившись и сжав кулаки, чуть ли не бегом покидаю его комнату.
Комнату, в которую мне с каждым днем все сложнее заходить.
Я все так же упорно пытаюсь справиться с одолевающим меня наваждением, которое не уходит. Оно вгрызлось в меня так сильно, что я не могу найти ответа на вопрос: как прогнать?..
Но я пытаюсь. Изо всех своих ничтожных сил пытаюсь, с каждым днем все больше переходя на сторону Рикко, умножая расстояние между нами с тобой. Пускай ты и не поймешь всего, что я делаю. Пускай ты просто не сможешь понять, почему твой брат теперь ограничивается лишь скупым выполнением своих обязанностей, как раньше, не позволяя себе быть еще кем-то, кроме опекуна. Пускай! Тебе и не нужно всего этого понимать. Ты просто постарайся как-нибудь привыкнуть к тому, что есть сейчас. И не требуй от меня большего, иначе я сорвусь.
Я отталкиваю тебя намеренно. Изо дня в день. В ответ на поредевшие рифмы молчу, хотя так хочется ответить. Я больше не смотрю на то, как ешь. Знаешь, это выше моих сил – наблюдать за тобой, как раньше. Теперь все иначе. Я просто ставлю перед тобой тарелку с едой, как всегда приготовленной с особой тщательностью, молча приношу чай с двумя ложками сахара, как ты любишь. Расставив все это перед тобой, сидящим с опущенным взглядом, я ухожу к Рикко, который всегда ждет моего визита. Он терпеливо относится ко всем моим заботам о тебе, ни разу еще не высказал своего недовольства касательно того, что когда ему хочется провести время со мной, я убегаю давать тебе таблетки или же укладывать спать.
Рикко. Кто он для меня? Парень, временно поселившийся в моем доме из-за личных проблем. Парень, трахающий меня и которого трахаю я. Да, вот так все весело. Я никогда не думал, что буду спать с парнем. Да что я говорю?! Я никогда не думал, что буду это делать ради того, чтобы избавиться от влечения к собственному брату.
- Каулитц, ты снова пытаешься заполучить воспаление легких? – усмехающийся Рикко обнимает меня сзади и обдает промерзшую шею слишком горячим дыханием. Недовольно дергаюсь и подношу к отмершим от холода губам уже вторую сигарету. Надо ли упоминать о том, что курить я стал куда чаще, чем раньше? – Сейчас вообще-то зима, если ты не заметил, так что курение на крыльце без верхней одежды не лучшая идея, я тебе скажу.
- Мне не холодно, - отрезаю я. Ну да, как же…
- Ты ледяной, Том. И ты снова пудришь мне мозг. Ходишь весь загруженный. Иногда мне кажется, что даже во время секса ты не перестаешь о чем-то думать. Вот вроде трахаю тебя, а такое ощущение, что подо мной трупешник бесчувственный лежит. Чего с тобой такое?
- Тебе кажется. Я зимой всегда такой – это время года на меня удручающе действует.
- Ну будем считать, что твой п*здеж я принял за правду…
Мне хочется его оттолкнуть. И вбежать в теплый дом, найти твою комнату, ворваться туда. Упасть с размаху на мягкую кровать, уткнуться лицом в подушки и вот так сдохнуть. Широко раскинув руки и вдохнув твой запах напоследок. Но вместо этого я включаю разум и поворачиваюсь к немного растерянному Рикко, который пытается согреть меня, растирая горячими руками мое безразличное ко всему тело. Смотря прямо в горящие хитрым огнем глаза, нагло усмехаюсь в это ухоженное лицо, а на самом деле хочется в рожу плюнуть.
- Когда ты так на меня смотришь, мне хочется тебя взять грубо и некрасиво, - присасывается к шее. Кривлюсь, пока он не видит. Терпи, Том. Терпи, так надо.
«Когда ты так лобызаешь мою шею, мне хочется вырвать твой язык и преподнести его своему брату в качестве сувенира.»
- Возьмешь еще, - запускаю пальцы в мягкие волосы. – Может быть даже спустя пару часов.
- А почему не сейчас?..
- Потому что сейчас мне нужно напоить брата всякими лекарственными хренотенями, потом вымыть за ним посуду. Затем разобрать ему постель и сводить в душ. Уложить спать. А потом…
- Прочесть сказу на ночь, поцеловать в щечку и пожелать сладких снов. О Боже, Том!
Внутри пробегает неприятный холодок от его слов. Ну вот и первые недовольства. Хах, рано или поздно у него должно было лопнуть терпение.
- Это мои обязанности, детка, - отхожу от него и достаю еще одну сигарету. – Я должен это делать, понимаешь?
- Да все я понимаю, не тупой. Ладно, проехали. Пошли в дом, ты синеешь у меня на глазах. Я не хочу ночью спать с куском льда.
- Иди, я сейчас приду. Докурю и приду. Проследи пока, чтобы Билл съел свой ужин. До последней крошки, понял? А то он что-то стал плохо жрать, меня это беспокоит…
- Понял. Прослежу. Я жду тебя, Том.


Ogni sera мi precipiтo a leттo con la speranza che forse avrò la possibiliтà di vederтi quando chiudo i мiei occhi..©
 
Форум Ich-Liebe-Tokio-Hotel » ФАН-ЗОНА (Fan Zone) » ФанФикшен (Fan fiction) » Поэт (BeZe (Slash/ Angst/ AU/ POV Том/ Romance/R))
Поиск:

Copyright MyCorp © 2018