Главная | Регистрация | Вход Приветствую Вас Незнакомец | RSS
[ Личные сообщения() · Новые сообщения · Участники · Поиск · ]
  • Страница 1 из 1
  • 1
Форум Ich-Liebe-Tokio-Hotel » ФАН-ЗОНА (Fan Zone) » ФанФикшен (Fan fiction) » Спасибо, небо… (Stille Schrei (Slash, AU, Mpreg(!), G, mini, G))
Спасибо, небо…
EfiДата: Понедельник, 10.05.2010, 22:00 | Сообщение # 1
Форумчанин
Группа: Модераторы
Сообщений: 460
Репутация: 11
Статус: Offline
АВТОР: Stille Schrei
НАЗВАНИЕ: Спасибо, небо…
БЕТА: Ее у меня нет. Все написано мной и подкорректировано волшебным Microsoft Office Word 2007
СТАТУС: Закончено
КАТЕГОРИЯ/ЖАНР: (Slash, AU, Mpreg, G, mini)
РЕЙТИНГ: G
ПЕРСОНАЖИ: Том и Билл. Я не стала называть имен, но писалось это о них. Возможно, кто-то увидит Тома, а может, Билла.
КРАТКОЕ СОДЕРЖАНИЕ: О том, что небо иногда дает нам счастье, нужно лишь ждать его, верить любить…

Пожалуйста, если вы все же прочитали, отпишитесь, если не сложно, мне будет очень приятно, если вы поделитесь со мной своим мнением, каким бы оно ни было. Спасибо.

 
EfiДата: Понедельник, 10.05.2010, 22:02 | Сообщение # 2
Форумчанин
Группа: Модераторы
Сообщений: 460
Репутация: 11
Статус: Offline
За окном танцуют свой медленный, нежный танец, наполненный пируэтами сказки, что написало небо, белые и такие невесомые хлопья зимы. Они танцуют свой танец под музыку неслышного, убаюкивающего дыхания холода, что заставляет гореть щеки и бежать домой – греться, пить сладкий чай с тоненьким кружочком лимона – маленьким островком тончайшего привкуса свежести… Люди бегут домой, им холодно. Машины сигналят на бесконечных дорогах, занесенных снегом, водители нервничают, им надоело стоять в пробках, слушая сигналы сзади стоящих машин, они куда-то едут, опаздывают…они и не догадываются, что уже опоздали – опоздали в жизнь, опоздали жить. Хм, так странно сейчас смотреть на весь этот мир, такой привычный, но такой ненужный, чужой. Все кажется таким неясным, расплывчатым, словно пятна акварели на чьем-то рисунке, который так неосторожно был облит водой, той, что смывала разные цвета с кистей, что осторожными мазками ложились на белоснежную бумагу, такую тонкую, гладкую… Она напоминает снег своим цветом, а снег напоминает людей, они как снежинки – они рождаются где-то на небе, в облаках, они падают, спускаются, летят проживать свою жизнь, ведь она у них одна, единственная. Снежинки начинают танцевать свой танец, кружить…а потом они отдают поклон, последний, но уже не друг другу, теперь он будет земле. Люди так же рождаются, летят жить, кружатся, танцуют – играют свою игру, живут своим полетом, ведь это их жизнь. А потом…а потом заканчивается их танец, они склоняют свои головы перед смертью, тьмой…перед концом, что на самом деле – начало, новое и другое, но точно такое же, ведь даже когда снежинки умирают, их крошечные, но такие красивые души покидают холод их тел, таких же крошечных, таких же «одних из многих», тех, что сменят очередное лицо, заставляя забыть предыдущее, такое же незначащее, как и следующие, те, что после, снежинки растают, оставляя за собой лишь ничтожную капельку воды, они все равно потом рождаются снова….И с людьми так же – они умирают, тают, оставляя за собой лишь боль близких, тех людей, что их любили. Но и боль, как и воспоминания меркнут, нет, не исчезает, просто боль устает болеть, устает все время ныть, заставляя душу кровоточить а того и умирать…боли как и воспоминаниям нужна подпитка, как и огню нужен кислород чтобы гореть. А потом не станет и воспоминаний, боли. Но жизнь не остановит своего движения, Солнце не перестанет гореть, музыка не перестанет звучать, люди мчаться, опаздывая…а снег не перестанет идти.

Сейчас я смотрю в окно и думаю, вспоминаю…. Мне сейчас так страшно, то, чего я боялся и ждал почти девять месяцев, происходит сейчас там, за белыми дверями. Сейчас я почему-то вспомнил, как Ты сказал мне после двух дней проведенных в непонятной мне грусти и мечтательности, которая появлялась та же внезапно, как и уходила, а когда я спрашивал «Что случилось? Что с тобой?», Ты просто отвечал «Не сейчас, пожалуйста. Все нормально, я обещаю, ты узнаешь совсем скоро…», а потом, после того, как ты сказал, что нам нужно поговорить – время пришло и теперь ты готов… Тогда я и узнал, что ты беремен, да, вот так вот странно – беременный парень, но…всему есть объяснение, оказалось, что ты у меня уникальный еще и изнутри. Я тогда был не просто в шоке, а каком-то ступоре, который ты расценил так – подумал, что я не рад. А я просто выпал из реальности и очнулся только тогда, когда услышал, как ты заплакал в ванной. А потом…потом, когда ты понял, что я рад, очень, ты мне рассказал почему ходил грустным – боялся моей реакции, боялся того, что я не захочу ребенка...ты рассказал мне о своей «замечтательности» - ты просто представлял, как мы всей семьей идем по парку, улыбаемся, катим коляску…а потом проходит пару лет, и мы уже ведем наше чудо за руки, поднимая над лужами, кружа… Мы и не знали, кто будет – мальчик или девочка, для того, чтобы узнать это с помощью УЗИ – было рано, но мы не захотели знать пол, ведь то, что внутри тебя растет маленькая жизнь, которую ты носишь под своим сердцем – уже чудо, то, чего стоит ждать, ждать того, что оно появится на свет. Родные узнали о том, что мы ждем малыша, и тогда мама спросила – кого мы хотим, мальчика или девочку, а мы ответили, что нам без разницы, мы просто ждем свое Чудо, пол которого неважен совсем, ведь оно наше, любимое…. Когда я узнал, что мы ждем ребенка, я понял, что если это будет мальчик, то когда он подрастет, мы будем играть с ним футбол, плавать, мы будем ходить гулять все месте, я буду брать его на руки и сажать на плечо и мы будем бежать по траве, а малыш будет держать катушку от летучего змея, запущенного в небо, такого свободного…он будет смеяться, а ты в это время будешь смотреть на нас и улыбаться. А если родится девочка, то я буду одевать на ее маленькие ножки ботиночки нулевого размера, покупать платьица, самые красивые…а потом, когда она будет встречать меня с тобой дома, с мишкой похожим на тебя в руках, я буду ловить ее и называть «своей маленькой Принцессой». Мне представлялось, как у нас в гостиной стоит елка, такая красивая, наряженная, мы празднуем втроем, а на следуещее утро мы распаковываем подарки, как малыш смотрит на то, что ему подарили родители, радуется… Я полюбил малыша еще тогда, когда он только дал о себе знать, когда он заставлял тебя есть булочки с молоком и заедать их маринованными огурцами, когда он вызывал у тебя жуткую изжогу, когда только начал толкаться, а Ты положил мою руку себе на живот, любил тогда, когда ты не мог уснуть ночью – юный футболист или танцовщица не давал тебе спать, а я клал руку к тебе на животик, и малыш сразу успокаивался…я любил его всегда, как и тебя. Почему-то все эти воспоминания промелькнули у меня в голове, от них так тепло, как и от того, как ты ко мне прижимаешься, утопая в объятиях, даря мне свое тепло и нежность… Вибрация сотового телефона в руках, принятый мною звонок…
 
EfiДата: Понедельник, 10.05.2010, 22:15 | Сообщение # 3
Форумчанин
Группа: Модераторы
Сообщений: 460
Репутация: 11
Статус: Offline
И сейчас уже вечер, на улице холодно, хоть и на часах всего лишь 18:53, но уже так темно, светят лишь одинокий фонарь, что стоит за ограждением, забором из камня и витых, кованных прутьев. Этот фонарь единственный не попавший под баловство столб с лампочкой, которому так повезло светить, повезло не быть разбитым дворовыми ребятами, которые разбивают хрупкие накаливающиеся лампы камнями… светят пятна вечно опаздывающих силуэтов, машины, что сменяют друг друга и все равно сигналят, мигая и горя фарами… Там, за оградой мир, но не мой, их. Это мир тех людей, что спешат домой с работы – поесть вкусный ужин, отогреться, вытянуть свои ноги перед телевизором и так замереть, всматриваясь, но не видя. Мир людей, что едут к любовникам, говоря «Прости, но я сегодня занят, на работе завал…», и сами не помнят того, как днем говорили, что работы нет, все выполнено… а еще они могут сказать «У меня умерла бабушка, я должен побыть один, это очень тяжело – терять того, кто тебя воспитал», могут даже пошмыгать и попричитать в трубку, и плевать, что это уже, пожалуй, 5 бабушка по материнской линии, которая умерла за месяц, бабушка, которой и нет на самом деле, и вовсе не потому, что она откинула свои старые, замученные, прошедшие жизнь ноги… Снег все так же идет, снежинки падают, умирают…а я вышел на улицу, вышел в одной футболке и ужасных синих бахилах, надетых на кеды, с ними скользко вот так идти, спускаться по занесенной метелью наледи, что покрыла собой ступеньки крыльца здания, в котором я оставил самого себя. В кармане лежит пачка сигарет, она почти полная, ведь я не курил с семи часов утра – боялся отойти от белых дверей шестого бокса, родильного. Я так боялся, что сейчас выйдет акушер или одна из медсестер в голубом халате из какого-то материала, напоминающего полиэтилен, в синих штанах, одноразовой маске, защищающей дыхательные пути от бактерий и белой шапочке, которая так напоминает переспело-оцветающий одуванчик, я боялся, что кто-то выйдет и скажет «Все закончилось…», я так боялся этого и…так ждал. Так странно сейчас вспоминать то, как я мчался тебе, когда ты написал мне СМС с таким коротким содержанием – «Вот и все. Я люблю тебя…», всего лишь шесть слов, таких пустых и таких полных, тяжелых. Я тогда оделся наспех и помчался к тебе, даже и не знаю , как я доехал до тебя в такой снегопад. Сердце…оно так быстро бежало, бежало к тебе, к вам. Бежало так, что казалось, порвет само себя, но все равно будет бежать… Так смешно вспоминать, как я вбежал в клинику, остановившись только для того, чтобы спросить у мужчины почтительных лет о том, где и на каком этаже находится опер.блок родильного отделения, а он и не дал мне договорить, просто сразу все понял, и ответил, что он на пятом этаже. Этому мужчине лет 70, наверное, он половину своей жизни здесь проработал, многих повидал, и когда я побежал в сторону лестницы, он улыбнулся мне своими глазами, которые за столько лет обросли лучиками морщинок. Смешно вспоминать, как молоденькие медсестры предлагали воды успокоительное, они, как и дедушка внизу, видели многих молодых отцов, что так нервничают, даже не осознав еще того, кем они стали. Так неясно, размыто вспоминается, как я залетел на пятый этаж, задыхаясь, сел на кресло…кусал губы, подергивал ногой в такт биению своего собственного сердца, которое успокоилось, но побежало еще быстрее…теперь оно рядом. Все эти моменты я вижу сквозь пелену прозрачных слез радости, слез, что застилали не глаза, душу. Мне сейчас так спокойно, тепло не смотря на холод…мне сейчас так остро ощущается чувство счастья, такого настоящего, такого острого, такого пустого, пустого лишь потому, что оно меня поглотило точно так же, как и тьма пустоты поглощает собой заблудшие души… Сейчас у меня в голове так звонко отдается лишь одна мысль, она звенит хрупким колокольчиком в сердце, отдаваясь в голове…нет, это не то, что мне надо позвонить кому-то из родных, тех, кто переживал и сказать, что все закончилось, и они могут начать праздновать… Нет, у меня лишь одна мысль, такая, возможно нелепая, но такая важная –«Я стал счастьем, я стал отцом». Мне не хочется кричать об этом на весь мир, не хочется даже звонить кому-то из родственников, принимать поздравления…я просто хочу остаться наедине со своим счастьем, разделить его не с тобой, как раньше – 8 месяцев и 3 недели назад, я хочу разделить это с Вами, с теми, кого люблю больше жизни, с теми, кто стал миром, моим миром. Мне хочется сделать сейчас только одну вещь….

Молодой человек вышел из здания лучшей клиники Германии, 7 этажного современного строения, что стоит посреди центра Берлина, там, где за оградой всегда куда-то торопятся люди, едут машины, он вышел на улицу, миновав охрану и шлагбаум для скорой помощи. … Тонкий силуэт в одной футболке, с синими больничными бахилами на ногах из-за которых так скользко идти. Ничего не изменилось на улице за те три часа, что прошли с того момента, как в телефоне, ровно в 18:41 прозвучал любимый голос с едва уловимой, и такой нежной хрипотцой, голос, который душа узнает из 6 миллиардов живущих на Земле людей, единственный, такой сейчас усталый, замученный, но такой счастливый...он сказал«Ты стал папой, у нас родилась девочка…Поздравляю, и…мы тебя любим»…а потом он отключился, просто не хватило сил, ведь наркоз все еще действует. Ничего не изменилось после того, как молодой человек осел на пол после этого, а потом, через 10 минут он встал и пошел на улицу, где не выкурил ни одной сигареты, он просто стоял и смотрел на то, как небо потихоньку успокаивается… Не изменилось ничего, люди все так же спешили, машины все так же толкались, хоть и ехали быстрее, снег все так же шел из тех облачков на небе, оно тоже нервничало… Не изменилось ничего, кроме того, что молодой человек вышедший на улицу встал посреди оживленной, но уже заметно поредевшей толпы людей…он раскинул руки закрыл глаза, а потом улыбнулся, улыбнулся впервые за вечер, улыбнулся своими глазами цвета топленого шоколада, открытыми лишь на мгновение и закрытыми вновь, улыбнулся губами, дарящими бесконечную негу любимому человеку, только ему…он просто стоял вот так и говорил про себя «Небо, спасибо тебе, просто спасибо…. Спасибо за то, что сегодня ты зажгло маленькую, еще пока никому не заметную звездочку, крохотную точечку света… И я сделаю все, чтобы эта звездочка стала звездой, большой и красивой, яркой, как Солнце…Ведь я так ее люблю…», он просто стоял, а весь мир пробегал мимо, не его, чужой, его мир сейчас спит усталый на пятом этаже, зная, что скоро его разбудят, и покажут маленькое чудо, которое сейчас тоже спит…он просто стоял уже опустив руки, но все так же прикрыв глаза, а люди, пробегающие мимо даже не обращали на него внимания, они слишком торопились…они были слишком слепы, слишком пусты, чтобы заметить маленькую звездочку на небе, одну, единственную, ту, что не скрыли облака, они ее просто подарили двум парням 21 одного года, что так сильно любят друг друга и маленькое чудо сейчас еще отекшее, спящее, причмокивающее пухлыми маленькими губками и подергивающее ножками с крохотными пальчиками, чудо с коротенькими темными волосиками на головке, маленькими ладошками, еще пока голубыми глазками, которые совсем скоро станут карими, а пухлая правая щечка, такая же, как и левая, напоминающая пирожок, лет через пять будет улыбаться миру родинкой – отметинкой счастья, как и у своего родителя...

Люди пробегали мимо и никто и не смел подумать, что стоящий парень не опоздал как они, он успел, он самый счастливый на всем белом свете, он любит, он любим, и он всегда будет оберегать отсюда, с Земли звездочку на небе, всегда маленькую, всегда любимую, ведь он всегда будет помнить этот день… всегда будет со своей семьей….

А снег все падал, укрывая собой землю, так небо радовалось…

 
Форум Ich-Liebe-Tokio-Hotel » ФАН-ЗОНА (Fan Zone) » ФанФикшен (Fan fiction) » Спасибо, небо… (Stille Schrei (Slash, AU, Mpreg(!), G, mini, G))
  • Страница 1 из 1
  • 1
Поиск:

Copyright MyCorp © 2018