Главная | Регистрация | Вход Приветствую Вас Незнакомец | RSS
[ Личные сообщения() · Новые сообщения · Участники · Поиск · ]
  • Страница 8 из 8
  • «
  • 1
  • 2
  • 6
  • 7
  • 8
Форум Ich-Liebe-Tokio-Hotel » ФАН-ЗОНА (Fan Zone) » ФанФикшен (Fan fiction) » Тень (Anderta (slash, mysthic, angst, romance, deathfic, R))
Тень
EfiДата: Среда, 28.10.2009, 21:50 | Сообщение # 71
Форумчанин
Группа: Модераторы
Сообщений: 460
Репутация: 11
Статус: Offline
Я уже битый час околачиваюсь в больничном холле, стараясь не смотреть на часы. Когда я делал это в последний раз, было почти два, так что вполне возможно, что я проторчу здесь до утра. Не самая радужная перспектива, учитывая, что в девять я должен быть в университете.
Я уже не раз успел пожалеть о том, что потащил Билла в больницу. Признаться, будь на его месте кто-нибудь другой, плюнул бы и оставил валяться на полу хоть всю ночь, но он так в меня вцепился, что пришлось самому тащить его домой. В такси его начало тошнить, а предположение водителя, что у парня сотрясение мозга, добило меня окончательно. В результате Билл оказался в госпитале, а я в этом несчастном коридоре, перед закрытой дверью с табличкой «Вход воспрещен».
Врач, мрачный сонный дядька лет пятидесяти, сначала наотрез отказался осматривать жертву моего праведного гнева. Еще бы: у Билла не было ни документов, ни, тем более, страховки, и, он, как я понял, имел достаточно смутное представление, где они вообще находятся. К тому же, от него так разило пивом, что врач с полным правом высказал предположение, что парень попросту пьян. Правда, мои истеричные вопли заставили его изменить свое мнение, и Билла направили на осмотр, а меня выставили за дверь и вообще велели убираться домой.
Конечно, домой я не поехал. Просто не смог, после того как увидел вырывающегося из рук врачей Билла, который умолял не бросать его. Да и должен же я узнать, как сильно он пострадал, и чем мне это грозит.
Наконец, двери открылись, и на пороге показался Билл в сопровождении врача. Вид он имел еще более бледный, чем до этого, а от медперсонала шарахался так, как будто его, как минимум, пытали. Врач, который тоже старался держаться подальше от нервного пациента, заверил меня, что тот в полном порядке и может ехать домой. Услышав, что его отпускают, Билл немного ожил, но только затем, чтобы подойти ко мне и снова ухватиться за мою руку. Интересно, а он вообще помнит, что оказался здесь по моей милости?
Выйдя на улицу, я наконец-то отцепил от себя Билла и пошел к метро. На углу я остановился и обернулся: он стоял на том же месте, где я его оставил, привалившись к фонарному столбу, и растерянно озирался по сторонам.
- Билл, тебе домой не пора? Поздно уже!
Вместо ответа Билл обнял столб и медленно сполз на корточки, опустив голову.
- Эй, ты чего? – я подошел к нему и потянул за воротник футболки, пытаясь поставить на ноги.
- Не уходи… - Билл дернул меня за штанину, заставляя опуститься радом. – Мне страшно…
- Может, тебе такси вызвать? – при слове «такси» он позеленел и отрицательно покачал головой. – Черт, Билл , мне в универ утром, не могу же я всю ночь с тобой тут сидеть.
- Не уходи… - упрямо повторил Билл. – Вдруг я умру?
- От разбитого носа еще никто не умирил. Вставай уже! – я все-таки поставил его на ноги и потащил к метро.
С горем пополам мне удалось довести его до дома. Билл помнил только название станции, точного адреса я от него так и не добился, но, к счастью, в пространстве парень еще немного ориентировался, так что добрались мы без приключений. Он жил на окраине, в небольшом двухэтажном доме, окруженным заросшим садом. Внутри оказалось не лучше: это место явно было не пригодно для жилья. Под ногами хрустели пустые пластиковые пакеты, свет не работал, а от тяжелого спертого воздуха першило в горле.
- И давно ты здесь живешь? – Билл проигнорировал мой вопрос и молча направился к лестнице. Я пошел за ним, но, видимо, сегодня был явно не мой день: у лестницы я за что-то запнулся. Раздался грохот.
- Разбилось… - Билл стоял на лестнице и как-то по-особенному улыбался, мягко и спокойно.
- Извини. Что это было?
Билл только покачал головой и поманил меня за собой. Я поднялся наверх и оказался, видимо, в его комнате. Хозяин уже успел завалиться на кровать и шумно посапывал, раскинувшись на кровати и запрокинув голову.
- Билл, ты бы в душ сходил, что ли… Билл!
- Я не хочу.
- Ты хоть представляешь, как утром будешь выглядеть?
- Не хочу, - повторил Билл. – Голова болит.
- Сильно? Врач же сказал, что все хорошо… - я подошел и осторожно погладил его по волосам. Билл чуть повернул голову набок.
- Ты не уйдешь?
- Ладно, спи.
Я не уйду. Посижу, пока ты не заснешь. Минут десять. Которые растянутся до утра.
 
EfiДата: Понедельник, 10.05.2010, 16:36 | Сообщение # 72
Форумчанин
Группа: Модераторы
Сообщений: 460
Репутация: 11
Статус: Offline
Глава 7.

Pov Tom

Я просидел у Билла почти всю ночь. Он спал, неестественно, практически по струнке вытянувшись на кровати, закинув левую руку за голову и обхватив пальцами спинку кровати. Я несколько раз порывался уйти, но, стоило мне приоткрыть дверь, как Билл вслепую, не открывая глаз, дергал головой в мою сторону и стискивал железную перекладину с такой силой, что ногти впивались в ладонь. И я оставался. Садился на краешек кровати и, смаргивая сон, вглядывался в уже спокойное лицо. Вот он вздыхает, чуть хмурится под моим пристальным взглядом, и черты лица расплываются, становятся светлее и тоньше. Я зажмуриваюсь, и перед глазами возникает испуганный мальчишка с огромными карими глазами, каким сохранила его детская память. И снова его крик прокатывается эхом по комнате…
Я проснулся только под утро и обнаружил себя сидящим на коленях возле кровати. От тесного контакта с жесткой простыней щека зверски зудела, а в голове то и дело всплывали картины уже привычного ночного кошмара. Билл спокойно сопел, и я не удержался и провел рукой по его животу, просто чтобы убедиться, что он настоящий. В ответ на мое движение Билл глухо всхрапнул и перевернулся на бок. Я укрыл его сбившимся набок покрывалом и выскочил за дверь, опасаясь, как бы он не проснулся, пока я еще здесь.
Я спустился по лестнице, стараясь не шуметь и зачем-то оглядываясь по сторонам, благо, подглядывать за мной было некому. В доме было настолько тихо, что сложно было поверить, что здесь вообще кто-то живет. В добавку к ночным кошмарам эта тишина нагнала на меня такого страху, что, когда под ногами что-то захрустело, я был готов бежать отсюда без оглядки. В два прыжка преодолев гостиную, я заставил себя оглянуться и согнулся пополам от беззвучного смеха: на полу, у подножья лестницы, поблескивали осколки неизвестного предмета, который я же ночью и угробил. Я еще раз мысленно извинился перед Биллом, помахал недружелюбному дому рукой и вышел на улицу.

На занятия я, конечно, не пошел. Мысленно проклиная свое, так некстати взыгравшее, чувство собственности, а заодно и Билла, который был во всем виноват, я сидел в кафе и пил очередную чашку кофе, когда дверь испуганно звякнула, и в помещение ввалился запыхавшийся Дэнис. Помахав кому-то рукой, он рванул ко мне, чуть не сшибив замешкавшуюся официантку.
- Все сидишь?
Я кивнул, стряхивая полусонное оцепенение. Дэнис загоготал.
- А там этот, твой, бегает. Тебя ищет. Весь универ на уши поставил!
- Кто? – не понял я.
- Твой новый лучший друг, - он злобно оскалился. – А я-то думал, после вчерашнего мы от него избавимся…
Не слушая Дэниса, я бросил на стол первую попавшуюся купюру и выбежал из кафе. Возле университета Билла не было, и я уже готов был вернуться назад, чтобы вставить Дэнису по первое число за его шуточки, как на крыльце показался охранник, тащивший за руку упирающегося парня, в котором я тут же признал моего «нового друга». Билл возмущенно размахивал руками и рвался назад. Охранник, закатывая глаза, уже, видимо, не в первый раз объяснял парню, почему тот не может попасть внутрь и настойчиво подталкивал его в сторону лестницы. Билл согласно кивал и, едва оказавшись на свободе, пытался юркнуть обратно. Я спрятался за стайку щебечущих девушек, раздумывая, подойти к нему или лучше убраться подобру-поздорову, пока никто не знает, что мы знакомы. Но было поздно.
- Том! – заметив меня, Билл слетел вниз по лестнице и, вцепившись в мою руку, потащил в неизвестном направлении.
Опешив от шока, я даже не стал сопротивляться: он никогда не подходил первым, не говоря уже о том, чтобы вести себя подобным образом. Между тем, мы приближались к метро. У лестницы я притормозил и развернул Билла лицом к себе:
- Может, ты все-таки скажешь, куда мы идем?
Он растерянно моргнул и сделал неопределенный жест рукой. Кажется, словесный поток иссяк.
- Билл, ты меня слышишь?
- Да, - он на секунду потупил взгляд, но тут же, словно опомнившись, поднял голову и уверенно посмотрел мне в глаза. Я же, воспользовавшись случаем, искал на его лице последствия моей вчерашней вспышки. К счастью, Билл выглядел вполне неплохо, не считая чуть опухшего носа. На его лице не было ни грамма косметики, только чуть заметные следы подводки в уголках глаз и остатки туши на нижних ресницах.
- И?
- Том, это очень важно, - он снова потянул меня за собой. – Пожалуйста, пойдем.
Обреченно вздохнув, я последовал за ним.

 
EfiДата: Понедельник, 10.05.2010, 16:40 | Сообщение # 73
Форумчанин
Группа: Модераторы
Сообщений: 460
Репутация: 11
Статус: Offline
Билл притащил меня в Богом забытый район неподалеку от его дома, всего в нескольких кварталах, но это место разительно отличалось от того, что я запомнил. Маленький островок нищеты, зажатый между автострадами, супермаркетами и частными виллами. Крошечные серые домики, почти игрушечные, как детский конструктор. Темные крыши на фоне расплавленного неба действовали угнетающе. Вообще не люблю ничего серого. Редкие прохожие, непривычно загорелые, с дряблой кожей, в дурацких майках, подметают взглядом пыльный асфальт. Кажется, что это место бодрствует и спит одновременно. Этакая круглосуточная сиеста.
Перед глазами маячила ровная спина Билла, острые лопатки, между которыми на футболке проступала темное мокрое пятно. Изредка он оглядывался и робко улыбался, словно просил меня поторопиться. Мне вдруг захотелось, чтобы он просто взял меня за руку и потащил за собой, тогда можно было бы закрыть глаза и представить себя набережную, море, белые катера на золоченой воде, а не тонны расплавленного асфальта под ногами, который, казалось, прожигал подошвы до самых ступней. Я посмотрел на свои ноги. Кроссовки тоже были серые, почти сливаясь по цвету с асфальтом.
- Молодой человек! – я отвлекся от разглядывания своей задыхающейся от пыли обуви. – Молодой человек, купите газету! Или может у вас найдется немного мелочи?
Возле Билла, который успел ускакать метров на десять вперед, крутилась грязная девчушка с пачкой газет. Тот брезгливо морщился и торопливо шарил по карманам. Не успел я подойти, как в руке у девчонки оказалась купюра в пятьдесят евро. Она наградила Билла влюбленным взглядом, сунула ему полпачки газет и побежала на поиски следующей жертвы.
- И что мне с этим делать? – он растерянно уставился на цветные листки.
- Читай, может, поумнеешь, - я стянул кепку и вытер пот со лба. – Далеко еще?
- Нет, мы почти пришли, - Билл сдул со лба мокрую челку и принялся обмахиваться газетами. – Жарко…
- Не хочешь мороженого?
- Не знаю, - задумался Билл.
- Что ты за человек вообще? Не знает он… А куда хоть мы идем, знаешь?
В ответ Билл только тяжело вздохнул и запрокинул голову, встряхнув волосами. В ямку на шее скатилась прозрачная капелька пота.
- Подожди-ка… - я развернул Билла к себе спиной и собрал волосы у него на затылке. – Держи!
Билл послушно ухватился двумя руками за основание хвоста, а я стянул с шеи платок и попытался сделать из него что-то вроде ленты. Но не тут-то было… Чертова тряпка категорически отказывалась завязываться! Концы платка выскальзывали из мокрых пальцев, я путался в бахроме, да еще и билловы волосы нещадно лезли в глаза. Тонкие темные прядки прилипли к шее, расползаясь паутинкой по бледной коже. От Билла исходил запах пота и каких-то лекарств, видимо, еще не выветрившийся после больницы. Я видел, как бешено жилка у него за ухом, как вздулись венки на поднятых вверх руках, чувствовал, как устала запрокинутая назад голова, но он не шевелился. Живая скульптура, плавящаяся под моими пальцами. Петля затягивается, и Билл невольно подается назад, опираясь на меня. Тонкая рука стекает вдоль тела, он облегченно вздыхает, вертит головой, разминая затекшие мышцы. Кожа на животе горит. Солнца кругом столько, что хватило бы на сотню Африк.

В мусорный бак с жизнерадостным звуком хлопается пачка газет. Пожилой лысоватый мужчина, загорающий на диване возле дома, недовольно почесывает шарообразное пузо и косится в нашу сторону. Чавк! Следом приземляется рожок мороженого. На голове какого-то активиста расползается зеленая фисташковая шапка.
- Зачем ты это сделал?
- Мне не понравилось, - Билл слегка морщиться и заглядывает в контейнер, словно хочет удостовериться, что липкая масса останется там, где, по его мнению, ей самое место. – От него зубы ломит и пахнет оно странно.
- Зачем тогда ты его вообще купил?
- Ты сказал, что это вкусно.
С ума сойти.
- Лучше бы пожертвовал деньги очередному бомжу, - я невольно хихикнул. – Хотя они и так, кажется, скоро откроют твой фан-клуб.
Действительно, за время нашего «похода» Билл насобирал столько макулатуры, что среднестатистической кошке все ее девять жизней не пришлось бы задумываться о личной гигиене.
Между тем пейзаж изменился. Домики становились все меньше, тротуар – грязнее, а местные жители – все враждебнее. Вдоль дороги тянулся бетонный забор, снизу доверху разукрашенный грязно-черными граффити. Из редких дыр угрожающе торчали металлические штыри. Из-за забора тянуло гнилью и дымом.
- И зачем ты приволок меня на свалку?
Вместо ответа Билл юркнул в очередную дыру. Совершенно некстати в голову закралась мысль, что здесь мой труп точно никто не найдет. За стеной раздался голос Билла.
Выхода нет.

 
EfiДата: Воскресенье, 06.06.2010, 09:03 | Сообщение # 74
Форумчанин
Группа: Модераторы
Сообщений: 460
Репутация: 11
Статус: Offline
Вопреки моим ожиданиям, за забором не прятался маньяк, а свалка совсем не походила на ядерный полигон. Всего-навсего кучи вездесущего бытового мусора да пара проржавевших автомобильных каркасов. Под ногами хрустели старые диски, и я с каким-то изощренным удовольствием шаркал ногами, пытаясь растереть в порошок искрящиеся на солнце осколки. Наверное, именно так должна выглядеть звездная пыль. Будь я лет на десять помладше, можно было бы набрать ее в ладони, подбросить в воздух и загадать желание. Хотя десять лет назад мне бы это не понадобилось, ведь у меня был свой собственный маленький волшебник.
- Том, стой! – не успел я поднять взгляд от кроссовок, как рядом раздался грозный рык. Я инстинктивно шагнул назад, запнулся за какой-то хлам, впоследствии оказавшийся престарелым пупсом-переростком, и аккуратно приземлился на задницу. В ушах звенело. Постепенно звон сменился голосом Билла, который строго кого-то отчитывал. Я сфокусировал взгляд и увидел здоровую псину и вцепившегося ей в загривок побелевшего Билла. Собака была тощая и долговязая, с обрубленным хвостом и выдранным клоком шерсти на задней ляжке. На голове и груди – большие рыжие пятна. Она все еще рычала, а Билл что-то нашептывал ей на ухо, поглаживая грязно-белую шерсть. Шаманил. Псина заскулила и лизнула его в рот, успокаиваясь.
- Вставай, - Билл подошел ко мне и протянул руку, помогая подняться. – Она не тронет.
- Откуда она взялась вообще? – я покосился на собаку, которая внимательно меня разглядывала, высунув длинный грязно-розовый язык. Я даже проникся к ней определенным сочувствием: в такой шубе ей наверняка еще хуже, чем мне.
- Это моя собака, - Билл гордо вздернул подбородок и ласково потрепал это страшилище по голове.
- А зовут как?
- Никак.
- Почему?
- Она сама приходит, когда хочет.
- Аааааа… - я осторожно подошел. – Собака, которая гуляет сама по себе.
- Угум.
- Какая-то неправильная у тебя собака. Не бывает так.
- А откуда ты знаешь, как бывает? – Билл посерьезнел.
Я не знаю. Ничего не знаю. Ни про собак, ни про Билла. Ни про себя самого. Вот только собак таких не бывает, которые живут на помойке и бегают в гости к странным мальчишкам. И меня здесь быть не должно. И Билла. Он вообще кажется сейчас таким хрустально-воздушным, со своей длинной тонкой шеей и огромными раскосыми глазищами, маленький принц, которого охраняет огромный злой пес. Даже солнце сегодня неправильное. Потому что иначе Биллы бы давно растаял, оставив после себя легкую влажную дымку. А вместо этого он все гладит свою псину и сверлит меня взглядом.
- Пойдем, - Билл тянет меня за футболку, другой рукой привычно хватая своего питомца за шкирку.
- Она точно меня не сожрет?
- Ты такой трус, - Билл фыркнул.
- Неправда.

Билл все-таки прав. Потому что я стою, забившись в угол, и смотрю, как Билл пытается запихнуть в огромную коробку двенадцать щенков. Щенки грязные, и от них противно пахнет скисшим молоком Их мать, та самая белая собака, нервно крутится рядом и недобро на меня посматривает. Видимо, чувствует, что я не очень рад нашему знакомству. Билл пыхтит и что-то ворчит себе под нос, хватая очередного щенка под толстое брюхо и опуская в коробку. Оказавшись в закрытом пространстве, щенки, очевидно, испытывают приступ клаустрофобии и тут же принимаются отчаянно скулить, пытаясь выбраться наружу. Когда их накапливается штук шесть, кто-то особенно шустрый все-таки умудряется перевернуть коробку, и все начинается сначала.
- Слушай, а может, оставим половину здесь? Первую партию отвезем и вернемся.
Билл вздрагивает и крепко прижимает к себе очередного щенка. Тот возмущенно пищит и попытается его укусить.
- Билл? – от чешет щенка за ушком, уткнувшись носом в свалявшуюся шерсть.
- Так нельзя, - тихий голос режет по нервам.
- Почему?
- Они родились вместе. Им будет больно, если их разлучить. Ты ведь больше не сделаешь этого, Том?

 
EfiДата: Воскресенье, 06.06.2010, 09:04 | Сообщение # 75
Форумчанин
Группа: Модераторы
Сообщений: 460
Репутация: 11
Статус: Offline
В ванной прохладно и темно. Билл не закрыл дверь, и поэтому я могу видеть угол кровати и тумбочку, по которой ползает жирная черная муха. Туда-сюда, как маятник. Крылья, что ли, у нее расплавились? Туда-сюда. Глаза быстро устают за перемещением маленькой черной точки, и я крепко зажмуриваюсь, плотнее прижимаясь чекой к холодному кафелю. Хочется лечь и заснуть прямо на бело-синем шахматном полу. Наверное, нет ничего приятнее, чем спать на холодном кафеле в жаркий-жаркий день.

Снизу доносилось звонкое тявканье. Едва оказавшись в доме, щенки живо распотрошили коробку и принялись за диван. Правда, Билла это особенно не волновало. Он притащил с кухни шоколадку и несколько яблок, уже покрывшихся трупными пятнами, и пытался скормить их щенкам. Зажравшиеся псины воротили нос и грызли ножки журнального столика.
- Почему они не едят? – сокрушался Билл.
- Собаки не едят яблоки.
- Но мать же их ест.
- А я говорил, неправильная у тебя собака.
- Он же умрут от голода, - Билл нахмурился и откусил кусочек яблока. Я поморщился. Судя по внешнему виду щенков, жировых запасов им хватило бы как минимум на месяц.
- У тебя больше ничего нет? – он отрицательно покачал головой. – Ладно, тогда сбегаем в магазин. И выплюнь, ради Бога, эту гадость.
Денег мне хватило только на две пачки корма для собак да упаковку яиц. Так что, домой придется идти пешком. Однако, глядя на Билла, за обе щеки уминающего подгоревший омлет, я ничуть об этом не жалел.
- Так вкусно? – он кивнул, запивая очередной кусок вишневым соком, обнаружившимся в холодильнике. Щенки хрустели кормом в гостиной.
Я тоже отковырнул кусочек. Есть ложкой было на редкость неудобно, но ни ножей, ни вилок мне обнаружить не удалось. Омлет был несоленый и пах дымом. Билл улыбнулся и облизал пальцы.

Рядом раздалось шлепанье босых ног, и тишину снова нарушил шум воды, звонко бьющей по дну ванной. Это Билл пришел купать очередного щенка. Сперва я пытался считать, но сбился уже на четвертом.
- Том! – он дернул меня за дред. – Принеси полотенце, это совсем мокрое.
- Угхм, - я заставил себя открыть глаза. Промокшие насквозь джинсы Билл успел снять и разгуливал в одних трусах и неизменной черной футболке. Тонкие белые ноги украшали глубоки царапины, а на животе расплылось большое влажное пятно. Сооруженный мной хвост он все еще не распустил, и я всерьез опасался, что сделать это будет не так-то просто. Билл присел на край ванны и сунул собаку под струю воды.
Задремавший было щенок решил, что его новоиспеченный хозяин придумал какую-то особенно изощренную пытку, и выразил свое недовольство громким визгом. Царапин на билловой ноге стало на десять больше. Он выронил собаку и вскочил.
- Черт! – в сторону ванны полетела зубная щетка. – Черт, черт, черт!
- Билл! – я успел перехватить его руку, пока несчастной псине не досталось чем-то потяжелее.
- У меня ничего не получается… - убито сказал Билл. – Совсем ничего.
- Не преувеличивай, - я накинул на Билла валявшийся в грязном белье халат и подтолкнул выходу из ванной. – Иди, отдыхай, я сам закончу.
Щенок пританцовывал на задних лапках, скользя передними по эмалированной поверхности. Черная мордочка с белым пятном на носу имела крайне расстроенное выражение, совсем как у его хозяина.
- Ну что, дружок, будем купаться? – щенок заскулил, и я, сунув руку в воду, понял причину его возмущения. С горячей водой дело у Билла обстояло так же, как и со светом. То есть, никак.
Когда я закончил, Билл уже спал. Черный щенок оказался последним, к матери я подходить так и не решился. Зато я прибрался в ванной, на кухне, помыл посуду, выбросил остатки растерзанной коробки, сломал стол (все равно он уже ни на что не годился), убрал с пола осколки разбитого мной же зеркала и нашел в почтовом ящике счета. Щенки вымотались и безвольными тушками валялись в гостиной. Белая собака куда-то запропастилась.
Решив, что мне уже давно пора быть дома, я поднялся к Биллу. Он все еще спал, растянувшись на животе и свесив руку с кровати. Черный щенок спал рядом, устроив пятнистую голову в его подколенной ямке.
- Билл… - я провел рукой по его лодыжке снизу вверх. Мягкие черные волоски встали дыбом. Щенок проснулся и тихонько тявкнул. – Билл, мне пора.
- Еще рано… - раздалось сонное мычание.
- Мне на занятия завтра. Нужно, чтобы ты закрыл дверь.
Билл зевнул и сел. Заметил щенка, улыбнулся, запуская руку в шелковистую шерстку.
- Он же не злится на меня, правда?
- Конечно, нет. Видишь, он тебя любит, - словно в подтверждение моих слов, щенок повернул голову и лизнул Биллу запястье.
- Я его обидел.
- Как и он тебя, - я провел пальцем по особенно глубокой царапине на его коленке. – Так что, можешь считать, вы квиты.
- Я тоже его люблю, - Билл снова лег, прижимая к себе щенка.
- Эй, не спи! – я пихнул его в бок. – Нужно закрыть дверь, помнишь?
Я встал и пошел к двери. Билл вздохнул, но вылез из кровати и направился следом.
- Ты придешь завтра, - уверенно заявил он.
- Приду, - я кивнул. – Завтра.
- Мы будем тебя ждать.
- Я принесу пиццу.
- Ты должен научить меня готовить омлет.
- Обязательно.
- До завтра, Том.
- Пока. Закрой дверь. И заплати уже за свет.

 
EfiДата: Воскресенье, 06.06.2010, 12:33 | Сообщение # 76
Форумчанин
Группа: Модераторы
Сообщений: 460
Репутация: 11
Статус: Offline
Часть 4. Жертва.

… Вот и сегодня Ёжик сказал Медвежонку:

— Как всё–таки хорошо, что мы друг у друга есть!

Медвежонок кивнул.

— Ты только представь себе: меня нет, ты сидишь один и поговорить не с кем.

— А ты где?

— А меня нет.

— Так не бывает, — сказал Медвежонок.

— Я тоже так думаю, — сказал Ёжик. — Но вдруг вот — меня совсем нет. Ты один. Ну что ты будешь делать?..

— Переверну все вверх дном, и ты отыщешься!

— Нет меня, нигде нет!!!

— Тогда, тогда… Тогда я выбегу в поле, — сказал Медвежонок. — И закричу: «Ё-ё-ё-жи-и-и–к!», и ты услышишь и закричишь: «Медвежоно-о-о–ок!..». Вот.

— Нет, — сказал Ёжик. — Меня ни капельки нет. Понимаешь?

— Что ты ко мне пристал? — рассердился Медвежонок. — Если тебя нет, то и меня нет. Понял?…

Глава 1.

Pov Avt.

В голове танцуют радужные круги. Билл на секунду открывает глаза и снова зажмуривается, когда темноту разрезает зеленый лазерный луч. Музыка бьет в голову и скатывается вибрацией по горлу, растекаясь по телу до самых кончиков пальцев. Билл слизывает с губ остатки вишневого сока и запрокидывает голову, наслаждаясь бегающими под кожей ртутными шариками. Зеленые нити переплетаются под закрытыми веками, создавая знакомый силуэт. Отпечатываются на сетчатке. Можно просидеть так всю ночь – не открывая глаз, чтобы не видеть никого, кроме него.
Кончики пальцев горят от желания дотронуться.
- Танцуй, Билли! – Том пьяно смеется, Билл чувствует, как его тянут вверх. В низу живота взрывается воздушный шарик.
Том хватает его в охапку, и радуга плавится, вытекая слезами из-под плотно сомкнутых век. Колени подгибаются от страха, но он так и не решается обнять Тома в ответ. Все тело сводит от ужаса: вдруг он оттолкнет? Догадается, что Билл собирался сделать, и он снова останется один?
Мертвые не верят в Бога. И Билл не верит. Он даже не знает, что значит это слово. Но каждый вечер, едва за братом закрывается дверь, он опускается на колени перед керамическим распятием, висящим над дверью, и просит только об одном: чтобы его Том снова вернулся. Так же как Хильда каждый день умоляла о смерти. И Том исправно возвращается, принося с собой раскаленный солнцем воздух и запах свежих булочек. Хочется обвить его руками и ногами, завязаться в узел, впитаться в его кожу, только никогда больше не отпускать.
- Ты сегодня скучный какой-то! – кричит Том ему в ухо, обдавая пивными парами.
- Но тебе все равно со мной интересно! - смеется Билл в ответ, все-таки преодолев себя и уцепившись за томову футболку. А то ведь и уронить может.
Тому действительно интересно, настолько, что своих друзей он в последний раз видел пару недель назад. А ведь пришел он сегодня именно ради них, а вместо этого весь вечер снова развлекает этого непонятного мальчишку.
- Том! – из темноты выплывает знакомое худое лицо, усыпанное веснушками. Билл перестает улыбаться и по-хозяйски обхватывает Тома за плечи, недоверчиво щурясь на подошедшего парня.
- Давно не виделись, - Том протягивает ладонь и получает в ответ хмурый взгляд исподлобья. – Что-то случилось?
- Твоя девушка хочет с тобой поговорить, желательно без свидетелей, - он презрительно кивает в сторону Билла. Рука на плече Тома замирает.
- О чем?
- О ваших планах на будущее, - Дэнис гаденько улыбается.
- Да нет у нас никаких планов, - фыркает Том.
- Вот сам ей и скажи, если смелости хватит.

Андреа стояла у входа, прислонившись к стенке и опустив глаза. Том не сразу ее узнал: волосы успели отрасти и как-то выцвели, чего раньше не случалось. Да и одета она была непривычно строго и женственно, совершенно не похоже на того недопацаненка, какой он привык ее видеть.
- Привет, - она улыбнулась краешками губ и чмокнула Тома в щеку, привычно обхватывая его за запястье. Приветствие, которое она придумала сама, когда они только начали встречаться. Длинные, сужающиеся к концу пальцы напомнили Биллу паучьи лапки. Он не удержался и дернул ее за руку, отрывая от Тома.
- О, Билл… - девушка густо покраснела. – Прости, я тебя не заметила. Я, наверное, пойду, потом поговорим.
- Подожди! – Том подтолкнул ничего не понимающего Билла вперед, слегка приобнимая за талию. Разгоряченный алкоголем мозг жаждал добрых дел. – Чего ты ждешь, она же тебе нравится!
- Стоя, я…
- Андреа! – она обернулась. – Билл говорит, что хочет с тобой встречаться!

 
Форум Ich-Liebe-Tokio-Hotel » ФАН-ЗОНА (Fan Zone) » ФанФикшен (Fan fiction) » Тень (Anderta (slash, mysthic, angst, romance, deathfic, R))
  • Страница 8 из 8
  • «
  • 1
  • 2
  • 6
  • 7
  • 8
Поиск:

Copyright MyCorp © 2019